Авторские колонки, Актуальные темы, Главный редактор

Вход Господень в Иерусалим

Христос Вход Господень в Иерусалим CB1k31dUAAEbmWh

Христос победил смерть и говорит нам: «следуй за Мной!»

Ин., 41 зач., гл. 12, ст. 1-18

«За шесть дней до Пасхи пришел Иисус в Вифанию, где был Лазарь умерший, которого Он воскресил из мертвых.

Там приготовили Ему вечерю, и Марфа служила, а Лазарь был одним из возлежащих с Ним.

Мария же, взявши фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира.

Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал:

Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?

Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали.

Иисус же сказал: оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего;

Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня – не всегда.

Многие из Иудеев узнали, что Он там, и пришли не только для Иисуса, но чтобы видеть и Лазаря, которого Он воскресил из мертвых.

Первосвященники же положили убить и Лазаря,

Потому что ради него многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса.

На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышавши, что Иисус идет в Иерусалим,

Взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: Благословен грядущий во Имя Господне, Царь Израилев!

Иисус же нашед молодого осла, сел на него, как написано:

«Не бойся, дщерь Сионова! Се, Царь твой грядет, сидя на молодом осле».

Ученики Его сперва не поняли этого; но когда прославился Иисус, вспомнили, что так было о Нем написано, и это сделали Ему.

Народ, бывший с Ним прежде, свидетельствовал, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых;

Потому и встретил Его народ, ибо слышал, что Он сотворил это чудо.

 

На праздник Вербное воскресенье все приходят в Храм с веточками вербы, и действительно, такое ощущение, что люди пришли для того, чтобы встречать Иисуса, грядущего в Иерусалим. Ветви в руках – символ жизни, символ возрождения природы, возрождения душ наших.

 

  1. Господь говорит нам: «Следуй за Мной».

Накануне Святая Церковь вспоминала воскрешения четверодневного Лазаря – великого чуда, которое совершил Господь над умершим и разложившимся покойником, ибо Богу все возможно. Но человекам невозможно зачастую поверить в то, что Богу все возможно, и даже когда мы с вами присутствуем при таком чуде и видим все своими глазами, мы не в состоянии вместить то, что увидели, принять и поверить, потому что это совершенно не укладывается в рамки той принятой нами жизни, которую мы уже для себя выстроили, признали, установили. Мы установили для себя определенные законы и порядки в мире, который мы познали естественным опытом, и то, что выходит за границы этого порядка, настолько неприемлемо для нас, настолько невозможно принять это, так что, зачастую, мы готовы даже отказаться от чуда: не видеть его, не знать его, только бы не нарушался установленный нами порядок и покой.

Ведь мы так хорошо устроились в жизни: у нас было много бед, метаний, поисков в жизни, потом все утряслось, устроилось. И, наконец, человек обрел твердое мировоззрение, понял мироустрйство и порядок для себя, понял как ему в этом мире устроить свою жизнь: свил себе гнездышко, устроился в тепле, и желает дожить свою жизнь спокойно, чтобы волны моря житейского меньше били его, чтоб ему было хорошо. Есть кусочек «хлебца», есть «денежка», крыша над головой, и понимание того, как все это сохранить и соблюсти в своей жизни. И «не трогайте меня», ибо «все люди – враги»! Каждый живет для себя, один только Бог за всех!

И в этот момент в нашу жизнь вторгается Божия власть, Божие чудо. И Господь, придя к нам и проходя мимо нашей жизни, говорит: «Следуй за Мной!» То, что за Господом никто не идет, это понятно — никто не собирается бросать свое маленькое жизненное устроение, свое гнездышко и идти куда-то в бесприютный мир за Христом, туда, где Сыну Человеческому негде главы приклонить. А еще Христос может пойти по водам, тогда что, нам за Ним еще и по водам идти? И поэтому каждый остается при своем. Но Господь стучит в двери нашей жизни, Он не дает нам возможности так вот мирно заснуть навсегда.

Ведь, посмотрите, что происходит: мы так хорошо устроились в жизни — и вдруг это сокрушается. На нас начинают накатываться беды, неприятности, болезни, и вся наша хорошо устроенная и налаженная жизнь начинает шататься, как карточный домик. Стены эти, устроенные на песке, падают, и все, что казалось нам таким крепким в нашей жизни, оказывается в одно мгновение разрушенным, как дом того поросенка, на который ветер дунул — и дом упал. И мы начинаем возмущаться, искать виноватых, бранить виновников этого, ругаться, унывать и восставать против того, чтобы наш покой нарушался. А ведь, на самом деле, мы призваны Господом идти за Ним всю жизнь!

Как удивительно устроена жизнь человеческая (Господь так устроил ее) — человеку никак не удается зацепиться и устроить собственный покой. Вроде бы, все налаживалось, было все в порядке, все хорошо. Нет, начинаются скорби, болезни, потом подходит старость, одиночество — все время человека тревожат и не дают ему того самого желанного покоя, к которому он так сильно стремится. Не дают ему устроиться в жизни и забыть обо всем, кроме собственного благополучия.

Господь воскресил Лазаря умершего и пришел в Иерусалим. Люди встречали Его с ветвями, как великого Пророка, как человека, который пришел устроить их мирное и спокойное бытие, как царя, который воцарится в Иерусалиме и устроит мирную, спокойную и сытую жизнь. Но Он пришел не для того, чтобы царствовать над народами, Он пришел на крестную смерть, на страдания, на страсти Свои. Он пришел умереть за народ, чтобы примирить всех с Богом, приняв на Себя страшную крестную смерть.

Мы с вами прожили человеческую жизнь. В этой жизни мы все время старались устроиться поспокойнее. Что такое наша жизнь?

Господь приходит на вольную страсть. Представьте себе, Он знает, что Ему предстоит умереть. Давайте попытаемся поставить себя на место Господа, и понять, что же это такое? Например, вам говорят: «Через неделю ты умрешь!» Что будет с вами? А ведь это бывает в нашей жизни. Например, заболел человек раком, его кладут в больницу. Что начинают делать врачи? Они ему врут, обманывают: «Это у тебя прыщик, бородавка». Человеку осталось жить месяц, может быть, неделя, а ему продолжают врать в лицо.

 

  1. Какой смысл жить, когда жизнь конечна.

Но самое смешное, что человек обманываться рад. И когда мы уже знаем, что умираем, что у нас рак, нам становиться так страшно, так жутко, что мы соглашаемся на обман, слушаем их, требуем от них утешения, надеемся на то, что как-нибудь все обойдется, и желаем, чтобы нас утешали и обманывали. И врач говорит: «Как же я скажу ему правду? Ведь если я скажу правду, то он вообще падет духом, отчается, не будет бороться, а может быть и повесится. Лучше мы будем ему врать и обманывать, что он не умрет, что будет жить долго!» И человеку говорят: «Нет, нет, не беспокойся, со здоровьем у тебя все в порядке, у тебя все пройдет». Если бы нам действительно сказали, что через неделю умрем, мы совсем пали бы духом, опустили руки, не стали ничего делать, а, может быть, отчаявшись, постарались бы покончить с собой, наглотавшись каких-нибудь таблеток — не захотели бы дальше жить. Какой смысл жить, когда жизнь конечна? Почему мы имеем мужество жить?

Мы с вами прожили большую жизнь, потому что Господь взамен знания будущего одарил нас слепыми надеждами. Никто из нас не знает никакого будущего, и нет у нас никакого будущего!

 

  1. У нас нет завтра, есть только сегодня…

Только сегодня мы с вами можем творить добро, только сегодня мы можем любить наших близких, только сегодня мы можем побаловать наших детей и поиграть с ними. А человек приходит домой пьяный, ложится на диван у телевизора и говорит: «Ну, ничего, у меня еще много времени впереди. Завтра я проснусь, поиграю с ребенком, а сегодня я посмотрю телевизор, получу свое удовольствие».

Нет никакого завтра, его не будет! Во-первых, потому, что завтра не в нашей власти и, может быть, ночью Господь нам скажет: «Безумный, сегодня душу твою возьмут». Какое завтра? Во-вторых, завтра обязательно превращается в сегодня. А сегодня мы не хотим ничего делать. Мы не хотим служить Богу и ближним, а хотим только разлечься на диване, ничего не делать, не думать о Боге, забыть о ближних, жить для себя и получать свое удовольствие. И так изо дня в день происходит в нашей жизни, и поэтому у нас с вами нет будущего.

Мы и не хотим иметь будущее, потому что нас сегодня устраивает наше настоящее. И не желая жить сегодня, мы не захотим жить завтра, и никогда не захотим быть живыми. Мы с вами мертвые и умерли давным-давно – как только мы стали жить для себя, мы умерли. И вот такие полумертвые, полуживые, мы надеемся на будущее? Когда-то нам предстоит еще очень много хорошего, начнется захватывающая, потрясающая жизнь.

Именно этой мечтой, верой в светлое будущее большевики обманули весь народ, который «сам обманываться рад». Когда   Церковь напоминает нам: «Ты завтра умрешь», то люди говорят: «Вот, посмотрите на них, какие злодеи! Они не гуманисты, они нам все время о смерти напоминают. Нет, не нужна нам эта Церковь. Этот Бог – злой! Мы хотим жить, и чтобы нам не напоминали никогда о смерти!»

Когда человеку говорят: «У тебя впереди светлое будущее» – это коммунизм. И человек очень рад, что сегодня он может жить для себя и предаваться полному безделью — « вся жизнь впереди — надейся и жди».

Впереди нас, дорогие мои, ждет смерть, но мы не верим в это и все еще надеемся. И слепые надежды питают нас в том отношении, что наша жизнь когда-то устроится: пока мы еще не жили — мы только собираемся жить когда-нибудь, в каком-то будущем. И если бы нам сказали, что мы умрем не когда-то, неизвестно когда, а через неделю, то мы бы   совсем пали духом и бросили что-либо делать, и, может быть, отказались бы дожить то маленькое время, которое нам еще отпущено.

Прелесть жизни состоит в том, что она бесконечна. А когда ей поставлен предел, и понятно, что надеяться больше не на что, жизнь становится только в тягость, и оставшиеся дни, недели, месяцы, будут сплошь заполнены страданием, болью, и нет никакого смысла терпеть скорби и болезни. Чего дальше длить и тянуть, если никакой надежды на светлое будущее не остается? И человек лезет в петлю, глотает таблетки, а врачи ему врут, чтобы не довести его до разочарования, и еще потому, что он «обманываться рад». Даже на пороге смерти он не будет думать о том, что ему предстоит предстать перед Богом и дать ответ за свою жизнь, за свои дела, или, вернее, за отсутствие таковых; а будет думать только о том, что предстоит еще большая и долгая жизнь.

 

  1. Христу предстоит умереть…

Он восходит в Иерусалим, Он все знает – Ему небожители явились и сказали, о том что Ему предстоит. Он уже предупредил Своих учеников, сказал им: «мы входим в Иерусалим, и Сыну Человеческому надлежит быть убиту и в третий день воскреснуть». Но ученики решили, что это шутка. Они-то думали о своем: они думали (как и мы с вами) о том, что нужно покрепче устроиться в этой жизни, поэтому и не поняли того, что им говорит Господь. Ученики считали, что это какая-то аллегория, ведь Господь идет царствовать, Он идет на трон, и все их помышления об этом. Они говорят: «Дай нам воссесть по правую и по левую сторону от Тебя, когда Ты придешь в Свое Царство» — они хотят быть министрами при Нем и управлять народом, а Он идет на страшную вольную смерть.

И вот какой парадокс: непонятно это человечеству — непонятные мотивы движут Христом-Человеком. Ведь Он же должен умереть, если бы мы с вами, узнали, что умрем, то отчаялись, пали бы духом, плакали, рыдали, лежали в прострации на кушетке, с места бы не двигались, тряслись бы от страха и ожидали, когда придет смерть, и умерли бы в страхе еще прежде смерти своей. А Христос действовал! Он идет в Иерусалим, продолжает учить учеников, наставляет их, потом приходит в Вифанию, и там сотворяет великое чудо – воскрешает Лазаря четверодневного.

Господь восходит в Иерусалим, и войдя туда как великий Пророк, начинает устанавливать Свои Божественные порядки в человеческом устроении жизни. Он выгоняет меновщиков из Храма, переворачивает лавки менял и торговцев, берет бич и выгоняет нечестивцев. Он действует! Он совершенно не похож на человека, который отчаялся, который знает, что через несколько дней будет убит и предан страшной, жуткой смерти. Он действует, как человек полный жизни.

И более того, Он действует как Тот, «у Кого из чрева текут реки воды живой». Он не только Сам живет, Он оживляет и все вокруг: восрешает Лазаря четырехдневного, всколыхивает веру в людях. Весь Иерусалим выходит навстречу Ему с ветвями и говорит Ему: «Осанна в Вышних! Благословен грядый во Имя Господне».

Он действует! Что заставляет Его действовать, ведь Он же Человек? Ему так страшно, так жутко! Скоро Гефсимания, там Он будет молиться до кровавого пота: будет просить Бога Отца, чтобы Господь пронес мимо чашу, чтобы Ему не претерпеть страшной смерти на кресте. Он не хочет этого, боится этого! И тем не менее, Он идет на эту смерть и продолжает действовать как человек, у которого большое будущее.

Мы с вами на это не способны. Почему? Чем мы отличаемся от Христа, ведь мы тоже люди? Он был совершенный Бог и совершенный Человек. Что такое совершенное человечество? Это значит, что Он был такой же Человек, как и мы с вами. Совершенно такой же! Почему же Он так жил, а мы с вами так мертвы? Церковь всегда говорит нам:

 

  1. «Помни о смерти, и вовеки не согрешишь».

Что такое: «помни о смерти»? Мы с вами люди, порожденные материализмом и гуманизмом, двумя величайшими соблазнами века сего: не верим в Бога, потому что мы материалисты, и не верим в вечную жизнь, потому что мы гуманисты. Мы с вами верим абстрактно: да, может быть, где-то Бог есть, мы придем в церковь на всякий случай. Но если нам скажут, что сегодня умрем, мы завизжим со страха: «Как же так, жизнь наша кончается?» И вот в этот момент мы не будем думать ни о Боге, ни о вечной жизни – это вещи для нас совершенно абстрактные. Когда это касается конкретно нашей жизни, все это сразу отходит на второй план, потому что жизнь-то, она живая — вот она. Ее можно руками пощупать, а что там будет на том свете, и есть ли Бог – неизвестно. А что касается вечной жизни, так, может быть, ее вообще нет! Поэтому у нас с вами нет веры, а у Христа была вера!

Все дело в том, что мы отличаемся от Христа только одним: Христос был Человеком верующим. Он был совершенным Человеком. Это означает, что Он был совершенно таким же человеком, как мы с вами, Он знал Бога верой, так же, как и мы с вами. Он совершил подвиг веры — в этом величайшая заслуга Христа. Он совершил подвиг веры, возможный для каждого человека. Если бы Он знал Бога воочию, если бы Он знал Бога лицом к лицу, если бы Он Сам с Собой встретился на престоле Божества, то не случился бы подвиг веры Человека, Которым был Христос. Он был верующим: Он верил, что Бог есть, и что есть вечная жизнь.

Когда мы уверуем в то, что вечная жизнь есть, мы обретем способность и, более того, необходимость жить в действии. Потому что, пока мы живем в этой жизни, ничего, кроме этой жизни нам не надо, и, устроившись в ней получше и покрепче, мы больше ни к чему не стремимся и считаем, что мы больше можем ничего не делать и пожить для себя: получать свое удовольствие, расслабляться и бездействовать. Но на самом деле есть вечная жизнь! И та жизнь, которой мы сегодня живем – это вообще не жизнь. Это только подготовка к настоящей жизни, о которой ап. Павел сказал: «Око не виде и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, что приготовил Бог для избранных Своих». И вот это и является целью человеческой жизни — подготовка к настоящей жизни!

Что же это за подготовка? Эта подготовка состоит в том, что мы должны всю жизнь карабкаться и подниматься с четверенек на ноги, чтобы стать человеками и перестать быть скотами.

Существует теория о том, что киты, дельфины и даже муравьи обладают умом ничуть не меньшим, чем сам человек. У дельфинов больше извилин в мозгу, есть свой язык, они разговаривают. Даже попугаи разговаривают, иногда очень сознательно. Ворона живет триста лет и набирается большой мудрости. В общем, всякой твари много: «Всякое дыхание да хвалит Господа», у Бога всего много – есть существа, даже, может быть, и умнее нас. Но, тем не менее, они – скоты и твари, а мы человеки. Чем мы отличаемся от скотов? Ничем не отличаемся, если мерить в рамках науки: у них мозги, и у нас мозги, у них пищеварение, и у нас пищеварение; у них сердце, у нас сердце; у них клетки, у нас клетки. Ничем не отличишь. Чем же мы отличаемся от скотов?

 

  1. Человек от скотов отличаемся только одним: верой!

Вера идет наперекор законам жизни. Ведь закон жизни – это закон джунглей: кто сильнее, тот и прав! А вера говорит нам: «Возлюби ближнего своего, как самого себя». Как только человек и человечество отступают от веры, так человек превращается в скота, а человечество – в стадо!

Посмотрите на своих детей, которых вы вырастили неверующими. В кого они на сегодняшний день превратились? Это же скоты, это звери: что они делают, например, со своими матерями? Это же жуть какая-то! Не мне вам это рассказывать — все это знают.

Человека делает человеком – вера! Вера дает способность быть человеком, жить и умереть перед Богом, как человек. И умереть, например, по своей воле, добровольно, как принял смерть Христос. Как Он ее принял от Бога, как волю Божию о себе и о человечестве.

Человек верою способен на подвиг самопожертвования, и на многие-многие вещи, которые совершенно расходятся, например, с такими скотскими вещами, как инстинкт самосохранения (желание любой ценой сохранить свою жизнь). Человек возвышается верой над животным миром и над смертью, которая властвует над всякой тварью. И через веру он становится бессмертным! Христос стал бессмертным и воскрес. Он был верующим, и Он победил смерть!

  1. И так проходит жизнь…

Мы с вами живем и, конечно, боимся смерти. Доживаем нашу жизнь, и нам она кажется бессмысленной: мы с вами стареем, смерть приближается к нам, и мы, боясь смерти, стараемся ее от себя всеми силами отодвинуть, забыть о ней, не думать о ней и пожить для себя столько, сколько удастся.

Христос воскресил Лазаря умершего накануне Своего входа в Иерусалим. И по сей день Церковь — великий источник жизни, бьющий для нас: «Жив Господь, и жива душа моя!». Христос может и нас всех воскресить так же, как Он воскресил Лазаря умершего. Господь вошел в нашу жизнь для того, чтобы победить смерть, чтобы мы имели жизнь вечную.

 

 

Нечего ссылаться на то, что мы старые, больные, или на то, что мы здоровые и молодые, и нам хочется побегать, и нам некогда! Жизнь человека устроена так, что ему все время некогда — он все время заботится о том, чтобы устроить жизнь для себя покрепче. Господь начинает эту жизнь потихоньку разрушать для того, чтобы в жизни человека не осталось ничего, кроме Христа, который каждый день проходит мимо человека и говорит: «Иди за Мной!» А человек отвечает: «Мне некогда, я молодой, есть удовольствия: женщины, вино, спорт, еще какие-то соблазны жизненные». Потом он становится старше: «У меня семья, мне нужно копить имущество, покупать дома, зарабатывать деньги». А Господь ему каждый день говорит: «Иди за Мной, оставь мертвым погребать своих мертвецов. Иди за Мной в жизнь вечную».

А мы все время не идем! Каждый день находится тысячи причин и оправданий, чтобы не идти. Потом мы с вами становимся старыми, наши близкие нас покидают – они умирают вокруг нас, становятся неподвижными. Мы и сами становимся неподвижными, глухими, слепыми, глупыми, теряем связь с миром и не нужны нашим детям, становимся им в тягость, сидим в четырех стенах, с нами никто разговаривать не хочет. И вот тут, когда Господь говорит: «Иди за Мной!» мы начинаем ссылаться: «я уже старая, я глухая, я не могу, не слышу».

Приходит старушка на исповедь — она всю жизнь была коммунистка, сокрушала церковь, вела антирелигиозную пропаганду, детей своих воспитала неверующими — они спились. У нее было много бед и скорбей в жизни, но всю жизнь она цепко держалась за свое право жить так, как она считает нужным. Наконец, она состарилась, пришла в Церковь, и говорит на исповеди:

  • Я уже старая, какой с меня спрос? Батюшка, ты что ко мне на исповеди пристал?

Да я и не слышу, что ты от меня хочешь?

  • Ну, как чего? Покаяния.
  • Какое покаяние? Да я ничем не грешна!

Вот такой разговор. Человек уже остался один — его Господь уже привел в такое положение, что у него впереди не осталось ничего, кроме Бога. Но и тут человек все равно желает для себя покоя: не нужен ему Бог, и Церковь ему нужна, только как клуб, как возможность придти и потолкаться здесь среди людей, которые, может быть, обратят на него какое-то внимание и у него будет, хотя бы, какая-то иллюзия того, что он живет. Приходит-то опять не для спасения души, а неизвестно для чего: себя показать, на людей посмотреть.

И на исповеди нечего сказать священнику. Даже здесь человек ничего не хочет сделать для того, чтобы последовать за Христом в ту вечную жизнь, в которую Господь зовет нас. В молодости некогда, в старости – не хочется, потому что немощные, глухие, слепые и глупые. И так проходит жизнь!

У протестантов была картинка такая: сначала я не могу думать о Боге, потому что я слишком мал; потом я не могу думать о Боге, потому что я слишком молод; потом я не могу думать о Боге, потому что я слишком влюблен; потом я не могу думать о Боге, потому что я слишком занят; потом я не могу думать о Боге, потому что я слишком стар; потом я не могу думать о Боге, потому что уже крест на могиле, и думать о Боге стало поздно.

И у нас с вами нет завтра и нет будущего! Поймите, мы умрем не через много лет, и не неизвестно когда, а завтра! Завтра не существует, есть только сегодня.

 

  1. Надо бросить сегодня все и начать жить для Бога.

И начинать сегодня быть человеками. И тогда Господь даст нам и завтра для этого. Но у того, кто не имеет желания жить сегодня, отнимется и то, что он думает иметь завтра. Раз мы решили уподобиться Господу, то должны действовать сегодня.

Сегодня Господь вошел в Иерусалим, сегодня Он воскресил Лазаря, сегодня Он пришел к нам для того, чтобы воскресить нас и спасти от смерти. И мы должны сегодня последовать за Ним, держась за край ризы Его. Спросить Его, что Он от нас хочет и как мы должны жить перед Ним для того, чтобы Он привел нас с Собой в вечную жизнь.

Мы с вами бессмертны, но это бессмертие зависит от нас и от того, поверим ли мы, что мы завтра умрем. «Помни о смерти и вовеки не согрешишь»!

Олег Чекрыгин

Вам также может понравиться

2 Comments

  1. 1

    Всё замечательно в этой проповеди, кроме одного: призыв последовать за Господом не доводится до самой «технологии» следования. Схватиться за край Его ризы? Как? Буквально? А где эта риза?
    В моём представлении — если уж следовать за Господом ПОЛНОСТЬЮ, то не миновать и креста на своей личной Голгофе… А этого никто не желает. Поэтому все призывы подобного рода остются, увы, в русле протестантских уверений в том, что Господь уже всех нас искупил своею крестною смертью, и делать ничего больше не нужно…

  2. 2

    На двух ослах.
    Сказано:
    [Мф.21:5] Скажите дщери Сионовой: се, Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной.
    Как это? Сразу на двух животных ехал в Иерусалим Христос? Разве такое возможно?
    Блаженный Иероним Стридонский: http://azbyka.ru/otechnik/?Ieronim_Stridonskij/tolkovanie-na-evangelie-po-matfeju=21 :

    — Это написано в книге пророка Захарии, о чем мы напишем с большей полнотой в своем месте, если позволит нам время жизни. Теперь же необходимо кратко коснуться того обстоятельства, что, по прямому смыслу, на небольшом переходе (in parvo itineris spatio) Он не мог садиться на то и другое животное. В самом деле, или Он сидел на ослице, тогда осленок был без седока; или Он воспользовался чтобы сесть осленком, — что более представляется вероятным, — тогда ослица была ведома на свободе. Так как прямой смысл (historia) представляет нам таким образом или нечто невозможное, или соблазнительное (turpitudinem), то мы переносимся к более возвышенному, чтобы уразуметь, что эта ходившая под ярмом ослица, порабощенная, влачившая бремя закона есть синагога [или народ иудейский]; а осленок, игривый и свободный, — народы языческие, на которых воссел Иисус; к ним двум послал Он и двух учеников Своих: одного — к обрезанным, а другого — к язычникам.
    Хорошее толкование.

    Немного непонятно правда кто в таком случае дщерь Сионова. По всему это должна быть ветхозаветная церковь, а Христос, как мы знаем создал свою церковь и царствует в ней.
    Тогда Христос едет к ней как царь её на двух народах?
    И почему люди ветвями и своими одеждами устилали дорогу? Да и если на язычниках никто не ездил, то где тогда был диавол?

    Но толкование явно много лучшее чем многие.
    На мой взгляд, Христос въезжает в Иерусалим на двух заветах. Один Ветхий другой Новый, но они едины, ибо это единое учение и потому на них можно ехать, как на одном – сразу вместе.
    Собственно это и нам послание, чтобы не разрывали их, как мы иногда это делаем, а пользовались ими как Сам Иисус Христос.
    А суть в том оказывается, что дело не в этих иконах, а в том, что в Евангелии на самом деле говорится о том, что Христос является в Иерусалим, имея под собой два завета, Ветхий и Новый. И именно перед Ним и заветами Его люди стелют на дорогу свои одежды, ранее обретенные ими при извержении из рая.
    Оказывается, перед Богом нам одежды плоти не нужны.
    Вот это в двух словах о двух ослах. Как видим тут совсем другие «картинки» складываются.

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку