Breaking news, Актуальные темы, Главный редактор, Олег Чекрыгин

Разборка: ев.Ин.гл.2, продолжение

Разборка: ев.Ин.гл.2, продолжение Разборка: ев.Ин.гл.2, продолжение Разборка: ев.Ин.гл.2, продолжение scale 1200

Вернемся к гл2 ев. Ин, со стиха 12. Напомним, что 11 стих завершает законченное повествование подведением итога, что является признаком окончания рассказа – казалось бы, глава, посвященная третьему дню со встречи Иоанна Крестителя с Иисусом, на этом и заканчивается. Ан нет

Читаем дальше.

«12 После сего пришел Он в Капернаум, Сам и Матерь Его, и братья его, и ученики Его; и там пробыли немного дней» – так, минуточку, в какой Капернаум, зачем – в Капернаум? Погуляли на свадьбе и вернулись домой, в Назарет, отдыхать – а как иначе? Да еще и с братьями? Но братья не ходили на свадьбу – что, и малолетних с собой тащить, когда звали одну Марию и старшего сына и мужчину в семье, чтоб сопровождал женщину? Ни о каких братьях речи не было, братья дома сидели. И в Капернауме нечего было делать Марии, тем более, что ни о каких родственниках в Капернауме нигде не упоминается, и остановиться в нем на несколько дней женщине – где, у кого? Заметим также, как вдруг разрывается ни с того ни с сего стройная временная связь, заданная евангелистом, который специально указывает в начале главы: «На третий день…» -то есть это было важно, чтобы показать как быстро начали развиваться события. И вдруг – зависают в Капернауме – на несколько дней, пауза. Эту паузу пытается в дальнейшем оправдать и сгладить «Маркион», его евангелие (увидим в дальнейшем) начинается с того, что «В пятнадцатый год Тиберия Цезаря, Иисус сошел в Капернаум, город галилейский, и учил их в субботние дни» – ага, и, разумеется учил в еврейской в синагоге, которой там не было и не бывало, как и самих евреев, еще лет семьдесят. То есть, с этого места начинается очень грубая и нелепая вставка – с какой целью? Это становится понятно буквально со следующего стиха.

«13 Приближалась Пасха Иудейская, и Иисус пришел в Иерусалим» – вот так вот вдруг уже оказался в Иерусалиме, поспешил на еврейскую пасху, бросив, видимо, в Капернауме и мать с братьями, и, возможно учеников – о них дальше ни слова не упоминается. То есть, сразу за подведением итога чуда в Кане, где «явил славу свою и уверовали в Него ученики Его» до зарезу надо немедленно обозначить Его принадлежность к еврейству, иудаизму, еврейскому богу, храму, праздникам и обычаям: чуть только совершил первое чудо и тут же помчался в Иерусалим доказывать иудеям, что Он и есть жданный иудейский Мессия – а кто ж еще? То есть, бросил родную Галилею, не стал свой народ обращать в свою веру, не стал благовествовать своим землякам, но помчался проповедовать Отца Небесного чужим и чуждым, враждебным любой другой вере кроме своей иудеям – самоубийца что ли?

«14 и нашел, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег» – НАШЕЛ, то есть, раньше точно в храме не бывал и храмовых порядков не знал, явился туда впервые в жизни – иначе бы так не возмущался, как дальше описано.

«15 И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул.16 И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли» – а вот здесь прямой подлог и подмена Отца Небесного Иисуса еврейским родовым богом-иеговой: если иерусалимский храм является домом Отца Иисуса, то, ясное дело, что сам Бог, Отец Небесный – это Иегова, а кто же еще? Ведь храм-то – его, ему посвященный и построенный иудеями в незапамятные времена. Вот так работает иудейская пропаганда: чем чудовищнее ложь, тем легче в нее верится.

«18 На это Иудеи сказали: каким знамением докажешь Ты нам, что имеешь власть так поступать?19 Иисус сказал им в ответ: разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его.20 На это сказали Иудеи: сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его?21 А Он говорил о храме тела Своего».

А теперь представим себе описанную сцену. Некто, нищий беззвестный пришелец, явный провинциал, да еще и галилеянин по говору, презренный язычник, речь которого выдает его ( а Он пока что именно такой и есть, никому не известный бедняк из глухой провинции в чужом городе, в столице чужой страны) явился в Иерусалим, где никогда до этого не бывал, никого не знает, и его никто не знает – заявляется с улицы в Храм и начинает там барагозить, хулиганить и устанавливать свои порядки? Храмовая стража просто не пускала иноверцев даже в ворота, пристрастно выясняя, кто, откуда и зачем – основная государственная народная святыня же. Иисуса даже на порог бы никто не пустил. А если бы посмел скандалить – просто убили бы за богохульство, или бросили бы в застенок, чтобы выяснить под пыткой, что задумал.

Другое дело, когда в конце своей проповеди и земной жизни Он явился в Иерусалим во славе, и народ встречал его как Царя и Бога – тут он мог бы решиться на такое при поддержке народных толп. Но сейчас, когда о Нем никто и не слыхивал – это чистое самоубийство, бред сумасшедшего.

«17 При сем ученики Его вспомнили, что написано: ревность по доме Твоем снедает Меня».

И, конечно, ученики, которые, оказывается, все же тоже здесь оказались по мановению волшебной палочки, неграмотные галилейские рыбаки и садовники, да еще и мандейской, не иудейской ни разу, веры, вдруг – надо же! – вспомнили изречение из Псалтири 68,10, которую они, видимо, выучили на зубок. Я вот сколько лет эту псалтирь долбил и на богослужениях, и над покойниками читал, и просто дома молился по ней – и то, прочитав, не вспомнил, откуда это, и пришлось лезть в гугл уточнять.

«18 На это Иудеи сказали: каким знамением докажешь Ты нам, что имеешь власть так поступать?19 Иисус сказал им в ответ: разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его.20 На это сказали Иудеи: сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его?21 А Он говорил о храме тела Своего».

Ну точно самоубийца – богохульничает открыто, в Храме, прямо посреди толпы верующих фанатиков, издевается над иудейской верой и Храмом, да еще и нарывается на то, чтоб Его убили – мол, так докажу и всем вам покажу. А иудеи – ни гу-гу в ответ, будто так и надо.

«22 Когда же воскрес Он из мертвых, то ученики Его вспомнили, что Он говорил это, и поверили Писанию и слову, которое сказал Иисус» – ПИСАНИЮ они поверили, великие знатоки Писания из Галилеи. А что говорит по этому поводу Писание? Вы будете смеяться – НИЧЕГО! Можете сами проверить параллельные места ВЗ, на которые ссылается толкование этого стиха: всего два стиха, один из псалтири, другой из Исайи – и оба ни о чем. Прием, кстати, типичный, в других евангелиях не раз встречается – сослаться на Писание, читатель все равно проверить не сможет. Гугла тогда не было, да и Писание в газетных ларьках не продавалось – да и поди-ка, перелопать его все в поисках нужной ссылки. В общем, по пословице: прокукарекал – а там хоть не рассветай.

«23 И когда Он был в Иерусалиме на празднике Пасхи, то многие, видя чудеса, которые Он творил, уверовали во имя Его» – ой, автор неожиданно вспомнил и спохватился, что Иисус-то у него выходит безвестным нищим бродягой, и решил добавить Ему известности и славы немедленно, не выходя из Иерусалима – Он, оказывается, всем известный чудотворец, и в храме барагозил не просто так, а как власть имеющий – вон скока народу, цельный Иерусалим Своими ЧУДЕСАМИ (незнам какими, фальшивый «евангелист» не разменивается на уточнение деталей, не опускается в своем величии до таких мелочей) убедил и в веру обратил в Себя, то ли Сына Божия, то ли жданного евреями Машиаха – поди разбери, автор всего этого компота об этом на этот раз скромно умалчивает на всякий случай.

«24 Но Сам Иисус не вверял Себя им, потому что знал всех25 и не имел нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке, ибо Сам знал, что в человеке» – а вот вам и запоздалое объясненьице, почему Иисус за свои выходки не лишился головы не выходя из храма, прямо здесь и сейчас. Он, оказывается, Сам знал, кому можно безбоязненно нахамить, а кого потроллить без последствий для Себя – такой вот ловкач, и прозорливость Ему дана от Бога исключительно для того чтобы безнаказанно над людьми издеваться.

Вообще, когда начинаешь пристально вглядываться в «священные» тексты и бесстрашно задаваться неудобными для верующих вопросами, корявые вставки, нелепости и грубое вмешательство в текст путем редактуры с помощью ножниц и клея вылезают наружу в своей бесстыдной наготе и пропагандисткой тупости. Все же очевидно – не так ли?

На этом заканчивается совершенно неожиданно и невнятно вторая глава евангелия Иоанна. И для не ангажированного идеологемой «правильной веры» читателя становится понятно, что вторая часть второй главы приштопана к первой части, закончившейся итогом чуда в Кане Галилейской, не то что белыми нитками, а таки грубой бечевой бесстыжей иудопропаганды. Нелепость этого беззастенчивого вторжения в текст слишком очевидна, чтобы принимать на веру все это фантазийное хозяйство лживых иудейских восторгов.

Итак, отбираем из второй главы:
1 На третий день был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там.2 Был также зван Иисус. 3 И как недоставало вина, то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них.4 Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой.5 Матерь Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте. 6 Было же тут шесть каменных водоносов, стоявших по обычаю очищения Иудейского, вмещавших по две или по три меры. 7 Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха.8 И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли.9 Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, – а он не знал, откуда это вино, знали только служители, почерпавшие воду, – тогда распорядитель зовет жениха10 и говорит ему: всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе. 11 Так положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской и явил славу Свою; и уверовали в Него ученики Его». Точка. Остальное из второй главы – в отвал, на свалку истории пропаганды и манипуляции.

Олег ЧЕКРЫГИН

 

You Might Also Like