Breaking news, Авторские колонки

В «рашу» пользу

В "рашу" пользу В «рашу» пользу image big 98396

Всеправославный собор может быть сорван. В нашу пользу. Чтобы позднее пройти в РФ на условиях РПЦ МП

С 16 по 26 июня на острове Крит должно состояться мероприятие, которое может иметь судьбоносное значение для России и Русской Православной Церкви (РПЦ), — так называемый Всеправославный Собор. И хотя, как стало ясно на днях, он уже не может быть всеправославным, вызывает тревогу тот факт, что на него выносятся проекты документов с явными глобально-экуменическими тенденциями.

За грядущим событием пристально следит «православный олигарх», с чьим именем связывают активизацию «белого движения» в Крыму и не только, и при этом хорошо ориентирующийся в американской политической повестке, генеральный продюсер телеканала «Царьград» Константин Малофеев. По его словам, на Крите уже «высадился огромный десант американских спецслужб от ФБР до ЦРУ». Якобы они будут помогать обеспечивать безопасность проведения собора. Но реальная опасность связана не с терроризмом. Для России это — подчинение глобальным элитам и разрабатываемой для этого единой мировой религии.

Константинопольский Патриархат с середины 1960-х стал правой рукой Ватикана, и как уже писало Накануне.RU, именно Ватикан прежде всего заинтересован в том, чтобы привести все православие к «единому знаменателю». Так, президент Папского совета по содействию христианскому единству кардинал Курт Кох не скрывает того, что Ватикан давно ожидает этого собора. «Серьезной преградой для экуменического диалога является тот факт, что сами православные не находятся в согласии друг с другом по многим вопросам, а это, в свою очередь, затрудняет диалог с католической церковью. Поэтому я надеюсь, что эта ситуация будет разрешена посредством всеправославного собора, который поможет установиться большему единству среди православных церквей», — заявил Кох.

Он совершенно открыто признает, что «с 2005 г. мы пытаемся вникнуть в проблему первенства в диалоге с представителями 15 православных церквей», и расценивает как большой успех принятый в 2007 г. так называемый «Равеннский документ», когда православные церкви и папство признали, что Церковь нуждается в «первенствующем». Отметим, что РПЦ бойкотировала то совещание в Равенне, что, конечно, не удовлетворило Ватикан, ведь именно ради ее подчинения и ведется глобальная экуменическая игра. «Тогда мы решили работать над темой соотношения между православной соборностью и католическим первенством. Мы должны спросить друг друга: возможно ли в реальности первенство без какой-либо юрисдикции?» — говорит Кох.

В двух последних фразах заключена вся суть политики «святого престола» – без формального подчинения себе собрать всех в единую глобальную религиозную структуру, которой фактически будет рулить Ватикан. Не для того ли он так ожидает этого собора, чтобы «установиться большему единству среди православных церквей»? «Я был бы очень счастлив, если бы это событие имело место», — заключает кардинал Кох.

Поскольку Россия стремится занять достойное место в складывающейся глобальной архитектуре, не исключено, что в эту игру было решено вступить, преследуя свои интересы. Однако при этом нас может подстерегать опасность втягивания в выстраиваемую структуру глобальной власти не на наших условиях.

Все указывает на то, что собор организуется ради принятия одного-единственного документа — «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Во всяком случае, именно он вызывает самое резкое неприятие как у рядовых иерархов, так и у мирян. Складывается ощущение, что остальные документы призваны служить лишь «православным фоном», сглаживающим впечатление от того переворота, который может узаконить документ об отношениях с каким-то «остальным христианским миром». Речь идет ни много ни мало об экуменическом перевороте, который был совершен вначале на Втором Ватиканском соборе (1962-1965) и признал, что все религии несут в себе крупицы истины. Поэтому нужно стремиться к объединению всех под одной крышей, а Ватикан «открывается миру», чтобы возглавить этот процесс. Подобные планы вынашиваются и в отношении православия под маской «восстановления утраченного единства христиан».

Эти опасения исходят как из текста самого документа, так и процедуры голосования. В документе четырежды (!) упоминается об экуменическом движении, в котором Православная Церковь якобы всегда принимала участие (п. 4) и положительно к нему относилась (п. 6). По мнению архиепископа Берлинско-Германского и Великобританского Марка, в тексте «постоянно говорится о загадочном христианском единстве», но «нигде не сказано, что это такое», что вызывает подозрения. Архиепископ Марк предупреждает, что в России недооценивают экуменическое движение, поскольку с его зловещими плодами толерантности еще не сталкивались так остро, как на Западе.

Митрополит Пирейский Серафим полагает, что речь идет и вовсе об измене православию. «Тщательное исследование данного документа, — подчеркивает он, — приводит к следующему серьезному выводу: его составители преследуют цель с помощью всеправославного соборного решения узаконить и утвердить ересь, придать ей официальный статус и воцарить ересь синкретического межхристианского и межрелигиозного экуменизма в качестве официальной линии Православной Церкви». Самим названием документ ставит Православную Церковь частью некоего «христианского мира», делая ее одной из многих так называемых «церквей». Об этом предупреждает и митрополит Лимассольский Афанасий, а также многие другие иерархи, не говоря уже о мирянах. Если же свести все претензии к документу, публично озвученные только лишь клиром, то в один том они явно не уместятся.

Беспокоит и процедура принятия решений. Может быть, она специально задумана так, чтобы внести исправления в текст документов было крайне затруднительно? По меткому выражению диакона Владимира Василика, собор «уже прошел», так как голосовать можно будет только поправки, а не документы в целом; и если поправки не будут приняты, то документ будет считаться принятым автоматически. А, например, константинопольский патриарх-экуменист и союзник римского папы Варфоломей (именно он будет председательствовать на соборе) вряд ли даст изменить экуменический смысл документа об отношениях с «остальным христианским миром». Так, 29 августа 2015 г. он заявил, что этот собор не может считаться вселенским не потому, что они закончились в VIII веке, а потому, что на нем отсутствуют «христиане Запада». Тем самым он показал, в каком направлении смотрит Константинополь и какое будущее он видит у православия.

Поэтому у России и РПЦ остаются два реальных способа выразить свое несогласие с экуменической доктриной, которая может продвигаться на соборе. Первый – неподписание итоговых документов и объявление их еретическими. Но он маловероятен. Второй был бы наиболее выгодным – это просто неучастие РПЦ в соборе, что автоматически означает его срыв. Мы уже получили от папы римского поддержку по вопросу украинских раскольников и униатов. А вот с удовольствием, которое доставит ему этот собор, теперь можно повременить. Пусть предложит что-то еще.

3 июня стало известно, что так и может произойти. Патриарх Кирилл направил патриарху Варфоломею письмо, в котором выразил свое несогласие со схемой рассадки патриархов и других участников собора, предложенной организаторами. «Предстоятели не сидят полукругом, а друг против друга в две параллельные линии, с видом на председателя. Кроме того, в приведенной схеме предстоятели Церквей не сидят за одним столом, а каждый отделен от других его братьев, так что они не могут общаться друг с другом», – говорится в письме патриарха Кирилла, который считает, что это «разрушает общую картину Собора».

Претензии патриарха Кирилла накладываются на бойкот Болгарской Православной Церкви (БПЦ), которая также выступила с критикой собора и вначале пригрозила, а через несколько дней оказалась от участия в нем, чем по факту лишила собор всеправославного статуса. Основные претензии: непонятная цель собора, многочисленные несогласия по текстам документов, невозможность редактировать тексты в ходе работы собора (только поправки), несогласие со схемой рассадки предстоятелей, неподходящее месторасположение наблюдателей и гостей. Последние две претензии не так малозначимы, как это может показаться со стороны. Расположение иерархов при заседаниях очень важно и является предметом православных канонов. Символический смысл предложенной Варфоломеем схемы состоит в подчеркивании вселенского статуса константинопольского патриарха, который он имеет исторически, но по факту давно им не обладает. К тому же широко известны претензии Варфоломея на первенство власти в православном мире, что никак не вяжется с его значением для православия, реальной мировой столицей которого уже пять веков является Москва.

Интересно, что новость о письме патриарха Кирилла попала в русскоязычные СМИ благодаря болгарскому переводу публикации в греческой газете. Очевидно, патриарх не хотел давать этому огласку. Однако 3 июня состоялось срочное заседание Священного Синода РПЦ, который констатировал, что, «когда до намеченной даты открытия Собора остается две недели, существуют серьезные проблемы, требующие безотлагательных общеправославных действий». Это касается уже состоявшегося отказа БПЦ, возможного отказа Антиохийского Патриархата, а «неучастие в Соборе хотя бы одной Церкви составляет НЕПРЕОДОЛИМОЕ препятствие» для его проведения. Поэтому РПЦ призывает до 10 июня созвать экстренное Всеправославное предсоборное совещание для рассмотрения сложившейся ситуации и изучения представленных всеми Церквами поправок к соборным документам, чтобы выработать согласованные предложения. Времени остается очень мало, и шансов на проведение собора поубавилось.

Таким образом, со стороны РПЦ последовал сильный ход. Прямо накануне собора был сделан шаг, показывающий, что РПЦ не устраивают те документы, которые могут быть приняты на соборе, и та роль, которую нам там отводят. То есть теперь, чтобы провести собор, которого так хочет константинопольский патриарх, он должен принять наши условия. Поскольку православный народ в большинстве своем находится в недоумении относительно целей собора, этот шаг РПЦ представляется верным и своевременным. Как отмечено в решении Синода БПЦ, «пусть члены БПЦ проявят высокую церковную сознательность… и не поддаются излишним и недостойным манипуляциям».

А тревожиться есть от чего. Так, над главным входом в Православную академию Крита, где будет проходить Собор и которая находится под эгидой Константинопольского Патриархата, разместили витраж оккультно-экуменического содержания: на нем изображаются в центре три человеческие фигуры посреди… огня, что для православного собора просто кощунство. Эти три человека в молитвенном положении поднимают свои руки к религиозным символам – кресту, полумесяцу и… звезде Давида. Видимо, Варфоломею очень хочется доставить удовольствие иезуиту Франциску, который особенно печется об объединении с иудеями. При этом в главном зале академии, где будут проходить заседания собора, нет ни одной иконы Иисуса Христа. Их заменяют изображения героя языческой мифологии Прометея!

 

Особую тревогу вызывает присутствие на соборе инославных «наблюдателей». Митрополит Серафим в своем Обращении к Синоду Элладской Церкви заявил, что за двухтысячелетнюю историю Церкви на поместных и Вселенских соборах таковых никогда не было. «Еретиков приглашали на Вселенские соборы не в качестве «наблюдателей», а в качестве ответчиков, для того, чтобы они принесли покаяние. Если же они продолжали упорствовать в своих заблуждениях, их отлучали от Церкви и изгоняли с заседаний Собора». По мнению владыки, присутствие инославных на всеправославном соборе «узаконивает заблуждение и ересь и фактически подрывает авторитет собора».

Решение же, в соответствии с которым каждая поместная Церковь будет представлена лишь 24 архиереями, он назвал «невиданным нововведением», ибо во Вселенских соборах всегда принимало участие как можно большее число епископов. Он также обращает внимание, что в п. 22 экуменического документа заранее навязывается положение о непогрешимости принятых решений. «Сохранение истинной православной веры возможно только благодаря соборному строю, который издревле представлял компетентный и высший критерий Церкви в вопросах веры», — сказано в проекте. Это наводит на мысль, что критский собор преследует цель узаконить некоторый глобальный орган управления Церковью. Именно поэтому данный инструмент заблаговременно выводится из-под возможной критики и объявляется «высшим критерием Церкви в вопросах веры». Однако никакой собор сам по себе заведомо не является «высшим критерием». Им является лишь твердое догматическое самосознание членов Церкви. Именно этот факт позволял в прошлом отвергать экуменические решения, например Флорентийскую унию с латинством 1439 г., после которого Русь стала укрепляться и расширяться невиданными темпами.

Что касается целей экуменизма, то в Экуменической хартии, принятой европейскими «церквями» в 2001 г., о них говорится открыто. Среди прочих это:

— «преодолевать чувство самодостаточности в каждой церкви» (что равносильно комплексу неполноценности и ущербности вне глобальной религиозной структуры),

— «защищать права меньшинств» (несложно догадаться каких),

— «участвовать в строительстве Европы»,

— «стремиться к диалогу с нашими иудейскими сестрами и братьями на всех уровнях и углублять его»,

— «противостоять всем формам антисемитизма и антииудаизма» (о чем Накануне.RU подробно писало).

Последние две задачи отнюдь не случайны, так как экуменисты не скрывают: «Мы связаны единственной в своем роде связью с народом Израиля, с которым Бог заключил вечный завет». Таким образом, перечисленные задачи вообще не имеют к христианству никакого отношения, а вечный завет с Израилем попросту означает отказ от Христа, поскольку Он, согласно христианскому учению, как раз и исполнил Ветхий завет, дав Новый. Поэтому признание вечного завета Бога с иудеями означает признание Христа лжецом. Таким образом, экуменическое движение имеет откровенно сионистский характер.

В этих условиях проводить подлинно Всеправославный Собор можно лишь в России и на условиях РПЦ, а от проведения критского собора, видимо, лучше отказаться. Как заявил еще зимой митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий, «участие в нем может оказаться б?льшим злом, чем отказ от участия». Во всяком случае, до тех пор, пока он больше нужен Ватикану и Константинополю, а не нам.

Евгений Чернышев,

«НАКАНУНЕ.RU», 6 июня 2016 г.

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку