Актуальные темы

ЖУРНАЛИСТЫ И СУДЬИ

ЖУРНАЛИСТЫ И СУДЬИ ЖУРНАЛИСТЫ И СУДЬИ 45798749

Как в Верховном суде РФ рассыпается дело против Свидетелей Иеговы

Есть такая профессия – судья. Судья имеет дело с законами и доказательствами. Вот закон. Вот доказательства его нарушения: факты, потерпевшие, показания. Есть нарушение? Тогда — штраф, запрет, тюремный срок или иное наказание. Нет нарушения? Тогда вы свободны. Все четко.

Есть другая профессия – журналист. Некоторые журналисты, к сожалению, принципиально не интересуются ни законами, ни фактами, ни доказательствами. У них другие интересы, лежащие в сфере виртуальной реальности. В России многие журналисты годами, даже десятилетиями рассказывают людям о страшных «сектах», которые занимаются «экстремизмом», отнимают квартиры, разрушают семьи, склоняют к самоубийству и чуть ли не пьют кровь младенцев на завтрак. За примерами далеко ходить не надо – вспомним недавние репортажи НТВ и «Вестей», где под зловещую музыку показывали кадры, не имеющие никакого отношения к обсуждаемому предмету.

Что происходит, когда журналисты и судьи встречаются в одном месте? Начинаются удивительные вещи. На прошлой неделе в Верховном суде РФ начались слушания по иску министерства юстиции о ликвидации Управленческого центра российских Свидетелей Иеговы. Наконец, казалось бы, можно запретить зловредную секту, вина которой настолько очевидна, что и доказывать нечего.

Однако, по сообщению «Ведомостей», ни отбор квартир, ни разрушение семьей на слушаниях не упоминаются. Эти обвинения испарились, словно их не было. Как же так? Ведь в России каждая собака искренне убеждена, что Свидетели Иеговы делают и то, и другое. Но в иске минюста эти обвинения просто не фигурируют.

Хорошо, но «экстремизм» – установленный факт, не так ли? Однако и тут вдруг выяснилось, что Свидетели Иеговы никого не убили и не ограбили, у них не нашли ни бомб, ни химикатов. Выяснилось, что «экстремизм» этот – исключительно книжный. То есть в прямом смысле слова существующий только на бумаге. Этот особый вид «экстремизма» сводится к тому, что у Свидетелей Иеговы читаются неправильно написанные книги и даже неправильный перевод Библии, по мнению минюста. Обвинение в неправильном переводе Библии вызвало смех в зале, и судье пришлось призывать к спокойствию.

Может быть, чтение данных книг толкает человека на преступный путь? Именно это стало первым вопросом адвоката Виктора Женкова к истцу: есть ли сведения о том, что кто-то совершал правонарушения под влиянием якобы «экстремистской» литературы Свидетелей Иеговы? И представитель минюста Светлана Борисова честно признает, что не располагает такими сведениями. Может быть, есть доказательства, что Управленческий центр финансирует экстремистскую деятельность? Нет таких доказательств. Ввозит литературу, признанную экстремистской? Нет, не ввозит. Парадоксально, но минюст даже не смог пояснить, какие шаги должны были предпринять Свидетели Иеговы для предотвращения своего же собственного «экстремизма»!

Минюст понимает под экстремизмом то, что Свидетели Иеговы считают свою религию более правильной, чем другие. Но вот беда, сам же Верховный суд в свое время разъяснял, что критика положений других религий не может считаться экстремизмом.

Помимо виртуального экстремизма, из других обвинений на слушаниях упоминалось только переливание крови, которому Свидетели Иеговы обычно предпочитают кровезаменители. Минюст попытался доказать, что эта практика наносит какой-то вред обществу… но не смог привести никаких фактов в подтверждение. В иске фигурировал только один случай, когда пациент, проходя плановое лечение (то есть не испытывая угрозы для жизни), просто выбрал лечение медикаментами, поэтому суд так и не приобщил этот материал к делу.

Присутствующим на судебном заседании приходилось только изумляться тому, как на прямые вопросы адвокатов защиты и судьи о конкретных фактах, доказательствах и потерпевших представитель истца снова и снова отвечал: доказательств не имеем, фактов не знаем, о потерпевших не слышали. Циничная уверенность в предрешенности процесса? Как такое возможно в Верховном суде, где истцом является федеральное государственное ведомство? Вряд ли оно не имеет в своем распоряжении грамотных юристов. Перед подачей иска минюст провел тотальную выемку документов Управленческого центра (более 70 тыс. листов), а мониторинг всех местных общин (почти 400) осуществлялся на протяжении нескольких лет.

Голословность заявителя удивила даже судью Юрия Иваненко. Он спросил, как же произошло, что минюст не может привести доказательств своим обвинениям несмотря на масштабную проверку религиозной организации. Главный редактор «Портала-Credo.Ru» Александр Солдатов констатирует: «При любом исходе министерство юстиции опозорилось в масштабе историческом».

Именно проблема отсутствия доказательств, а также потерпевших – главный камень преткновения антикультистов в судах. Можно очень долго и красиво расписывать, сколько вреда несет та или иная «секта», но где конкретные потерпевшие, которым нанесен конкретный вред? Когда дело доходит до суда, потерпевшие как в воду канули. Это же произошло в Европейском суде по правам человека, который в 2010 году не смог выявить потерпевших по тем обвинениям, которые предъявлялись Свидетелям Иеговы (дело «Религиозная община Свидетелей Иеговы Москвы против РФ», жалоба № 302/02). Но ведь потерпевший – ключевой фигурант преступления. Без потерпевшего нет и преступления.

«Такого суда в России еще не было, по запрету организаций за экстремизм решения выносились быстро или в закрытом режиме. Здесь же сошлись несколько факторов – масштабность требований минюста, которые затронут более сотни тысяч человек, отсутствие пострадавших и хорошая защита», – цитируют «Ведомости» религиоведа Романа Лункина.

Некоторые журналисты любят фразу «у Свидетелей Иеговы давно проблемы с законом». Эта избитая фраза в разных вариантах кочует из издания в издание. Слушания в Верховном суде все более наглядно демонстрируют, что проблемы с законом вовсе не у Свидетелей Иеговы. Они у тех, кто пытается обвинять граждан в преступлениях, не интересуясь законами и тем, как эти законы работают. Если журналисты будут чаще бывать на судебных заседаниях и знакомиться с работой законов, они будут открывать для себя новую реальность – на этот раз не виртуальную, а обычную. И от этого наша пресса – а с ней и общество – только выиграет.

Антон Чивчалов

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку