Breaking news, Актуальные темы

Пандемия как возвращение в Церковь.

Пандемия как возвращение в Церковь. 258ca7c9427546a7bb497f3b90311857 1400x850 659x400

Covid19 сокрушает корпорацию религиозных циников-“менеджеров”, открывая новый шанс для искренне верующих

В том, что многомесячная история с объявленным по всему миру карантином в России ударила по «титульной» Церкви более мощно, чем по каким-либо другим, сомневаться не приходится. Причем не столько потому, что состояние этой инфицированной социальной сферы давно и последовательно освещается СМИ, сколько из-за связанных с нею противоречивых позиций и акций.

С одной стороны, после выпуска властных деклараций и циркуляров официальная РПЦ МП, немного поломавшись для приличия, полностью поддержала и усвоила режимную политику «самоизоляции» и пошла даже на закрытие храмов, что не было неожиданностью. С другой, какая-то часть православных клириков и мирян, как известно, и образующих «земную» Церковь, воспротивилась, а то и до сих пор продолжает сопротивляться директивам «антивирусного режима». Больше того, битый жизнью и искушенный в клерикальной политике схимонах Сергий (Романов) достаточно успешно делает на неприятии тотальной кампании «Covid19» свой маленький «культовый бизнес».

Одновременно, на фоне чисто формальных неудобств, внезапно возникших для привычно комфортного существования Московского патриархата в симфонии с политическим режимом, отчетливо наблюдаются и сущностные неудобства. Проще говоря, показатели смертности с момента объявления карантина в клире этой конфессии резко подскочили и снижаться, похоже, не собираются. Сообщения о заражениях и даже кончинах рядовых клириков (независимо от возраста), а следом и архиереев, стали привычным сюжетом для «ковид-мониторинга». Непосредственно новый вирус в качестве причины смерти называется не всегда, но всегда присутствует в контексте, чуть ли не «извиняя» небывалую после 1938 г. смертность именно священнослужителей РПЦ МП.

Конечно, нельзя сбрасывать со счетов некоторое охлаждение к «титульной» Церкви со стороны рулевых светской политики после громких неудач ее миссии в Украине. Нельзя не учитывать и усиления критического настроя к РПЦ МП в среде «рядовых» россиян, вызванного слишком частыми скандалами – рейдерством, автокатастрофами при участии лихих владельцев иномарок в рясах, издевательствами над малолетними питомцами монастырских приютов, нетрадиционными связями высокопоставленных священнослужителей и педофилией. Но, что бы то ни было, сам факт массового ухода из жизни священнослужителей налицо. При этом нельзя не вспомнить, что долгожители именно в этой социальной группе традиционно не были на Руси редкостью.

Список скончавшихся во время карантина иерархов РПЦ МП открыли епископ Железногорский и Льговский Вениамин (Королев), митрополит Чебоксарский и Чувашский Варнава (Кедров), бывший наместник Воскресенского мужского монастыря города Самары епископ Серафим (Глушаков), митрополит Екатеринодарский и Кубанский Исидор. При этом, если митрополиты Варнава и Исидор давно разменяли восьмой десяток, то Вениамину и Серафиму едва исполнилось по полсотни лет – возраст архиерейской молодежи. О рядовых клириках и церковнослужителях говорить не приходится – самой молодой жертве – выпускнику Сретенской семинарии Михаилу Петрухно – едва исполнилось 33 года.

Сообщения о новых заразившихся продолжают появляться по сей день. Но особое внимание не только СМИ, но и верующих и неверующих привлекло известие, что на карантине оказался теперь и глава РПЦ МП – патриарх Кирилл. Причем привилегированный религиозный лидер исчез из публичного пространства в одной обойме с рядом крупных российских политиков, начавших объявлять о своей профилактической изоляции в разгар протестов в Беларуси.

Наверное с тем, что, даже не считая эпидемии Covid19, в мире вообще происходит нечто небывалое, согласились бы многие. Мнение отдельных аналитиков о том, что все мы, независимо от места проживания, социального статуса и убеждений, переходим в какую-то принципиально новую атмосферу существования, и недавнего, сравнительно понятного мира нам больше не видать, выглядит все более убедительным. В среде же религиозных фундаменталистов это лишь усиливает ожидания близости конца света, а то и ощущения, что он уже вовсю идет.

Но чего же ждать в этот очередной «апокалиптический период» нашей «титульной» конфессии?

Первое, что стоит отметить: сегодня РПЦ МП – не та же самая религиозная организация, которая носила это название еще два-три десятка лет тому назад. Не та, несмотря на преемственность чтимой ее руководством традиции «симфонии» с любой, в том числе и принципиально безбожной, светской властью. Если когда-то такая симфония была результатом понуждения и оправдывалась перед церковным народом как условие выживания, то ныне «соработничество» Церкви и политического режима обернулось глубинным идеологическим партнерством, роль в котором собственно христианской идеи мизерна. Как бы ни сомнительно было прибегать здесь к историческим аналогиям, но современная РПЦ МП со всем ее множеством нарукоположенных «владык» и их руководителем, не только вышла на уровень кризиса предсоборной Православной Российской Церкви 1917 года, но и оставила его далеко позади – в первую очередь, в весомости своего статуса «идеологического департамента империи». Увы, но служение Богу и сослужение Христу оборачивается ныне лишь вынужденным камуфляжем для усердного обслуживания нужд «князя мира сего» – со всеми его «ангелоподобными ракетами», национал-патриотическими идеями и проектами «вооруженно-силовых» и «спортивно-олимпийских» храмов.

Можно допустить, что к принятию столь нехристианской методологии руководство конфессии подвигли чисто прагматические соображения. В конце концов, нынешнему «государству» требуется от нее не просто формальное оправдание «Божьей волей» всех и любых его проектов и акций, но участие в них делом. То есть, реальное и квалифицированное участие в проведении политики государства, а не проявление лояльности к ней на словах и не проповедь такой же лояльности среди сравнительно немногочисленных оставшихся православных верующих. В отличие от той, уже почти исчезнувшей религиозной паствы новая формация «православных» ориентирована совсем не на Христа и новозаветность, а на Церковь не только «с кулаками», но и «с автоматами» и «с ракетами». Такая конфессия в унисон политиканству управленцев должна грозить всему «нерусскому», «не нашему» миру, как это было уловлено отдельными особо чуткими ее функционерами – например, покойными протоиереями Всеволодом Чаплиным или Димитрием Смирновым, а еще ранее – митрополитом Павлом (Пономаревым) в бытность его на Рязанской кафедре.

Но, в плане эффективности, а точнее степени востребованности «титульной» конфессии со стороны обеспечившей ее уникальный статус светской власти, одних лишь деклараций мало. Требуется не просто политологическая грамотность и, если угодно, политическая талантливость, но и деятельная эффективная активность, теоретическим обоснованием которой христианство быть не может. Для следования такому вектору нужны не глубоко верующие «молитвенники», на которых ориентировались когда-то православные верующие советского периода, а напротив – энергичные циники – молодые, неверующие, прагматичные профессионалы в сфере манипулирования людьми. «Эффективные менеджеры»… В то время, как вирус выбирает свои жертвы невзирая на их статус – это и артисты, и разнорабочие, и рядовые врачи, и министры, и школьные учителя, и архиереи, и страшно сказать кто еще…

Вот и разыгрывается на наших глазах очередная церковно-историческая драма. Формулировать ответ на вопрос о том, что будет с РПЦ МП после нынешнего кризиса, включающего в себя далеко не один лишь Covid19, было бы, наверное, неуместно. Но симфоничное сосуществование в России высших светской и конфессиональной номенклатур, как и возглавляемых ими систем, с большой степенью вероятности предполагает для них и общее будущее.

Что же касается церковного народа, то более всего вероятными видятся для него ожидания протоиерея Дионисия Свечникова: «Анализируя происходящее, невольно приходишь к выводу — без храмовых зданий, вероятно, большая часть из нас своей духовной жизни не мыслит. Даже временно. Слишком усердно после десятилетий гонений и запустения мы их восстанавливали, строили, благоукрашали и не могли даже помыслить о том, что сложится ситуация, когда не будет возможности попасть в церковь на Пасху или просто в любой день зайти, помолиться и поставить свечку. Первое, о чем хочу сказать — христианин в любом случае остается христианином, даже если не может попасть в храм. Христианином в полном смысле, не ограниченным или половинчатым. Нет причин серьезно сокрушаться о временном отсутствии возможности попасть в церковь. Нет необходимости играть в мучеников и исповедников, которым во что бы то ни стало нужно попасть на праздник в храм, пробираясь потаенными тропами, минуя полицейские патрули и посты. Церковь — это и есть христианская общность. И эту общность не может нарушить ни карантин, ни отсутствие возможности молиться в храме, ни что-либо другое, поскольку во главе Церкви — Сам Христос, именно Он — центр общины христиан. Врата ада, по слову Спасителя, не могут одолеть ее, что же говорить о коронавирусе».

Михаил Ситников

https://zen.yandex.ru/media/id/5e15dd31dddaf400b1f6c8aa/pandemiia-kak-vozvrascenie-v-cerkov-5f96975524d0d15a666a542d

You Might Also Like