Богословие и богослужение, Главный редактор, Мнение

Христос — посреди нас?

Христос  - посреди нас? Христос  — посреди нас? IMG 0570 710x434

Малозаметное событие произошло в УПЦ МП – пресс-секретаря, или Бог его знает, как он там у них еще называется, священника Г. Коваленко поперли с его должности. За что? Эта история с ее предысторией напомнила мне старый анекдот про доклад Петьки Василию Ивановичу о происшествиях в полку за время его отсутствия. Напомню: происшествий нет, только собачка Жучка сдохла – почему? – кониной объелась, когда сгорела конюшня, подожженная напившимся комиссаром Фурмановым – с горя, потому что полковое знамя украли.

Поясню.

Буквально накануне своего увольнения с должности этот официаольный «церковный рупор» УПЦ МП вдруг, вроде бы ни с того, ни с сего, уподобился ослице валаамовой (напомню, что когда Бог послал к царю пророка Валаама с обличительными речами, а он испугался возможных для себя последствий, роль глашатая по велению Божию взяла на себя ослица, на которой он ехал, вдруг заговорившая по-человечески). И проглаголал нечто такое, что, по сути являясь общеизвестной правдой, для патриархии не лезет не то что ни в какие ихние царские врата, но даже и в игольное ухо пройти не должно, не говоря уж об ушах почтеннейшей публики – настолько это запретная крамола, считай что ересь.

Как уже сообщалось в означенном анекдоте, этим двум все еще довольно-таки незначительным событиям – ну, подумаешь, ляпнул поп сгоряча глупость не подумавши, а начальство его за это по загривку и взашей – предшествовали события уже более серьезного масштаба: у патриархийной УПЦ на «незалежной» территории начали потихоньку отбирать храмы и прочее, «нажитое непосильным трудом», добро — и процесс этот, судя по всему, будет набирать обороты.

Это дело на Украине представляется пока так, что «сами общины, добровольно, со своими храмами» переходят из УПЦ МП в УПЦ КП. Ну, да мы-то, еще с советских времен понаторевшие узнавать новости из «Правды», вычитывая их между строк, вполне способны уразуметь, как вся эта «добровольно-принудительная» экспроприация происходит на самом деле. И как же прокомментировала эту новую для себя тенденцию пострадавшая сторона устами своего «спикера»? Вот что нам всем публично поведал сей достойный муж (цитата):

«Только у той общины, которая собирается в Церковь во Христе, невозможно забрать храм, потому что он — в нас, кто есть Телом Христовым во время Евхаристии.

Ошибаются те, кто строит только храмы, а не общины, кто заботится о кирпичах, а не о людях.

Однако еще больше ошибаются те, кто думает, будто борьба за храмы — это борьба за Церковь. Мы — храмы Бога Живого, Который живет в храмах нерукотворных. Мы — Церковь Духа Святого, Который дышит, где хочет.

Не надо бояться тех, кто может захватить храмы, но бояться стоит тех, кто хочет получить власть над душами.

Если при храме есть православная община, она должна защищать свой храм. Если это невозможно, община должна собираться в другом месте. Потому что не там Христос, где висят Его изображения, а там, где собираются во Его Имя и совершают литургию» (конец цитаты).

Дескать, храмы-то неважны и не нужны тем, кто верует во Христа Иисуса, потому, что Он посреди их на всяком месте, где они собрались и совершают литургию во Имя Его. Ну, это все, положим, «зелен виноград» от бессилия и безысходности – храмы-то все равно отнимут, сколько их ни защищай община, если даже она есть. Против лома нет приема, как убедилось российское православное сообщество на примере РПАЦ, у которой патриархия руками послушного ей росимущества отняла все, и российские суды присудили ей заслуженную победу над поверженным противником, а публика, опустив большие пальцы вниз, восторженно взывала к Императору: «Убить! Бросить этих христиан львам!».

Но дело-то не в этом.

Г-н Коваленко, пока что, прямо скажем, легко отделался. Потому что наговорил-то он, что называется, «на двушечку». Через эту его необдуманную говорильню МП оказалась в очень щекотливом положении не только на практически потерянной для нее Украине, но и у себя на своей вполне исторической родине – в бывшем СССР, который «давно умер, но все еще жив» на наших необъятных просторах, и в последнее время все явственнее встает отнюдь не с колен, а непосредственно из гроба.

Ведь что означает сказанное им? Что приходится признать, ни много, ни мало, Евангельскую Истину, Благую Весть о Спасении всех верующих и крестившихся во имя Его вне зависимости и без посредства какой бы то ни было иерархии и прочего церковного начальства, о котором, если Этот Самый Главный Еретик всех времен и народов и упоминал когда, то лишь в уничижительном и обличительном смысле. Хотите убедиться? Что ж, для этого стоит лишь открыть Евангелие: читайте, завидуйте.

Перейдем, однако, к третьему акту нашего, так сказать « марлезонского балета» — а точнее, анекдота про собачку Жучку.

В самом начале 90-х пришедшие в законодательную власть на волне демократии бывшие политзэки и диссиденты, в том числе и церковные, вообразили, что наступила Свобода. И начали эту свободу законодательно продвигать повсюду, во все сферы жизни (то, что из этого получилось «как всегда» — это другой вопрос). В частности – и в Церковь тоже. Первый закон «О свободе совести» был исполнен этой самой свободы, которую предлагалось всем «брать столько, сколько смогут проглотить». Проглотить сумели не все – РПЦ МП она в глотку не полезла. Собственно, миряне, обнаружив, что теперь они в своей общинно-приходской жизни могут делать, что хотят – в хорошем смысле, разумеется – бросились, было, жить по-христиански: помогать ближним, бедным, сирым и убогим, и исполнять Евангелие на деле в своей жизни. Образовались братства по интересам, богадельни, библейские кружки, приходские и воскресные школы, издательства и типографии церковных книжек, всякие православные газеты и журналы, и даже институты. И все это всяко-разно, чего и не перечислить, рвануло в церковь, как вешние воды, без всякой, заметьте, оглядки на церковное начальство. Да и чего на него оглядываться-то – малое доброделание раз и навсегда уже благословлено Главой Церкви Христом, и ни в каких других дополнительных разрешениях-благословениях не нуждается, как и вообще жизнь по вере. Это была краткая пора подлинного возрождения церковной жизни, которая вдруг стала светить миру, как маяк, как свет в конце туннеля – и на этот свет в церковь пошли, потянулись тысячи, бесчисленные толпы изнуренных в пустыне коммунистического атеизма жаждущих света и вечной воды веры душ.

Притом никому из рядовых участников этой свободы и в голову не приходило, например, ставить под сомнение права и главенство в церковных делах ее иерархии – но принцип отношений мирян с попами-архиереями грозил измениться. Закон предполагал полную финансовую и административную независимость общин, приходов и прочих церковных учреждений и организаций, а иерархическую подчиненность оставлял на усмотрение самих верующих: составьте, какие хотите, себе уставы в согласии с велениями вашей религии и можете свободно, по своей воле и совести, подчиняться тем, кого считаете старшими себя, в том числе по иерархии. Послушание, которое «превыше поста и молитвы», оказывалось делом совести каждого из христиан – как, собственно, и должно быть в подлинно христианских отношениях.

Вот только саму иерархию подобного рода положение дел категорически не устраивало. И в первую очередь потому, что у нее – у иерархии – поголовно рыло было в пуху по самые глаза. Совесть-то ведь в вопросах административного подчинения – малонадежная основа, и более того – меч обоюдоострый. Ведь тот, кто вчера почитал тебя наместником Самого Бога на земле, узнав о твоих проделках и, мягко говоря, шалостях, неминуемо от тебя отвернется – а как же тогда быть с доходом, с кого его получать? Не дай Бог, останешься один, всеми забытый, и придется работать идти, чтоб прокормиться? Нет, это недопустимо. А вполне ведь могло стать реальностью для многих, если бы люстация церковной иерархии, начатая в 91-м комиссией Якунина, допущенной в архивы КГБ, была доведена до конца. Потому что, по свидетельству о. Глеба, не было ни одного советского архиерея (и не могло быть!), который бы не был секретным сотрудником – сексотом – госбезопасности с соответствующей агентурной кличкой.

Однако, как только прозвучали первые раскаты грома над головой продажной церковной верхушки, некто Дроздов по кличке «святейший» и иже с ним кинулись к своим «кураторам в штатском» в Большой дом на Лубянке: Спасите, шкуру дерут! Ведь мы же ваши, свои, плоть от плоти советской власти и госбезопасности… И надо отдать должное людям с «горячим сердцем, холодной головой и чистыми руками» — они своих не сдают, если только это нецелесообразно и не прибыльно – ничего личного, только бизнес. Было принято решение о сохранении ценных кадров по тому же ведомству. Ельцин отозвал комиссию, околоцерковным распоясавшимся писакам в срочном порядке заткнули рты – и все вернулось «на круги своя».

А что народ? Народ-то Божий – он что? А народ, как всегда – безмолвствовал. Почему? Да потому что никто из просто верующих и не покушался на авторитет приходского батюшки – и в мыслях не имел. А уж тем более – на авторитет Самого Владыки. И все бы так и осталось по-прежнему, по-христиански: даже если поп пьяница, а архипоп – педераст, не нам судить их, но стоит пожалеть: Господи, помилуй! Может, кого из самых одиозных, мерзких и непристойных, и прогнали бы всем миром взашей – так от этого в церкви только бы воздух стал свежее… Если бы на воре не сгорела шапка.

Однако, так напекло буйную «святейшую» головушку, что рванули наши иерархи в госдуму всем скопом, решив, что вся эта свобода – специальный заговор врагов против них, сердешных, и надо этому «законодательно» сопротивляться. В госдуме они усердствовали много лет, пока не сумели мытьем репутаций и катаньем в асфальт – в прямом смысле – идеологических врагов и противников, и прочими своими подходцами «решить вопросы»: закон был изменен, и не один раз, в их пользу, как владельцев церковных власти, денег и имущества: что бы ни случилось на приходах, наследство получает лиса-патриархия, а зайчика, хозяина дома, выставляют на мороз проветриться без права переписки.

Но мало им, наученным годами страхов в период их горького опыта церковной свободы, было изменения в их пользу государственных законов — церковный устав, по которому они сегодня заставили жить ихнюю «церковь», начисто вырезав из нее мирян как класс и соборность как таковую, до сих пор так и не зарегистрирован минюстом по причине «грубых нарушений конституции и законов РФ» — об этом писал я в «Новой Газете» еще аж в 2004, покойный Адельгейм в материале «Нелегальная патриархия» гораздо позже, в 2008, в 12-м я опять узнавал, и все было по-прежнему, а сейчас точно не знаю, лень интересоваться.

А что народ? По-прежнему, безмолвствует. Но голосует. Ногами. И проголосовал так, как коммунистам, считавшим у себя в стране 10% верующих, и не снилось. В Москве на Пасху 2014 года пришло – вы будете смеяться – 0.6% населения столицы, можете сами проверить по милицейским сводкам. Люди вышли вон из ихней продажной «красной церкви», и отрясли им их прах. И поделом им – вот только, как пел Высоцкий, «жаль распятого Христа».

Да, длинная получилась интермедия. Так к чему я все это? А к тому, что церковная власть в РПЦ МП давно и прочно объявила себя одну законной владелицей Самого Бога и наделила себя, любимую, правом распорядительницы Духом Святым. Как злая старуха, захотевшая вдобавок еще и иметь Золотую Рыбку у себя на посылках. То есть, куда она Его пошлет, только там Он, Болезный, и Дышит, а без ее разрешения не Смеет – Господи, прости меня, грешного!

И тут вдруг на тебе! – непростительная вольность из уст ее же «спикера», который некстати проговорился, что Дух Святый, оказывается, Бог, и Дышит, где Хочет! Дескать, и храмы нам не нужны, а нужно только собраться вместе ради Христа – глядь, и Он посреди нас. Экая опасная и преступная вольность – это как же без Владык-то? Без ихнего-то «благословения»?

Так, третью ступеньку пресловутого анекдота вроде как мы освоили – переходим к четвертой: чья же вера все-таки лучше? РПЦ МП или УПЦ КП, православной «полноты» или православных же альтернативщиков всех мастей (к одной из которых принадлежу и грешный аз), в целом православная или же все-таки католическая, традиционная или протестантская, христианская или какая другая: иудейская, мусульманская, буддистская — или никакая? Вопрос, однако, не праздный – от него не просто жизнь зависит, а, я извиняюсь, Жизнь Вечная. Итак?

Когда я уверовал в Бога – Бог весть как, ими же веси Его судьбами – и пришел с этой своей вполне наивной верой в ближайшую подвернувшуюся церковь – она оказалась православной – креститься, то мне, неразумному, объяснили тогда старшие товарищи, как мне необычайно повезло: я каким-то чудом, или волею случая, но разом, с первой попытки, угодил непосредственно туда, где очень-очень малое «стадо» людей спасается от смерти для Вечной Жизни, в то время, как остальные всем скопом идут прямиком в ад чертям на ужин. И поскольку я в этой очереди последний, то место мое покамест «у параши» — быть всем слугою и всем рабом, по словам Самого Христа. Пока я во всей этой изощренной лжи разобрался, много воды утекло – жизнь прошла…

Пожалуй, стоит заметить, что веру я обрел НЕ В ЦЕРКВИ. Я уверовал в Бога, будучи НЕВЕРУЮЩИМ, и уж тем более не находясь ни в какой церкви. Как в свое время при мне сказал уже очень старенький и совсем ослабевший мой духовный отец протоиерей Тихон Пелих одной настырной особе из новообращенных, будучи утомлен ею до изнеможения: «Милая, ну что говорить о вере? Вера – Дар Божий!». На этом бы и закончить. Но нет, не получится, у нас еще впереди два этапа из помянутого выше анекдота. Что ж, вперед, читатель, к Зияющим Вершинам.

Уверовав в Бога, несколько позже я прочитал Евангелие, и поняв, что верую во Христа, выбрав Его, обратился к Нему с просьбой – я так сейчас это понимаю – выбрать меня. На которую Он немедленно отозвался – как всегда и всем. Тот, кто это пережил, поймет меня, кто не пережил этого – а таких большинство среди «православных» — немедленно осудит до «ада преисподнейшего», обвинив в прелести, ереси и всех грехах уму непостижимых – но более их всех завидую я тем, кому это еще только предстоит – Господи, благослови их!

Нескоро я задался, казалось бы, простым и очевидным вопросом – а почему это вдруг я, и только я? Почему, как говорят про сумасшедших, «с таким счастьем – и на свободе»?

Носился я со своей верой и с этим вопросом по всяким старцам и духовникам – имя им легион, и в конце-концов принес-таки все это хозяйство к стопам Христа – некуда больше было податься. И уж что изнес от Стоп Его – на том стою, и с места не сдвинусь, хоть лоб разбей. И вот тут в самый раз задать главный вопрос, ради ответа на который годится и такой малый повод, как глупая ошибка вроде бы умудренного и политически выдержанного спикера Коваленко, на этот раз поспешившего со своим личным неуместным мнением поперед батьки — ныне и «Саул во пророках».

А вообще – что есть Истинная Церковь Христа, та самая, из символа Веры: Единая, Святая, Соборная и Апостольская – и где она такая, как в нее попасть каждому из нас, и в Ней ли мы – или вне Ее, а значит во тьме и сени смертной? Конечно, понимаю, что сам вопрос этот большинство даже верующих христиан воспримет как диагноз лично мне – но, может, найдутся те, для кого он так же важен, как для меня, и им, как мне, нужны ответы?

Попробуем разобраться с Помощью Божией.

Что говорил на этот счет Христос? Пожалуй, только две вещи: «Будьте едины как я и Отец» — в разных вариантах, см. Евангелие; и второе – «Царство сатаны не устоит, потому что делится само в себе – а Церковь Мою адовы врата не одолеют вовек».

Как же так – выходит, Церковь Христа не устояла в Единстве? Православные всех толков и мастей – а сегодня их, пожалуй, вместе с РПЦ МП только в России два десятка, не меньше – на это с готовностью говорят: «Единая Церковь — это мы!» — имея в виду только себя, любимых, свою «секту». То есть, зачастую, десятка полтора-два приверженцев сумасшедшего попа-отщепенца всерьез считают, что они одни спасаются, а весь мир «во зле лежит»? И в чем же между ними всеми, включая «свидомую» М-патриархию, различие? А – в канонах и, более того, уставах – то есть правилах, придуманных в разное время разными людьми для своего личного или, в лучшем случае, общественного удобства. Иначе говоря, для целей, вполне земных, и к чаемому Царствию Небесному вообще отношения не имеющих. Господи, прости нас, неразумных!

Сначала, правда – начиная с 4-го века церковного «огосударствления» — лет этак с тысячу рубились не на жизнь а на смерть – в прямом смысле – за чистоту веры, за церковные догматы, впервые сформулированные, заметим, четыреста лет спустя после Смерти и Воскресения Того, Кто стал для всех этих Его ревнителей воистину «камнем преткновения». Не о них ли сказал Он, что «убивая, будут думать, что этим служат Богу»? Однако, победив «огнем и мечом» — в прямом смысле – проклятых еретиков, стали думать, а чем бы еще заняться. И придумали раскол – как поссорились Иван Иваныч с Иваном Никифорычем – и пошло-поехало аж до сего дня. Православные с католиками, католики с протестантами, протестанты промеж себя, православные со староверами, староверы промеж себя на попопвцев, беспоповцев и еще Бог знает что, вплоть до Агафьи Лыковой, да и сами «православные» раскололись на сто православий – говорят, что в Греции нынче чуть не сотня независимых патриархов – святейших и блаженнейших, а может и не очень.

Однако, есть вроде бы некая «православная полнота» — некоторые «древние церкви», ведущие начало и «преемство» от «самих апостолов», которые признают друг друга и на этом основании считают, что та самая «единая святая соборная» — это они и никто больше – опять?

И вот пятнадцать забытых всеми старичков собрались – прикиньте? – в столице мусульманской Турции на «предсоборное совещание» — в преддверии грядущего «всеправославного собора» договориться – о чем? Там были пункты какие-то невнятные: эти престарелые монахи собираются почему-то обсуждать «препятствия к браку» — можно подумать, что кто-то из брачующихся будет у них разрешения спрашивать – и прочую чепуху, которая простому человеку, что называется, «ни уму, ни сердцу». Да и решать будут «консенсусом» — то-есть, сначала обо всех решениях заранее договорятся, чтоб невзначай конфуза не вышло, а потом уже только соберутся вместе «решать». Оно и понятно: Собор – не место для дискуссий. Ну, а мне вот непонятно: зачем трудиться этим старичкам так далеко ехать – может, лучше по электронной почте?

Однако, «православная полнота» не замедлила в очередной раз дать трещину: из-за канонической территории Катара прямо посреди ихнего высокого собрания разжопились – извиняюсь за мой французский – «вселенский» и иерусалимский патриархи вместе со своими патриархиями – чьих будут катарцы, то-есть – холопы чьи?

А тут как раз украинский кризис подоспел, и теперь уже российское «митрополитбюро» во главе с «агентом Михайловым» грозит Константинополю – чем? – а расколом, конечно, той самой ихней «полноты», которой они свое «первенство пред Богом» оправдывают, если те признают независимость украинской церкви. И кто ж у нас раскольник, получается?

Сегодня очередную хохму прочитал на тему «богословия» — старую, давно это было. РПЦЗ не признавало МП за измену Христу и приговор ей учинила по обычаю всей этой «православной» взаимной злобной заядлости – безблагодатные, мол, они, и таинства у них недействительные – Дух Святый не соизволяет. Но тут приперло их принимать попов-перебежчиков из совдепии «в сущем сане» — и некоторые из немногих друживших с головой задались вопросом: как же мы их принимаем, ведь они безблагодатные, и таинство священства у них же недействительно, по сути они – миряне, так как же будут теперь у нас попами священнодействовать? Ответ ихнего в то время главного был вполне в духе всей этой идиотской казуистики еще аж от средневековья. Вот, послушайте-ка: принимаем в духе любви, снисходя к тому, что в, пусть и безблагодатном, но «законном» рукоположении создается «матрица благодати», которая ею наполняется при обращении заблудшего к истинной церкви – вот-с, каков Кирджали, вы только полюбуйтесь на них, на этих жонглеров-фокусников – цирк, да и только. Одно слово – воЦИрковление.

За всю мою жизнь подобного «священного» мусора набралось – что твой талмуд, пожалуй, еще и перепрем евреев. Тут тебе и вчерашние проклятые еретики, в одночасье ставшие «дорогими братьями» — а с сожжеными заживо «дорогими» как быть? Их что – прямо щас-немедля черти из ада достают и ангелы, обтряхнув их от золы и праха, препровождают в райские обители услаждаться православным хоровым пением? Интересно, а денежная компенсация за «неправое судебное решение» им полагается? А с причастием как? То было безблагодатно, а теперь задним числом облагодатсвовалось? И нечестивые причастники вдруг освятились? А если они уже умерли – тогда как? Из рая в ад и обратно – этакий загробный пинг-понг?

Долго я путался во всех этих извивах «богословия» добрых моих собратьев, до того возлюбивших друг друга, что, как говорится, друг на друга «отворотясь не наглядишься». И тут мы, пожалуй, подходим к пятому пункту – я имею в виду все тот же анекдот. И пожалуй, это совсем даже не смешно.

А ведь, хоть и невольно, невзначай, но прав оказался г-н Коваленко, отец Георгий. Где двое или трое собраны во Имя Мое – там и Я посреде них. А где Христос – там и Церковь Его, Которая и есть Он Сам. И литургия – «сие творите в Мое воспоминание» – всем христианам: кто не причащается – не имеет части со Мной, то есть того самого Царствия Небесного и Жизни Вечной. Вот это и есть та самая «православная полнота» во Христе, и Единство – тоже в Нем: может, мы, посреди которых Он, даже и не знаем друг друга, даже не подозреваем о нашем взаимном существовании, но Он, Который посреди и нас и вас – Один для всех, для всех Один и Тот же.

А как же тогда быть с разделениями, и с теми, кто их учинил? И кто же учинил их? Да ведь знакомые все лица – Архиереи, распявшие Христа, явились в Церковь Его сперва как все, прикинувшись овцами – чтобы примкнуть и наесться. Но волчью хищную природу овечья шкура не изменит – лишь прикроет на время для обмана. И освоившись, волки принялись за свою волчью повадку – разделяй и властвуй. А бедные овечки, разметанные волчьей стаей по разным «странам света», все мыслят каждая, что пребывают в лучшем и любимом стаде Пастуха.

Церковные организации, самозвано объявившие себя «Поместными», «Вселенскими», «Всемирными», «Великими», «Истинными» и «Вечными» «Церквями» «Истинного Бога», как бы они Его ни называли – суть Царство Сатаны, которое, делясь в себе, то есть без конца враждуя внутри себя с себе подобными – не устоит, потому что подобно паукам в банке сожрет себя взаимной ненавистью и злобой. А собранные вокруг Христа по двое-трое, как клетки Его растущего Тела, умножатся делением роста – не путать с «делением в себе» — распространяясь по всей Земле Любовью, по которой одной узнают вас, что вы – ученики Христовы, Его Церковь. Христос посреди нас – и Есть, и Будет!

Епископ Олег Чекрыгин, надзиратель своей церкви, патриарх в своем большом семействе – да благословит вас Господь Бог наш Иисус Христос, Ему же Слава во веки. Аминь.

Вам также может понравиться

One comment

  1. 1

    » поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу…
    настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе.»
    ***
    И только воЦИРКовленные все будут цепляться изо всех силенок — за «гору сию», за «Иерусалим», за храмы, попов, церковные ритуалы. Чтобы подавить мучительный вопрос — а в духе ли, а в истине поклоняешься?
    Отцу ли поклоняешься? И кто твой отец?

    Свобода невыносима для раба. Как пел Галич — » мне вчера дали свободу, что я с ней делать буду?»
    Отдай ее скорее дилеру. И спи дальше ((

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку