Авторские колонки, Актуальные темы, Олег Чекрыгин

Жить по-христиански…

Нам еще только предстоит стать христианами

  1. Жизнь Церкви во все времена одна и та же,

она сохраняется с тех времен, когда Господь погреб Себя в Ней. Жизни Церкви, состоит в том, что Евангелие, являясь Книгой Жизни, открывает нам Христа и зовет нас следовать за Ним и сегодня – только тогда мы с вами христиане, когда пытаемся жить по вере и осуществлять свою жизнь по Евангелию. И во все времена это было одинаково трудно и невозможно для людей. Во все времена жизнь христианина требовала от человека полной отдачи. И требовала от него невозможного.

Да, невозможно быть христианином самому по себе. Это невозможно человекам, Богу же все возможно – это только и возможно с помощью Божией. И поэтому мы с вами можем быть христианами, только следуя за Христом. Потому что сами мы пройти этот путь не сможем. И для того, чтобы пройти путь христианина в жизни, нужна постоянно помощь Божия, и следование за Ним. Только тогда, когда мы доверимся Христу и вложим в Него, как ребенок матери, свою руку в руку Христа, Который поведет нас за Собой, мы сможем следовать путем христианским и быть христианами. Это трудно и страшно. И так было всегда.

Сегодня празднуется праздник Благовещения Матери Божией. Благовещение совершается в Церкви и по сей день. Каждый из нас получил благую Евангельскую весть так же, как получила эту весть Матерь Божия. Ей, Девице, Которая была воспитана в благочестии и иудейской вере, Которая воспитывалась при Храме Господнем и была приучена к церковным порядкам – ей предстояло стать христианкой. Тогда, когда к Ней явился Ангел, Она христианкой еще не была. Да, Она была верующей девушкой, Она воспитывалась при Храме.

Вот, как мы с вами: приводим сюда своих детей, и приучаем их причащаться, креститься, читать молитвы; но это не значит, что они христиане. И когда мы с вами приходим в Храм Господень, учимся здесь креститься, и начинаем сюда ходить: слушать здесь проповеди, даже причащаться – мы еще не христиане. Нам еще только предстоит стать христианами.

 

  1. «И душу твою пройдет оружие».

Что же нужно для того, чтобы стать христианином? Во-первых, нужно принять благую весть от Бога, узнать и поверить, что Бог есть. Является Ангел этой Девушке. Она воспитана в благочестивых традициях. Вы подумайте, что происходит? Это, вообще, ужасное событие в жизни человека. Вы просто попытайтесь это поставьте себя на Ее место. Ей является Небесный Вестник – что само по себе, конечно, страшное дело. Но что говорит этот вестник с Небес – это уму непостижимо! Этой Девушке, непорочной и чистой девственнице, Которая воспитана в церковных традициях. Она уже отдана замуж за человека, который является престарелым хранителем Ее девства. Таковы были иудейские порядки. Девушку, воспитывавшуюся при Храме, посвященную Богу, после того, как у нее наступало вступление в силу ее женского естества, из Храма передавали в благочестивую семью под покров хранителя девства: каковым явился для Марии престарелый Иосиф-плотник.

Это был престарелый человек. У него была огромная семья, было много детей, жена умерла, и Матерь Божия была призвана заменить детям мать, а он должен был хранить Ее девство по законам церковным. Что говорит Небесный Вестник, Ангел этой Девушке? Он говорит: «зачнешь во чреве и родишь Божие». Представьте себе, что это такое для Нее? Во-первых, как это: «зачнешь во чреве и родишь», когда Она блюдет девство Свое, и делает это ради Бога? Да это невозможный переворот в жизни. Вы представляете, что это такое для девушки! Вдруг Ей является Ангел. А зачать-то ведь: известно как. Это можно только одним способом сделать. Она говорит: «как это может быть, Я же мужа не знаю?» Он говорит: «сила Всевышнего найдет на Тебя, и Дух Божий осенит Тебя». Что же будет с Ней после этого? Ведь Она же будет опозорена. Это же станет явным. Она станет носить ребенка, у Нее будет живот. Все будут видеть, что Она беременна. Она опозорит Себя, Свою семью и Своего мужа. Это же будет всенародный позор! Это же кошмар! И, представляете, этот человек, эта девушка, это молоденькое существо должна вот сейчас, пред лицом этого Божественного Вестника, Ангела, должна решить.

Она может сказать: «Нет, это не пойдет. Знаешь, что: лети-ка ты, откуда пришел!» Она должна решиться, понимаете? Вот это решение, которое Она должна принять сейчас и которое навсегда определит Ее жизнь до конца. И это решение страшное, потому что оно идет совершенно вразрез с той верой, в которой Она воспитана: со всеми благочестивыми традициями, к которым Она приучена и, наконец, со всем укладом Ее жизни, к которому Она привыкла и который Ей дорог – который устроен, и обещает Ей нормальную, благополучную, благочестивую, счастливую дальнейшую жизнь. Жизнь устроенную, нормальную, хорошую жизнь, сейчас Она на это согласится, и все пойдет кувырком. А вдруг – это прелесть? А вдруг – это искушение? А вдруг – это дьявол, который явился искушать Ее и погубить? И Она, когда он Ей это говорит: «Дух Святый найдет на тебя и сила Всевышнего осенит Тебя. И поэтому раждаемое Тобой наречется Сыном Божиим». Она говорит: «Се, раба Господня; да будет Мне по слову Твоему», – принимая на Себя этот тяжкий крест и всю полноту трагических обстоятельств Своей дальнейшей тягостной и ужасной жизни, которую прожила матерь Божия.

Мы знаем, что с Ней было дальше, как Ей Симеон Богоприимец сказал: «И душу твою пройдет оружие». Эта женщина, Которая видела, как Ее Сына Божественного, Богочеловека, при Ней прибивали гвоздями к кресту. Кто пережил смерть детей, тот может себе представить – каково это! Кто хоронил своих детей, тот знает, что это такое – принять смерть ребенка. Попробуйте себе это представить: каково же было Матери, при которой Сына Ее Божественного зверски убивали и прибивали гвоздями к кресту. Что Она испытала, и что Она почувствовала? И так было всю Ее жизнь. При этом никто не давал Ей никаких гарантий, понимаете? Ей явился Ангел, Ей явился Небожитель. Да, Он Ей это сказал, но она должна была принять это на веру. Никто не давал Ей никаких гарантий. И не было заключено с Ней никакого договора: никаких подписей никто не ставил, никто Ее ни в чем не удостоверял. Ей просто явился Ангел и сказал некие слова, и Она должна была принять их в этот момент, и принять их на всю жизнь, и вместе с ними принять всю полноту трагических обстоятельств Своей жизни и всю полноту ответственности за Свое решение на всю жизнь, потому что уже потом «оглобли назад не поворотишь» и назад не вернешься. И когда Она сказала: «се, будет Мне по слову Твоему, се, раба Господня», — отошел от Нее Ангел. В этот момент эта Девушка стала христианкой, и оставалась ей всегда до конца дней Своих.

Вот что такое – быть христианином, дорогие мои! Это не просто в Церковь ходить, лоб крестить и молитвы заучить. А это распяться со Христом и умереть с Ним для того, чтобы и «живу быть с Ним»! Такова цена христианской жизни – и вот что такое Благая весть. Попробуйте принять ее в свою жизнь!

 

  1. Православие сегодня…

У нас полно крещеных, и даже верующих, и, вообще, кого не спроси: «кто ты по вере?», всякий скажет: «я православный!» Так вот, на сегодняшний день «православный» не означает «христианин», к сожалению! Сегодня православие – это некий воинский стяг, под который соберемся все вместе для того, чтоб «разорвать их в клочья, Господа хваля», – как поет сегодня одна наша известная «православная» певица! И никакого отношения эта тусовка, не имеет к жизни христианина – смею вас заверить! Потому что жизнь христианина проходит перед Богом, и она всегда бывает поношаема от людей и от мира, лежащего во зле. Иначе жить христианин не может, и ничего другого с ним в жизни происходить не может.

Жизнь по вере – это хождение по водам: вода – она жидкая, и ступить на нее страшно, а идти по ней невозможно. Но иначе невозможно придти ко Христу! Нет другого пути! И человек должен выбрать: или он должен пойти по этой воде, поверить, что он сможет дойти, или должен стоять на берегу и не замочить ног, потому что, по всем человеческим понятиям и по природным законам – ходить по воде невозможно. Это бесполезно и бессмысленно! Это означает только себя погубить и потопить – больше ничего. В Евангелие Господь предлагает нам страшный выбор, он говорит нам: «кто душу свою захочет спасти, то погубит ее; а кто решится погубить ее ради Меня и Евангелия, тот спасет ее». Вот цена нашего спасения. И цена за то, что мы должны заплатить, чтобы стать христианами.

Мы должны отказаться, в том числе даже, может быть, и от надежды спасения собственной души, если Господу это угодно от нас: «чтобы мы сами себя и друг друга, и весь живот наш Христу предадим». И если надо: все без остатка, понимаете?

 

  1. Матерь Божия решилась на невозможное,

когда Ей была Благая весть! Она знала, что Ее ждет, что сейчас будет позор, и неизвестно: ради чего это, вообще-то говоря. Родится ребенок, он же был обычным мальчиком, понимаете? Вот, все это разговоры, и все эти благочестивые рассказы про то, что Он с детства являл какие-то чудеса: в Евангелие это не вошло. Это было в апокрифических Евангелиях, и потом Иоанном Богословом было отвергнуто, как ложь и наговор на Христа. Если бы все это было, то это умаляло бы величие подвига Божией Матери! Если бы Он с детства был великим чудотворцем, если бы Он с младенчества стал Богом, то тогда никакого подвига Она бы не совершила. Всем было бы все ясно: это Бог, Богомладенец.

Нет! Это был обычный ребенок, родился Он самым обычным способом. Она Его вынашивала, как и все женщины вынашивают своих детей, и, наверняка, у Нее были такие же страдания, которые испытывает женщина, когда она вынашивает ребенка, когда она беременна ребенком. На ранних стадиях, потом на поздних стадиях, потом Она Его рожала в муках: как всякая женщина. Родился этот Ребенок беспомощным младенцем; Его надо было кормить молоком. Все было — как у всех людей, самым обычным образом. Это был обычный ребенок!

В Евангелии зафиксировано, может быть, только два случая, когда Он в детстве явил Свои необыкновенные Божественные свойства. Да и то: ну, в каком детстве? В 13 лет Он остался в Храме Божием и отвечал разумно мудрецам. Когда они (родители) пришли за Ним, потеряв Его, Он ответил: «надлежит Мне находиться в доме Отца Моего». Ну и что? Мало ли, что там ребенок сказал? И Она слагала слова сии в сердце Свое. Никогда у христианина нет никаких точных и четких подтверждений того, что вера его незыблема. Ему дается удостоверение в самом начале, ему посылается Благая Весть. Но потом он должен жизнь свою прожить в этой вере: устоять сам. И не потерять ее среди волн моря житейского, и не утонуть, и держаться верой своей за руку Христа. И не забывать той Благой Вести, которая была послана ему в самом начале.

А весь мир будет ополчаться на него, и волны будут заливать его жизнь и бить в этот берег, в этот жалкий причал, разрушая его иногда до основания. Когда убивали Ее Божественного Сына и говорили: «если Ты Сын Божий – сойди со креста, и уверуем в Тебя», – Она это слышала. Может быть, Она тоже об этом думала: «Ну почему же, ну как же так? Он же Сын Божий, Он же может призвать к Себе Бога, призвать легион Ангелов, которые все сейчас разгромят, потопчут и порубят всех, снимут Его с креста – и все будет хорошо! Почему же, если Он Сын Божий, Он допустил, чтобы Его убили таким зверским образом?» Она стояла при кресте – и это было тоже одним из последних искушений в Ее жизни.

Никогда нельзя быть ни в чем уверенным и не на что опереться, у нас есть только вера наша и то удостоверение, которое мы получили в нашей жизни, когда получили Благую весть о Христе. Все из нас когда-то ее получили. Когда человек получает свою веру, приводит ребенка в Храм: он здесь приучается креститься, молиться, причащаться, но это не христианство, не вера. Это благочестие и благочестивое воспитание. А веру свою он получает тогда, когда он получает Благую весть и переживает кризис веры, как Матерь Божия, Которая должна была пред лицом Ангела отречься от всего, во что Она веровала до этого, для того, чтобы стать христианкой.

Отречься от всего: от Своих благочестивых привычек, от воспитания, от всего отречься ради Христа. Погубить душу свою, согласиться погубить душу Свою. Ее сохранение девства было знамением, что Она этим угождает Богу. Отказавшись от девства, став Матерью, Она тем самым, по сути дела, отказывалась от спасения души. Вот такую жертву Она должна была принести! Вы понимаете, что это такое? Постарайтесь это понять: какой выбор был поставлен перед Матерью Божией. И этот страшный выбор, который был перед Ней поставлен, требовал решения незамедлительного, и Она это решение немедленно приняла: «се, раба Господня; да будет Мне по слову Твоему». И эту решимость – идти до конца и веровать, Она пронесла через всю Свою жизнь до конца, родив Сына, Который был обычным ребенком и помня о том, что Ей явился Ангел и зачатие было непорочным.

Это было для Нее единственным свидетельством того, что это Он – Сын Божий. А ведь время проходит и память стирается, человек меняется и его отношение и оценка событий, которые произошли в его жизни в прошлом, постепенно теряют свое значение. Жизнь – штука длинная, прожить ее сложно. Как говорится:

 

  1. «Жизнь прожить – не поле перейти»,

и поле-то перейти иногда тяжело. Жизнь – она длинна, она не является кратковременным событием, она тяжела своей протяженностью. И вот в этой протяженности нужно сохранить свою веру навсегда и пронести ее через всю жизнь. Это и есть задача христианина, которую Господь ставит перед каждым из нас. Первой христианкой была Матерь Божия. И первой эта задача была поставлена перед ней, и Свой выбор Она сделала и пронесла этот выбор через всю Свою жизнь. И всей Своей жизнью его подтвердила и засвидетельствовала. И этого же требует Господь от каждого из нас в нашей жизни. Если от вас не потребовал – значит, вы не христиане! Да, вы верующие, вы ходите в Церковь, но пока вы христианами не стали. И в жизни христианина всегда наступает такой день, когда ему посылается Благая весть, и он должен решиться и отречься от души своей – решиться погубить ее ради Христа и Евангелия для того, чтобы последовать за Господом и не постыдиться это делать, памятуя о тех, кто не постыдился Его.

Это и есть настоящее христианство и жизнь по вере – крестоношение и следование за Христом. Иначе жить христианину невозможно, и наша вера в христианство не превращается для нас, а остается всуе. И остается тем пустым и праздным словом, о котором нам Господь сказал, что мы за него дадим ответ в день Суда – словом без плода, благовестием, которое сделалось нами не принятым.

И как же жить христианину? Как ему принять Благую весть и последовать за Христом? Вот это и есть жизнь по Евангелию. Мы ходим сюда, в Церковь, для того, чтобы получить помощь Божию и, обретя Благую весть, выйти отсюда и начать жить посреди мира, как христиане. Что это будет означать для нас с вами? Во-первых, это всегда и во все времена будет для нас позорным. Да, да! Не может быть иначе. Вера всегда христианская была позором для ее носителя.

Я уж не говорю про Матерь Божию, вы знаете, как Ее позорили: они с Иосифом были вынуждены, в конце концов, бежать в Египет, потому что сначала позорили, а потом убить хотели. И вся история Священного семейства вам известна и этого полна. И если на нее с этой точки зрения посмотреть, вы сразу увидите, чего она была полна и чем была наполнена жизнь Матери Божией и Ее семьи – сплошной позор и поношение!

 

 

  1. Три века гонений.

Первые христиане – люди уже уверовали, начали молиться Богу, следовать за Христом – тут же открываются гонения со стороны иудеев. В том числе и апостол Павел (ранее – Савл) начинает гнать Церковь Христову и убивать христиан. С первого дня начинают гнать из среды своей, позорить, убивать. И так продолжается все время.

Потом христианство переходит в языческие страны. Там продолжается то же самое – три века христианство гонят. За что? Выдумывают всякие сказки, басни, придумывают, что христиане приносят человеческие жертвоприношения: «слышали звон, да не знают, где он»; что они едят плоть своих детей, плоть своего Бога – что только не придумают! Якобы христиане занимаются каннибальством, убийством. Это все приписывается христианам – три века христиан позорят, предают, клевещут на них, гонят их из среды своей, бьют их и убивают, терзают их на аренах. Три века мученичества – Церковь Христова основывалась на крови мучеников.

Ничем эти люди не были виноваты. Они ничем не отличались от нас. Они просто веровали в Бога и хотели жить со Христом, но вера потребовала от них решимости все оставить, последовать за Христом, в том числе: и душу свою погубить. Всегда христианам говорили: «что вы делаете? Ваша вера смехотворна. Вы посмотрите, вот, у нас бог, а ваша вера? Вы верите в распятого Человека, которого казнили позорной казнью. Вы же душу свою погубите. Свою бессмертную душу вы погубите, веря в пустословные басни».

И человеку, решившему следовать за Христом, нужно было решиться на погибель души: «Я все оставлю, в том числе и душу свою, но за Христом последую. Я буду следовать за Ним, потому что я верую в Него, и буду жить с Ним, и жизнь моя будет проходить по Евангелию, по тому, как Он заповедовал. Эта жизнь будет полна бессмысленности, бессмысленных поступков, смешных и позорных в глазах людей, которые меня окружают. Но я буду делать так. Меня ударили по правой щеке – я подставлю левую, меня просят отдать рубашку – я сниму нижнее белье и отдам его. Меня требуют идти на Урал, а я пойду на Колыму и в Сибирь пешком, в цепях и кандалах». Готовность ради любви Христовой пожертвовать собой для ближних и для Бога! «Возьмите все – я буду жить по вере!» И дальше наступает эра государственного христианства, и вместе с ней происходит

 

  1. Разделение на христиан и верующих.

Да, все веруют, все ходят в Церковь, все крестят лоб, но живут-то по мирским законам. «Если ты меня треснул по щеке, так я тебя дубиной огрею, а если ты у меня что-то взял или клочок земли моей заступил, или курица твоя ко мне на огород зашла: я ее палкой огрею и в суп себе положу, да еще, в отместку, дом тебе подожгу: чтоб неповадно было». Это никакого отношения не имело к христианству. Это была жизнь людей, которые ходили в Церковь, чтобы исполнить религиозный обряд. Но христиане среди таких людей были всегда. И они были поношаемы, и они были позоримы, непонимаемы и осмеяны, и в том числе — в так называемой, «христианской» среде. И вынуждены были, в конце концов, выйти из этой среды, потому что были гонимы.

Им говорили: «идите отсюда, от нас, вы сумасшедшие». И эти люди – их гнали, а они шли. Куда они шли? Они шли в пустыню. И так образовались первые монастыри. Первые монастыри образовались не из монахов, а из христиан. И, на самом деле, настоящие-то монахи – это не монахи, а христиане. А христианство и есть настоящее монашество. Не то монашество, которое теперь являет личину монашества, сидят за стенами своих охраняемых резиденций, а то монашество, которое продолжает жить люди, которые, оставаясь обычными людьми, терпели поношение за то, что, пытаясь жить как христиане, совершают, с точки зрения обывательской и мирской, безумные поступки, и выглядят это глупо, позорно … Ну, ни в какие рамки не влезает жизнь христианина!

Я много лет уже прожил в Церкви, и для меня здесь многое привычно. Но когда-то я начинал жить как христианин и, придя в Церковь, прочитав Евангелие и уверовав, получив Благую весть в своей жизни, попытался исполнять то, что написано в книгах. Это было глупо и позорно. И первый, кто сказал мне об этом, был мой отец, который сказал мне, когда узнал, что я в Церковь хожу: «ты погубил мою жизнь». Не «свою», а «мою» жизнь. Потому что он был уважаемым человеком. И когда он сказал, что его сын ходит в Церковь – а это были советские времена, и тогда считалось позорным ходить в Церковь, потому что она была превращена в цирк. Какое-то чудное место, где дурачат людей и бабок обирают. И когда человек шел в Церковь, то это было понятно сразу: он или больной, или какой-то чудак.

У меня была знакомая – психиатр: она была моей подругой в детстве. И когда ей сказали, что я уверовал и хожу в Церковь, она, не видевшая меня много лет, и не зная, как я живу, сразу сказала: «вяло текущая шизофрения». Она поставила диагноз прямо сходу. Ну, что возьмешь: сумасшедший! Вот отношение мира к христианину.

Я уж не говорю о том, как относятся ко мне наши собратья-священники. Они все время за дурака меня считают. Я многих людей к вере привел, и многие, которые теперь старцами почитают, были у меня алтарниками, в свое время. Они теперь слушают только самих себя, это у них «обет послушания» такой.

Такова жизнь христианина. Она всегда позорная, смешная, юродская. Об этом апостол Павел говорил: «христианство для иудеев соблазн, а для язычников – безумие». Если мы хотим принять в свою жизнь Христа и Евангелие, придя в Церковь не для того, чтобы здесь лоб крестить и молитвы выучить, а для того, чтобы стать христианами. Услышав здесь Благую весть, мы должны вместе с Матерью Божией сказать (потому что Евангелие, эта Книга Жизни – она и сегодня пишется) : «се, раба Господня; да будет мне по слову Твоему», – и идти в этот мир, и исполнять это слово – и жить по-христиански, не боясь того, что вы будете опозорены, прокляты и убиты. И тогда Евангелие начнет исполняться в вашей жизни и вы увидите силу Божию и узнаете, какой Бог сильный и какой Он добрый. «И некоторые из стоящих здесь, не вкусят смерти, как увидят Царствие Божие, пришедшее в силе!»

Олег Чекрыгин

You Might Also Like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *