Авторские колонки, Актуальные темы, Олег Чекрыгин

Вера – дар Божий

Вера –  дар Божий Вера –  дар Божий Foma 710x434

Фомина неделя. Ин., 65 зач., ХХ, 19-31

В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где соби­рались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам!

Сказав это, Он показал им руки и ноги и ребра Свои. Ученики об­радовались, увидев Господа.

Иисус же сказал им вторично: мир вам! Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас.

Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святого:

Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том ос­танутся.

Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был с ними, когда приходил Иисус

Другие ученики сказали ему: мы видели Господа, но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю.

После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди их и сказал: мир вам!

Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда, посмотри руки Мои; по­дай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим.

Фома же сказал ему в ответ: Господь мой и Бог мой!

Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня: блаженны не видевшие и уверовавшие.

Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о ко­торых не написано в книге сей.

Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во Имя Его.

  1. Есть ли у нас вера?

Что та­кое вера? Как вера возникает в человеке? Откуда она берется? Фома был ученик Господа, и был он человеком очень искренним. Мы с вами часто стараемся, прилаживаясь к окружающим нас людям, вести себя по­добающим образам, уподобляться тем, кто нас окружает. Если мы оказываемся среди верующих, то мы ведем себя как верующие. Если мы выходим из храма и оказываемся среди неверующих, то ведем себя как совершенно неверующие люди. Например, заходит человек в церковь первый раз и очень боится, чтобы не заметили, что он ничего не знает о вере, не знает как себя вести, как ступить, как молвить, как перекреститься.

Вообще, очень часто лицемерие приводит к тому, что человек так и остается невеждой на всю жизнь. Он приходит в сообщество людей, которые что-то знают, чем они могли бы с ним поделиться, и, напуская на себя важный вид знатока, так и уходит ни с чем – боясь показаться дураком, им и оказывается. Так очень бывает и в мирской жизни. Например, приходит человек в компанию каких-то людей, его спрашивают: «Ты читал об этом? Ты эту книжку прочел?» Он отвечает: «Да, я читал, я знаю», не имея об этом никакого представления. Это же не экзамен, никому, конечно, не интересно выяснять: читал ли он, на самом деле, знает ли он о том, о чем его спрашивают. Говорит, что знает, ну и ладно. И человек оказывается в некой изоляции, когда люди, которые с ним общаются, считают, что он в курсе того знания, которое обсуждается, а он совершенно ничего не пони­мает. И еще все время должен опасаться, что его разоблачат и осме­ют как обманщика. Так очень часто бывает в жизни, это греховное и ложное состояние самолюбивой горды­ни, которая боится уронить себя в чьих-то глазах.

Люди всегда одинаковые, они всегда страдают одни и теми же недугами, они везде ведут себя одинаково, таковы они и в церкви, таковы были и ученики Христовы, которые окружали Его, и никогда Ему до конца не ве­рили. Ведь как удивительно, Он три года находился с ними, а они все спорили между собой, кто же Он такой.

Есть такой знаменательный разговор в Евангелии, когда Христос спрашивает: «За кого почитают Меня люди?» Господь находится среди людей, три года происходит про­поведь Христова, Благая Весть совершает­ся среди человечества, происходят великие прилюдные чудеса при огромном скопле­нии людей: Он мертвых воскрешает, исцеляет сотни болящих, проповедует, кормит хлебами четыре тысячи, потом пять тысяч человек.

И Господь спрашивает: «за кого же почитают Меня люди»? Отвечают Ему ученики: «Некоторые Тебя почитают за одного из древних пророков, кто-то Тебя почитает за Иоанна Предтечу, который воскрес из мертвых». Но самое главное, что ученики находятся с Христом столько лет и боятся задать Ему прямой вопрос: «Скажи нам — кто Ты?» Ведь это так просто. И вы понимаете, есть вопросы, на которые нево­зможно и нельзя ответить, не отрекшись от самого себя.

В этом смысле, как бы сказать помягче, вера у нас с вами очень пуглива. Мы в церковь приходим, у нас какая-то вера есть, но мы ее очень стесняемся. Сейчас выйдем из храма на улицу, пойдем по городу, увидим церковь, крест, а во­круг нас будут люди, и мы с вами постесняемся и постыдимся перекрести­ться и будем себя оправдывать тысячью всяких оправданий: «ну, зачем я буду всем свою веру навязывать? это неудобно – люди вокруг».

Но с другой стороны, мы очень рьяно пускаемся во всякие религиоз­ные разговоры и споры, когда нам кого-то хочется обратить в свою веру, тут уж мы спуску не дадим, и будем спорить «с пеной у рта». А когда спрашивают: «скажи — ты веруешь во Христа?», — как мы пугаемся этого вопроса. А ведь это тот самый вопрос, на который человек не имеет права не ответить и, не ответив на него, он сам от себя отрекается, теряет в себе не только человеческое достоин­ство, собственное уважение, но теряет и веру, и Христа. Человек отвечает: «нет, нет, что ты, я просто так в церковь зашел, как все». И Господь удаляется от него, и вера из его души уходит.

  1. Христос исповедывал Свою веру…

Вспомните страстную седмицу. Господь приве­ден перед первосвященниками, на Него свидетельствуют лжесвидетели, но по закону иудейскому все эти свидетельства были недействительны. Так были устроены законы иудейские, что свидетельствовать против человека может только его близкий знакомый. И именно поэтому Иуда Христа облобызал – это было публичное свидетельство того, что они знакомы. И потом было еще много свидетелей, они клеветали на Христа, но все это было недостаточно для того, чтобы свидетельствовать против Него – единственная польза от этого была такова, что Христос сам проговорится. Он начнет с ними спо­рить и проговорится, и наговорит Сам на Себя — но Господь молчал, ни­чего им не отвечая. И в конце концов, пришли и говорят: вот мы слышали — Он сказал: «разру­шу этот храм и в три дня опять построю его». А храм Соломона строился 65 лет!

У нас храм Христа Спасителя в Моск­ве тот первый, не этот теперешний — макет, а тот первый настоящий строил­ся около 40 лет. Это сейчас при современных тех­нологиях так быстро построили, а тогда все делалось вру­чную. Храм Соломона строился 65 лет и это здание, наверное, раз в десять больше, чем здание храма Христа Спасителя. Тогда не было ни подъемных кранов, ни другой техники, но вес народ строил этот Храм, и строил 65 лет.

Господь говорит: «разрушьте эту церковь и в три дня восстановлю ее» — это, как бы такое кощунственное заявление, с точки зрения верующих тех времен. Ну что это такое? Народ 65 лет строил храм, а тут пришел и гово­рит: «разрушьте и Я за три дня такой храм построю». Заявление, конечно, спорное, сомнительное для них. И вы знаете, Господь молчит на это. Они Его подначивают, провоцируют, а Он ничего не отвеча­ет. И тогда первосвященник, понимая, что они ни в чем обвинить-то Его не могут, прямо обращается ко Господу и гово­рит: «заклинаю Тебя Богом Живым – ответь нам: Ты ли Христос, Сын Бога Живого?». И Господь отвечает: «ты сказал», — и подтверждает, говорит: «от­ныне увидите Небо отверстым». Ведь понятно, что провокация, ясно, что, на самом деле, Его хотят просто оклеветать, осудить и убить. И, тем не менее, Он отвечает и не отказывается даже перед лицом смерти. Вот это и есть акт исповедания веры!

Человека спрашивают, может быть и перед лицом смерти: «откройся и скажи нам, ради Бога, ты веруешь во Христа или нет»? И вот здесь мы не имеем права отказываться от своей веры и в этом случае мы обязаны сказать: «да, верую, я – христианин!» Даже если после этого нас потащат на дыбу или на мученическую смерть! Не все, конечно, в истории христианства смогли выдержать такой подвиг. И, тем не менее, этот подвиг совершается и совершается он ради тех, кто это спросил. Потому что, хотя человек имеет злые намерения, и хотя он совершает провокацию для предательства и убийства, но он – человек и его нельзя лишить исповедания веры и надежды на спасение души. Любовь Божия не соизволяет на то, чтобы любого человека лишить надежды, ка­кой бы он ни был злодей!

 

  1. Пример из жизни Святых.

Был совершенно потрясающий случай в Питере. Первомученика владыку Вениамина, архиерея Петербургского, большевики расстреляли в 1918 году в связи с изъятием церковных ценностей. Владыка Вениамин все ценности отдал, он сказал: «давайте соберем ценности и не будем это делать подневольно, не надо нам никаких комиссий, церковь служит народу, и она с народом разделяет все беды. Мы эти ценности цер­ковные отдаем добровольно для того, чтобы накормить голодных». Это, ко­нечно, была подлая, гнусная провокация, затеянная для того, чтобы ограбить на­род, уничтожить и растоптать церковь. Никаких голодных на эти деньги не кормили. Все это вранье, и все это не один раз властью безбожной уст­раивалось. Даже специально голод устраивался, чтобы заморить на­род, с одной стороны, а с другой стороны – чтобы церковь спровоцировать, уничтожить и растоптать ее.

Каждый раз это делается одинаково. Сначала приводят лжесвидетелей, выдумывают всякие искусственные ситуации, провоцируют народ, устраива­ют смуту, а потом Христу говорят: «заклинаем Тебя Богом Живым, Ты ли Сын Благословенного?» – для того чтобы убить и погубить.

И эта провокация в масштабах страны состоялась. Начали отбирать ценности, а владыка Вениамин сказал: «отдадим все сами, если надо накормить голодных, зачем нам это серебро и золото? Соберем наши Чаши, церковные, священные сосуды, снимем ризы дорогие, которыми народ украсил иконы, и сдадим все. Пусть это продадут за деньги. И деньги эти пусть идут голодающим».

Нет, этого мало! Это­го недостаточно, не в этом цель. Весь смысл в том, чтобы растоптать церковь. Нужно спровоцировать, и если провокация не удастся, то тогда нужно выдумать еще что-нибудь, придумать какую-нибудь вину. В конце концов, спросить Христа: «Ты ли Сын Благословенного? Скажи нам, ради Бога». И когда Господь говорит: «да, Я», — Они говорят: «это богохульство, схватить Его и казнить!»

Тут происходило то же самое, владыка Вениамин отдает все ценности, и его тащат на суд за веру:

— Вы сопротивляетесь власти!

— Как сопротивляюсь?

— Вы, церковники, подначи­ваете народ сопротивляться власти.

— Так мы сами все добровольно отда­ли.

— Нет но вы вашей верой смущаете народ. Вера ваша – это опиум для народа. Вы народ обираете, вы враги народа и советской власти.

И, в конце концов, начинается судебный процесс, владыку арестовывают и сажа­ют в тюрьму. Еще в то время советская власть, по глупости, устраивала су­дебные процессы, на которых вся вина заключалась в том, что ты – верующий. Вера смуща­ет народ, отвращает от прогрессивного мировоззрения, имеет влияние на умы. Казнить! «Уж виноват ты тем, что хочется мне кушать» — как сказал волк ягненку. И подписыва­ется смертный приговор. Выступают знаменитые защитники: «вы так церковь не сможете уничтожить, опомнитесь, церковь всегда устраивалась и умножалась на крови мучеников, вы только будете увеличивать мучеников в церкви». Выступают еврейские ад­вокаты, которые пришли защищать христианского епископа! Нет, выносится смерт­ный приговор – понятно, что совершенно незаконный, такой же бессмыс­ленный, выдуманный, как приговор Христу!

Повезли расстреливать. Как водится, унизили до конца, заставили выко­пать могилу, раздели, «разделили ризы моя себе». Происходит все абсо­лютно точно то же самое: раздели до белья до нижнего, а то и дого­ла раздевали; поставили на край ямы; выставили в десяти шагах расстрельную команду, крест, конечно, сорвали, унизили — его надо не просто убить, его надо еще растоп­тать морально, чтобы себя оправдать.

Ну, как можно взять и невинного человека лишить жизни, на основании каких-то совершенно дутых и незаконных решений. И вот он стоит на краю этой ямы и с ним еще два человека, которых тоже вместе с ним решили расстрелять. И эти расстрельщики (их отделение чело­век двадцать) стреляют с десяти шагов, дым рассеи­вается, а они стоят! Второй раз стреляют, дым рассеивается… В десяти ша­гах стреляют! А они стоят! И тогда расстрельщик, командир этого отделения, упал на колени и говорит: «Владыка, благослови нас, если мы тебя не расст­реляем, то расстреляют нас, пожалей наши семьи, мы люди подневольные. Мы веруем, что ты святой, только пожалей, помилуй нас, мы не можем не исполнить то, что нам приказано». Вся эта команда повалилась перед ним на колени и взмолилась. И он говорит: «ну, ладно, Бог благословит, стре­ляйте» Они выстрелили и убили их!

 

  1. Христос умер за всех нас, воскресив нас верой.

Ведь, на самом деле, в этом и есть смысл смерти Христа. Господь умер не для того, чтобы потом отомстить своим обидчикам. Он же потом этих обидчиков, которые кри­чали: «распни Его» – этих безумцев, людей, которые так желали Его смерти, которые так боялись за свое место, которые так ненавидели Его за то, что Он не оправдал их надежду на земное царство, Он их своей смертью и кончиной одарил верой. Именно они потом, стали первыми христианами. Из них родилась первая христианская община, из людей, которые были среди убийц Христа!

Исповедание веры – это акт, который нельзя отнять у ближних наших. Если мы откажемся исповедовать свою веру, то этим мы предадим Христа, не исполнив по отношению к ближним своим того, что Богом заповедано, по отношению ко всем людям. Бог всем хочет нам спас­тись, в том числе и своим врагам, тем, кто Его ненавидит. И надежда эта всегда есть, если даже для этого придется умереть нам самим. Может быть, через эту смерть к тому, кто предал и погубил нас, придет покая­ние, и он обретет веру и спасется. Потому что совершенно неважно, живы мы или умерли! Цель жизни не есть сохранение жизни – задача жизни не сохранить ее, а приумножить жизнь вечную.

И поэтому Господь сравнивает свою жизнь и смерть с колосом. Он гово­рит: «если зерно, пад в землю, не умрёт, то не возродится жизнь; а если, пад в землю, умрет, — возродится жизнь стократно, потому что взойдет новый колос и принесет стократный плод».

Мы веру свою боимся исповедовать, и также боялись ее исповедовать ученики Христовы, которые сидели, заключившись в Сионскую горницу. Что они делали там? Они спрятались и заперлись в Сионской горнице, потому что боялись, как бы их не убили. Господь умер и состоялось уже чудо Воскресения, а они все еще сидели в Сионской горнице взаперти. Они три года пробыли со Христом и боялись Его спросить: «кто Ты? скажи нам». И когда Господь их спрашивает: «скажите – за кого почитают Меня люди?» – они отвечают Ему самое разное. И только Петр гово­рит: «Ты Сын Благословенного», и за это Господь ему говорит: «блажен ты, Петр, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой Небес­ный,… и на этом камне созижду церковь Свою».

Петр – человек простой, Писания он не читал, но только слышал, что должен придти Христос и он так все просто воспринимает. Когда он видит Господа и три года находится с Ним, у него нет сомнений! Он думает: «кто еще может, кроме Сына Божьего, кроме Мессии быть таким, как Гос­подь». Он исповедует и говорит: «Ты — Сын Благословенного».

Вот посмотрите, на этот момент только у Петра есть вера, единствен­ный ученик, который исповедует Господа Христа – Мессией. И какова же вера его? Когда он приходит во двор синедриона и ему говорят: «и ты был со Христом?» — он трижды отрекается от исповедания веры, лишая тем самым тех людей, которые его спрашивали, возможности уверовать и спастись, может быть, ценой собственной жизни. И тогда Господь напрасно отдал жизнь Свою! Он ее отдал, а проповедь не совершается и вера в сердца людей не вхожа, некому ее проповедовать, потому что заперлись в Сионской горнице, заперлись по церквям, сидим здесь друг с другом, дрожим от страха, как бы кто не догадался, что мы христиане. А потом выйдем из церкви, и ведем себя как совершенно неверующие.

И только Фома, который был искренним человеком, на Тайной Вечери перед Христом исповедует свое неверие. Все делают вид, что они верующие, так все ходят за Ним, а потом разбегаются и сидят все в Сионской горнице и дрожат, затем бегут в Галилею и возвращаются к прежним занятиям – опять рыбу ловить. Все сидят и боятся только одного, как бы кто не догадался, что они христиане, что они были со Христом.

Искренность – это основа и залог живой веры. И поэтому Господь говорит: «пока не будете как малые дети, не войдете в Царство Небесное». Малые дети не умеют лицемерить, притворяться.

Вы знаете, когда мой старший сын был еще маленький ребенок, ему было года четыре, мы его наказывали за какие-то детские шалости, накажем, а потом говорим ему: «будешь опять это делать»? Он отвечает: «буду»! Говорит ребенок то, что думает! Взрослые очень злят­ся из-за этого: как это так — его наказали, он должен сказать, что бо­льше не будет, а он опять. Он не извлек нравственного урока, он даже, может быть, и не понял, за что его наказывают, но он просто говорит то, что думает!

И так же Фома говорит на Тайной Вечери совершенно удивительную вещь: «покажи нам Отца и будет довольно с нас». Христос просто обескуражен и говорит: «ну как же так, я три года с вами и ты говоришь – покажи нам Отца: Я и Отец Одно, Отец во Мне» Бога не видел никто ни­когда. Ведь Господь и есть Бог воплощенный в Человека, это и есть Бог, и увидеть это можно только глазами веры! Как Петр, который говорит: «Ты Сын Благословенного».

Что это означает? Что веры нет! И вот в таком прискорбном состоянии Господь удаляется с Тайной Вечери и идет принять свои крестные страдания, испить чашу свою до конца. Люди, которые окружают Его – неверующие, трусы и предатели – это ближайшие Его ученики, которых Он воспитал и вырастил! И они идут за Ним туда в этот Гефсиманский сад и ложатся спать, потому что им спать хочется. Он просит их побыть с Собой хоть последние часы, последние минуты побыть с Ним. Нет, они спать ложатся, они спать хотят, а потом разбегаются!

Вы поймите, ка­кова Божья Любовь, каковы мы для Бога, как Господь к нам относится, какие мы, действительно, для Него дети! Как Он на нас не обижается ни за что, и каково должно быть величие души, человеческой души Христа, чтобы принять эту кончину, смерть, эту страшную казнь и связанные с ней предательство и трусость своих возлюбленных учеников, своих детей, непристрастно!

У нас ведь как, если другой человек имеет иное мнение и начинает себя соответственно вести, мы тут же кричим: «предательство, вон его из нашей жизни, он нас предал». Какое же это предательство, это просто малодушие – душа в человеке маленькая! Ну, не выросла она. Ну, что делать!

С какой любовью Господь принимает учеников, которые только что пре­дали Его, струсили и разбежались. Он приходит их утешать в Сион­скую горницу, они сидят там взаперти дрожат от стра­ха. И приходит Он к ним для того, чтобы утешить их, ободрить и укре­пить в них веру.

Понимаете, они Его видят, но удивительное дело, «видя не видят, слы­ша не слышат», и никак не уразумеют, что же происходит. Воскресший Христос в день Воскресения вечером входит в горницу Тай­ной Вечери, где они сидят взаперти, а они так и не понимают, что же проис­ходит. Христос воскрес и им дает власть Духа Свято­го прощать грехи, им первым прощенным в церкви грешникам. Они сами грешники, они согрешили трусостью, малодушием и предательством! И вот этот дар, который дается Духом Святым в церкви апостолам для того, чтобы они сами себя в первую очередь могли простить.

Святые отцы говорят удивительную вещь, что

 

  1. человек должен быть снисходительным к своим грехам.

Это не значит, что человек должен опра­вдывать свои грехи, как мы это делаем: «Я это сделал потому, что были объективные причины, это вот так, а вот это не так, и я не виноват». Ничего подобного! Снисходительность в церкви дается не поэтому!

Господь пришел к тем, кто струсил и предал Его. И пришел Он к ним для того, чтобы простить им грехи и дать им власть прощать грехи таким же, как они. Он пришел для того, чтобы снизойти к их немощи и малодушию, и ободрить их, ибо вера – это дар Божий и человекам это невозможно, это возможно только Богу! И когда мы с вами каемся в грехах, то вот это самое снисхождение не в том состоит, чтобы оправдать свои грехи и доказать что мы не виноваты. Нет, мы виноваты перед Богом безмерно! Но наша надежда в том, что Господь милостив, и в том, что Он жалеет нас как детей и относится к нам, как к малым деткам, на нас не обижается. Он понимает, что мы еще очень маленькие и с нас спрос не велик, жалеет нас, любит, и, когда мы с вами грешим, когда мы делаем всякие гадости,   нас терзает совесть и мы приходим сюда в Церковь для покаяния, Христос нас здесь встречает не для того, чтобы судить, а для того, чтобы нас утешить и ободрить: « Ну, ничего, ничего страшного»! Потому что у Бога нет смерти, и зло не существует – Бог его не создавал! И поэтому в церкви совершается великое чудо прощения и утешения. Наша с вами надежда и правильное христианское устроение состоит не в том, чтобы избавиться от греха, доказать себе, что мы не грешим, а в том, чтобы признаться и сказать: «да я грешен, я плохой, и то что я делаю – это свинство, но это ничего, потому что Господь меня любит, и Он меня простит! Слава Богу! А я постараюсь больше не грешить, потому что Он меня так любит, так меня жалеет, так меня прощает, так меня утешает». Мы получаем вместе с церковью, вместе с первыми учениками великий дар: дар веры, прощения, утешения. Этот дар есть в Церкви!

Для того чтобы подтвердить этот дар, Господь приходит второй раз. Фома – человек искренний, он веры не имел, и сказал откровенно об этом на Тайной Вечери. Когда Господь приходил, его не было среди учеников. Фома приходит в Сионскую горницу, и ученики говорят: «мы видели Господа». Фома отвечает: «я не поверю, пока не будут представлены доказательства, пока я не смогу пощупать Его, убедиться в том, что это Он. Что это Его раны, действительно ли там есть дырки от гвоздей, которые в Тело были вбиты! Что есть рана от копья, которым Он был убит! Не поверю»! И Господь и на это согласен, Он приходит еще раз, приходит к Фоме, чтобы предоставить ему эти доказательства!

 

  1. Копание в ранах Христа…

Это было и в истории Церкви, и сегодня тоже есть, и все мало! В Церкви постоянно совершаются великие чудеса, например, постоянно истекает миро из мощей святителя Николая вот уже более полторы тысячи лет. Каждый может придти в Церковь и убедиться, что миро из мощей истекает. Совершаются все время по всему миру всякие чудеса, о которых мы читаем: то икона замироточит, то статуя Божией Матери слезами кровавыми заплачет, то еще что-нибудь. Плащаница есть, которую исследуют наверно уже 100 лет самые большие умники на свете с помощью всего, что у них есть в науке.

Вы понимаете, это копание в ранах Христа – вот пальцем туда поглубже. Они от Плащаницы куски ножницами отрезают, ее просвечивают. Мы Ему пальцем в раны, а Он терпит и говорит: «ну, давай, давай засунь палец еще поглубже, убедись. Вытащишь – он в крови будет, посмотришь, ну давай, ну еще»!!!

Происходит бесконечное копание в Христовых ранах, происходит и сегодня, а наши «фомы неверующие» все дальше туда лезут, все глубже и глубже! Целый есть комитет при ООН, которая Плащаницу исследует, сотни ученых в этом деле, все как один убедились, и невозможно опровергнуть! Да, это действительно Плащаница, ткань, в которую был завернуто Тело Христа! Да, и это отпечаток подлинный! Все уже убедились, но неверующим хоть кол на голове теши. Они чего-нибудь опять придумают. Если, допустим, Плащаница подлинная, значит это какие-то явления природы, что-то там случилось.

Много лет говорили: Христос – это мифическая фигура. Сейчас уже историки доказали, что да, был Христос. Ну что с того, был и был, мало ли кто еще был! Что касается чудес, начинают исследовать эти чудеса, а потом отвергают, говорят: да, да это есть, но если это не подделка, не фальсификация – это явление природы, которое необъяснимо! Вот это объяснили, сказали, что необъяснимо, и решили, что все в порядке! Ну, здорово, молодцы! Хоть кол на голове теши!

Понимаете, вера через знание не получается, знание – получается через веру, а не вера через знание.

 

  1. Вера – это сила души и дар Божий.

У меня духовник был отец Тихон (Пелех), о нем уже сейчас книжки написаны и признано Церковью, что он был прижизненный святой. А я это свидетельствую, просто сам это видел и знаю. Он сейчас уже много лет в могиле. Я как-то раз был свидетелем такого разговора. Пришла девушка высокоумная, тогда интеллигентов много на этот приход из Москвы ездило. А он такой старенький был, ему тогда было за восемьдесят, и уже было очень трудно разговаривать с людьми, потому что тяжело, возраст. Мне всего-то шестьдесят один, а я уже изнемогаю, ему было восемьдесят, он еще как-то там копошился и людей принимал, и с ними разговаривал, но было ему тяжело. Конечно, в споры никакие вступать не мог, послушает, послушает, потом скажет и тот, кто может услышать, и принять, получал большое благо. Приехала как-то раз одна девица и стала говорить умные слова. Она сама себя заслушалась, знаете, как с нами бывает. Он слушал ее, слушал долго, видно была, что он очень утомлен, устал, изнемогает. Потом он ей говорит, когда она в какой-то момент остановилась, наверно сама потрясенная и пораженная собственным красноречием, он ей говорит: «Милочка моя, ну что говорить о вере, вера – дар Божий!»

И никакими разговорами, и никакими доказательствами ее не получить, ее невозможно получить из знания, потому что она является Божиим даром, только Бог может ее дать! И вот это то, что Господь осуществляет в Церкви при втором посещении Сионской Горницы. Господь ободрил, утешил, простил и дал людям надежду, способность, возможность, прощать себе свои грехи, прощать пред Лицем Божием. Мы с вами имеем утешение, мы грешим, а потом говорим: “Господи, прости нас!” и через некоторое время мы чувствуем, что прощение в нашей душе произошло, и совесть наша успокоилась. Это дар, который дал Христос Церкви. Мы с вами можем просто помолиться Богу, и почувствовать, что мы прощены, что Господь нас простил и утешил.

Кроме дара прощения грехов, Господь дает и второй дар при втором посещении Сионской горницы — это дар Веры! Христос Фоме дал доказательства, дал ему засунуть палец в раны, засунуть руку в рёбра и это не могло дать ему Веры! потому что Вера ни из какого знания не получается. Можно засунуть этот палец в раны Христовы как угодно глубоко и Веру не обрести. Господь ему говорит: « будь верующим»! И Фома получил дар Веры, и стал верующим человеком.

И нам всем говорит Господь: «блаженны не видевшие, но веровавшие». Не надо нам никаких чудес и не надо нам ничего видеть, все у нас есть. Нам Иоанн Богослов свидетельство оставил, ему невозможно не верить, потому что он был друг Христов и любимый Его ученик, и он в сегодняшнем Евангелие говорит: «множество ещё сотворил Иисус перед учениками своими других чудес, о которых не написано в книге сей, сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его».

Олег Чекрыгин

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку