Breaking news, Актуальные темы

Шемякин суд

Шемякин суд kirill 4 587x330 1
Церковный суд подтвердил ранее вынесенный приговор, извергающий известного протодиакона Андрея Кураева из священного сана – правда, пока что его еще не утвердил патриарх.
 

В день суда сайт патриархии вывесил статью заместителя председателя этого суда прот. Цыпина – что странно для принятого в юриспруденции – коль говорим о суде – принципа неразглашения информации, способной повлиять на принятие судебного решения. В частности, там были такие слова: «Отец Андрей в последнее время много говорил о своей роли некоего «санитара-реаниматолога» Церкви, о той пользе, которую его деятельность якобы приносит. Вроде бы все ясно — тебя вызвали на суд и готовы выслушать, за чем же дело стало? Однако Кураев не явился на судебное заседание».
Вот как описывает сам Кураев проходившее по его аппеляции заседание суда: «Целых два пункта приговора обвиняют меня в том, что я оклеветал архиепископа Стефана, якобы не имея к тому оснований. После обвинения со стороны председателя суда в том, что я не передавал письма пострадавших в патриархию, я встал и подошел к нему именно с этими письмами (по поводу архиепископа Гомельского Стефана) и положил их перед ним. Так вот надо было видеть выражение растерянности и ужаса на лице прот. Рязанцева. Он не прикоснулся к этим бумагам, не принял их, а лишь сказал “нам это не надо!” Вот, я эти основания представил. Но суд их демонстративно проигнорировал.
Итак, я явился и предложил суду документы, свидетельствующие о церковном правонарушении и подтверждающие мои слова. И суд отказался их принимать. Если эта сцена никак не отразилась в статье Цыпина, то тут одно из двух: или его крайняя бессовестность, или же статья была написана им еще до заседания суда 4 марта. Но поскольку в этой же статье говорится о том, что в этом заседании принято решение не пересматривать приговор, значит и это решение было известно зампреду Цыпину при написании им упомянутой статьи. И значит, это решение тоже было принято до и независимо от хода самих судебных прений».
То есть, решение принималось не судом – кто бы сомневался! А тем, кто свою личную расправу над Кураевым вершит из-за ширмы этого «шемякина суда» и картонных личин марионеточных «судей».
Кураева лишают сана, якобы усмотрев в его высказываниях «признаки хулы на церковь». Однако он является критиком не самой церкви, а сложившейся при нынешнем Патриархе Кирилле системы. Система лжи, коррупции, морального разложения, откровенного вопиющего на небо греха и его безнаказанности сначала порождает в своих рядах «несистемных», а потом выжимает их из своего поля. Наказывает, как ей кажется. В РПЦ все происходит примерно так же, как и в целом в стране.
Церковный суд над Андреем Кураевым продемонстрировал наиболее ярко и откровенно, и далеко не в первый раз, практическую экклезиологию руководства РПЦ МП. Сформулировать ее можно примерно так: Церковь – это епископат во главе с патриархом и те священники и диаконы, которые беспрекословно исполняют их волю. Критиковать их можно только по их прямому указанию. Выход из этого беспрекословного повиновения – по сути, единственный непростительный грех, который ставит человека вне церкви. Благо понимаемой в этом смысле церкви есть высшая ценность, ради которой можно пойти на любые компромиссы и на любое сотрудничество с любой властью, пока она не покушается на благополучие церковных структур.
Миряне – никто, их не существует, в Уставе РПЦ они не упомянуты вообще от слова «совсем». Их пускают в храмы, и на определенных условиях с разрешения «батюшки» изредка допускают к таинствам – и хватит с них. В остальном они – просто покупатели религиозных товаров и услуг в ларьках торговой корпорации РПЦ.
Вполне очевидно, что официальные церковные структуры намертво привязали себя к нынешнему политическому режиму и полностью разделят его судьбу.

You Might Also Like