Актуальные темы, Жизнь альтернативного православия

Жить не по лжи

Прошу прощения, что в десятый раз начинаю с прописей, которые каждый человек должен усвоить ещё в детском садике: врать нельзя, врать стыдно.

Со временем, когда человек возмужает и осознает себя членом Церкви, он должен исповедовать, что особенно отвратительна и абсолютно недопустима ложь, произносимая ex cathedra. Не верю, что кто-либо усомнится в подобных азбучных истинах. Однако спустимся с заоблачных высот на нашу грешную землю.

18 сентября 1865 года И.С. Аксаков писал в газете «День»:

«Вообще, к прискорбию, нигде так не боятся правды, как в области нашего церковного управления, нигде младшие так не трусят старших, как в духовной иерархии, нигде так не в ходу «ложь во спасение», как там, где ложь должна бы быть в омерзении. Нигде, под предлогом змеиной мудрости, не допускается столько сделок и компромиссов, унижающих достоинство церкви, ослабляющих уважение к её авторитету. Всё это происходит, главным образом, от недостатка веры в силу истины, а главное от смешения понятий: церковного с государственным. Кесарева с Божиим».

Напомню, И.С. Аксаков писал о Православной Российской Церкви, первоиерархом которой много лет был тогда святой митрополит Филарет (Дрозов). Ни сам автор, ни его современники не прожили жизнь в зловонном чумном бараке, официально именуемом «государством развитого социализма СССР». Сооружением барака руководил все годы отец всякой лжи – диавол. Не жил, не ведал, даже предполагать не мог Иван Сергеевич в какую бездну лжи обрушится Россия и её Церковь в ХХ веке, но неустанно повторял:

«В прошлый раз мы говорили о том, как необходимо России неограниченное право правды, — как только правда, одна лишь широкая правда, в состоянии спасти нас, уврачевать язвы нашего общественного организма и восстановить его нравственные силы».

С таких слов начинается цитированная выше статья Аксакова. Не постыжусь напомнить, что автор (надеюсь, никто не усомнится) – истинно-православный человек, всем сердцем, всей душою и всем разумением своим любивший Россию и любивший её Церковь. Покажите мне сегодня такого лаика (верного, не просто прихожанина-захожанина), который так озабочен жизнью своей Матери-Церкви, готового во весь голос сказать правду о нас, Её священнослужителях.

Прошу прощения за ещё одно напоминание: Государем Императором в те годы был Александр II Освободитель, но И.С. Аксаков вновь и вновь повторяет: «Церковь не может и не должна служить государственным видам и соображениям, и никаким посторонним целям, кроме одной цели, указанной ей её единым Главой – Христом».

За годы так называемой «советской власти» мы все (без исключения!) изолгались, испаскудились, заложили или продали свои души.

В 1956 году я заканчивал Ленинградский институт иностранных языков. На последнем третьем экзамене в билете был вопрос «Нравственное воспитание – составная часть коммунистического воспитания». Экзамен шёл к концу (вызывали по алфавиту), кроме меня, Эдельштейна, в аудитории оставалась только Ирина Шапиро. Было жарко и душно, вся комиссия спала. На консультации за два дня до первого экзамена декан Марина Боровик строго предупредила нас: говорить по возможности тихо и скучно, комиссию не волновать, экзаменаторы сами знают какие оценки вам ставить, не мешайте их работе.

Довольно вяло я начал мямлить, что никакой коммунистической морали или коммунистической нравственности нет и быть не может, что принципы морали всех народов Европы основаны на книгах Священного Писания Ветхого и Нового Завета и т.д и т.п. Все проснулись, целый час наперебой задавали какие-то идиотские вопросы о речи Ленина на III съезде комсомола, о статьях Н.К. Крупской, о выдающемся советском педагоге Макаренко. Потом сказали, что даже слушать противно, что у меня «отрыжка тлетворного влияния Запада» и буквально выгнали из аудитории. Потом ещё полтора часа о чём-то совещались, два раза вызывали директора института (её тоже звали Мариной) и поставили мне тройку.

Потом Марина Боровик, декан нашего английского факультета, взяла меня за рукав пиджака, привела в деканат, налила почти полный стакан коньяка, положила рядом три тоненьких бутербродика с чёрной икрой и сказала, что я – дурак и она тоже хороша, дура, нельзя людей с такой антисоветской рожей в институт принимать. Я согласился, выпил и попросил ещё чуть-чуть. «Блевать будешь, — сказала Марина, — хватит там уже наблевал, до горкома Партии и до министерства аромат может дойти. Кого ты агитировал, миссионер?» Я ответил, что никогда никого не агитирую, просто врать надоело. Марина, боюсь, не поверила, на выпускной банкет посоветовала не ходить.

В 1962 году я поступил в аспирантуру и через месяц познакомился со священником Николаем Эшлиманом. Вскоре он стал моим духовником, наставником, другом. Десятки раз, на все лады, с упорством маньяка, о. Николай твердил: врать не надо, все беды Московской Патриархии от беспрерывного вранья, мы вносим в Церковь дьявола. Ни демонстрациями, ни забастовками коммуняков не победить, нет необходимости брать в руки оружие, нужно перестать врать. Когда хоть один из десяти, пусть даже один из ста, начнёт неизменно говорить правду, коммунякам капут, и месяца не проживут. Ни в государстве, ни в Церкви.

Я не знаю, что можно сегодня добавить к словам И.С. Аксакова, написанным 150 лет назад, к словам о. Николая, сказанным 50 лет назад.

Несомненно и содомитам путь в Церковь перекроем, если всякая ложь будет у нас в омерзении. Перестанем сегодня же пользоваться вежливыми, политкорректными терминами «голубые», «геи», «нетрадиционная ориентация». Вполне традиционная, ей не менее трёх тысяч лет. Выражение «содомский грех» должно быть максимально высокой ступенькой вежливости, но желательно более выразительно и просто, по-русски. Можно в случае забывчивости в четвёртое издание «Толкового словаря живого великорусского языка» В.Даля заглянуть. Каноническая формулировка должна быть предельно лаконичной: «…. не бывает поп». Говорят, и в РПЦЗ этим пороком кое-кто грешит, и у римо-католиков тоже. Однако, кто свечку держал, чем докажешь? Написать, что «любит подрясники в горошек» маловато для церковного суда. Опять вернулись к исходному: каждый член Церкви, от лаика до Патриарха, обязан говорить правду. Иначе он не христианин, а совок, сиречь – сатанист.

Подведём предварительный итог.

1. Митрополит Сергий (Страгородский) постоянно лгал «ради благородных намерений», своею ложью он Церковь спасал. И оправдана премудрость чадами ея.

2. Митрополит Николай (Ярушевич) всю жизнь бессовестно лгал, жил и проповедовал по принципу «чего изволите?», был не просто сексотом, а резидентом, крышевал разветвлённую сеть.

3. Митрополит Никодим (Ротов) – архилжец. По воспоминаниям архиепископа Василия (Кривошеина), вдохновенно врал даже когда никакой нужды в том не было.

4. Надеюсь, никто не усомнится, что все советские и постсоветские Святейшие Патриархи лгали и лгут.

5. Все патриархийные историки, профессора духовных академий сознательно лгут. Мало-мальски правдивая история Русской Православной Церкви ХХ века не существует.

Перечень наших обманщиков, охмурял, напёрсточников бесконечен. Покорнейше прошу, умоляю моих оппонентов назвать имена пяти функционеров Московской Патриархии за последние 60 лет, которые не причастны лжи. Ведь после смерти Сталина ни маузер, ни лесоповал никому из функционеров не грозил. Но сотрудничество с коммунистами или фашистами неизбежно губит душу человека. Коммунизм – альтернативная христианству религия. Сергианцы пытались опровергнуть евангельскую аксиому о невозможности служить двум господам. Одной из ключевых фраз Декларации 1927 г. является знаменитая: «Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой – наши радости и успехи, а неудачи – наши неудачи. Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное Варшавскому, сознается нами как удар, направленный в нас». Оттого и все лжём сегодня, что не отмежевались от написанного, провозглашённого с амвонов в 1927 году. Для Русской Православной Церкви «легализация» и «нормализация» страшнее и гибельнее расстрельного 1937 года. Для меня непререкаемая аксиома, что СССР – не Россия, что Россия была оккупирована СССР. Национальные интересы России и национальные интересы Совдепии никогда не совпадали. Хан Батый, его потомки и сатрапы не суть национальные герои России, Золотая Орда – не есть часть нашей истории, хотя оккупанты оказали значительное влияние на политическое устройство, на язык и на культуру Руси. «И вот, наглотавшись татарщины всласть, вы Русью её назовёте», — писал А.К. Толстой. Победы, радости, печали хана Батыя и его сатрапов – не мои победы, не мои радости и не мои печали. СССР и все его герои – Фрунзе, Стаханов, Вышинский, Будённый, Чкалов – это никогда не «мы», это неизменно «они» — чужаки, захватчики, оккупанты или их лакеи.

Говорят, что среди руководителей ВКП(б) были хорошие и плохие, левые и правые, умные и глупые, аскеты и распутники, палачи и жертвы, садисты и мазохисты, как, впрочем, и среди гитлеровских генералов и руководства национал-социалистической рабочей партии Германии.

Меня не интересуют глубокие принципиальные различия между Лениным и Сталиным, между Троцким и Бухариным, между Дзержинским и Ягодой. Как, впрочем, и между Герингом и Геббельсом, Гиммлером и Борманом, Розенбергом и Кохом. Я полагаю, что каждый из них был верен принципу, который Э.Багрицкий вложил в уста железному Феликсу: «Если он скажет: «Солги» — солги, если он скажет: «Убей» — убей!» Ложь и убийство – вот отличительный критерий всех сатанистов во времени и в пространстве. Убийство не только тела, но, в первую очередь – души. Сатанинская ложь, убийство души – вот главное оружие и главная задача коммунистов и всех коммунистических прихвостней. Их центральный печатный орган – газета «Правда». И какая-то «правда» непременно была в каждом регионе: — «Курская правда», «Северная правда», «Комсомольская правда», «Правда Востока» и т.д.

Совершенно естественно, первая же книга, опубликованная издательством «Московская Патриархия», называлась «Правда о религии в России». Для издателей этой книги Россия и СССР – одно и то же, разницы они не ведают, ведь радости и печали коммунистов – их радости и печали.

Сегодня функционеров Московской Патриархии делят на какие-то группы по самым разным критериям: на либералов и консерваторов, на левых и правых («Руководство Церкви однозначно взяло курс на открытость и реформы. Правые потерпели сокрушительное поражение по всем ключевым пунктам» М.А. Мень. «Какой быть Церкви в XXI веке?»), на любителей «традиционной» и «нетрадиционной» ориентации и т.д. до бесконечности. Так, околоцерковный журналист Н.Митрохин в прошлом месяце писал: «В те годы корпорация в основном женатых и весьма консервативных по общественно-политическим взглядам священников, принадлежавших к кругу преподавателей Православного Свято-Тихоновского богословского института (ПСТБИ), в числе которых были и Андрей Кураев, и глава комиссии по проверке Казанской епархии Максим Козлов, боролась за свое место в системе церковного управления с «никодимовцами», игравшими (и до сих пор играющими) важнейшую роль в руководящем органе РПЦ – Священном синоде.

Тогдашние сражения закончились благоприятной для корпорации ПСТБИ развязкой: почти все руководители и наиболее яркие преподаватели института получили свои куски власти, войдя в руководящие органы Московской патриархии (а то и возглавив их, как протоиереи Дмитрий Смирнов, Аркадий Шатов и Владимир Вигилянский)».

Меня не интересуют различия между ними, между первым председателем ОВЦС митрополитом Николаем и его преемником митрополитом Никодимом. Во все годы ОВЦС оставался филиалом КГБ, какое мне дело до различий между ними или между «референтами» из того же филиала Буевским и Кудинкиным. Меня не волнует, что первый был делегирован Берией, а второй – Семичастным.

Меня не интересуют различия между Патриархами Алексием II и Кириллом, ибо оба – сергианцы. Меня не интересуют различия между священниками Всеволодом Чаплиным, Максимом Козловым, Владимиром Вигилянским, Владиславом Цыпиным. Все они – митрополиты, протоиереи, «референты» — просто болтики, колёсики, винтики, шайбочки в огромном механизме, именуемом сергианская Патриархия. Мой кумир и учитель – святой митрополит Кирилл Казанский до последнего дня жизни отвергал сергианство. Нельзя одновременно чтить память митрополитов Сергия и Кирилла, митрополит Сергий был гражданином сатанинского Советского Союза, святой митрополит Кирилл был гражданином Святой Руси, хотя ни на одной географической карте такого государства не было и нет.

Моим секулярным кумиром и наставником уже много лет является И.А. Ильин. Напомню, что он писал о коммунистических фунционерах, в том числе, разумеется, и церковных, в 1953 году:

«Нет никакого сомнения, что за последние двадцать леть умственно-образовательный уровень компартии повысился, а моральный уровень понизился. Первое потому, что в партию стала входить и впускаться столь нужная ей интеллигенция – и техническая, и военная, и работающая в области искусства, и даже церковная (группа так называемого «патриарха» и его последователей). Эта новая большевистская интеллигенция – не обновила, однако, ни партию, ни её программу: она служила за страх, приспособлялась, всячески страховалась и утряслась, наконец, в несколько-миллионный кадр чиновников, спасающих себя и губящих Россию и Церковь.Но именно поэтому морально, патриотически и, конечно, религиозно – её уровень таков, какого Россия никогда ещё не имела. Но возрождения России она не даст: для этого у неё нет ни веры, ни характера, ни чувства собственного достоинства. Возрождение придёт только от следующих поколений».

С тех пор прошло ещё 50 лет, говорят даже, что Советского Союза уже нет, но я убеждён, что слова И.А. Ильина сегодня ещё более справедливы и актуальны, чем в 1953 году.

Свящ. Георгий Эдельштейн

Источник: личный блог

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку