Breaking news, Авторские колонки, Актуальные темы, Главный редактор

Сын Божий: как понимали евреи Богосыновство Иисуса

Сын Божий: как понимали евреи Богосыновство Иисуса Сын Божий: как понимали евреи Богосыновство Иисуса Adoracao no Apocalipse 571x400

Предыстория возникновения тринитарного богословия, тупикового пути развития богословской мысли, упершейся в непреодолимые трудности, и брошенной как есть со всеми дырами, глупостями и несообразностями после десяти веков бесплодных усилий выдумать объяснение необъяснимому и объявить познанным непознаваемое

Нередко мне приходилось встречать высказывания зачастую и весьма авторитетных богословов о том, что апостолы, к примеру, были бы весьма удивлены, ознакомившись с современным догматическим богословием. И, в частности, с тринитарными догматами: Бог Един в Троице; Отец Небесный родил Превечное Слово своим Сыном прежде всех век; Бог-Слово вселился в человека и воплотился в Иисусе, ставшем
Богочеловеком, а по Воскресении вознесся и воссел одесную Отца на престоле Божества в человеческом обличье, с которым «неслитен, неразделен, неразлучен, неизменен»; Сын принес себя в добровольную жертву Отцу во искупление грехов, и во имя примирения Бога с согрешившим человечеством, и впадшим в тление и смерть Творением; а Дух Святый, Утешитель есть тот же Бог, третье Лицо Святой Троицы, равнозначное и равночестное, хоть и сходит в мир, будучи послан то ли Отцом, то ли Обоими – мнения здесь расходятся.
Для меня лично тринитарная догматика никогда не была проблемой — до тех пор, пока я не начал задумываться над всем этим навороченным «святыми отцами» догматическим хозяйством по причине общей утраты доверия к его «святым» авторам, на поверку в тотальном большинстве оказавшимися банальными лжецами и двурушниками, ловкими манипуляторами и бессовестными пройдохами во имя власти и именем ее. Это теперь. А тогда я думал: вроде бы все так и есть – разве нет? Вот же в евангелии читаем: «и когда крестился и выходил из воды, увидел Небеса разводящимися, и Дух в виде голубя сходил на него, и был глас с Небес: сей есть сын мой возлюбленный» (о крещении Иисуса); «и Он преобразился перед ними, лицо его воссияло как солнце, одежды сделались белы как снег… облако осенило их и из облака был глас: сей есть сын мой возлюбленный его послушайте» (Преображение Господне).

Вообще, в Новом Завете упоминание о Сыне Божием встречается 19 раз, включая сюда и Деяния, и Послания апостольские – не так уж и много на целое Священное писание христиан. Но, по сути, Богосыновство Иисуса является сердцевиной христианства, центральным опорным стержнем, на котором оно держится, и краеугольным камнем всей церковной посторойки, о чем Сам Иисус сообщает Петру в памятном диалоге Мф16:
«15 Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня?16 Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живаго.17 Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах;18 и Я говорю тебе: ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» — не на личности Симона-Петра, невежественного рыбака из Галилеи языческой, вовсе нет, а именно на ВЕРЕ в Богосыновство Иисуса.

Однако, иудеи не приемлют никакого Сына Божия в принципе, и за Него винят христианство в многобожии, то есть в язычестве, в котором сами-то они погрязли по самые уши еще с былинных времен легендарного Моисея, поклоняясь древнему идолу «яхве» в качестве своего главного бога. Так откуда же тогда взялась у Петра, простого рыбака из Галилеи, скорее всего неграмотного и уж точно несведущего в Писании, сама эта идея, высказанная Иисусу в качестве высшей Его оценки по сравнению с перечисленным учениками в той же главе почитанием Иисуса от народа: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков? Нет, Ты – Сын Божий.

И уж точно Петр ничего не знал о тринитарном богословии, появившемся лет через 400-500 после евангельских событий. Так что же имел в виду рыбак из Галилеи, назвав своего учителя Сыном Бога?
Для того чтобы разобраться в этом, придется вернуться в допотопные времена и заглянуть в еврейскую библию, их описывающую. Открываем книгу Бытия, и буквально на первых страницах обнаруживаем упоминание о СЫНАХ БОЖИИХ, да-да. Да еще и в конфузном для благочестия контексте: «тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал… сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им» (Быт.6, 2-4). То есть, упомянутые в библии сыны Бога были вполне себе как люди, да еще и имели все необходимые для соития с женщинами органы? Ну, это, право, как-то уж слишком по-гусарски, что ли.

Ответ и разрешение посетившего нас недоумения находим, в частности, в книге Петрова «Вот Б-ги твои, Израиль»: «…угаритское выражение bn ’ilm, буквально означающее «сыны Эла», надлежит понимать как родовой термин в целом для богов, стоящих ниже главы пантеона. В таком же смысле надлежит понимать точно соответствующее угаритскому bn ’ilm еврейское выражение bəne ’elim и сходные с ним еврейские выражения bəne ’elohim, bəne ha-’elohim и bəne «elyon». Подтверждение этому можно найти в самой ЕБ. Так, в тексте Втор. 32, 8 bəne ’elohim как «боги» противопоставляются bəne ’adam как «людям» в целом, а в Быт. 6, 2 и 4 bəne ha-’elohim как «боги» противопоставляются bənot ha-’adam как «человеческим женщинам» в целом. Таким образом, выражение «Сыны божии» в Еврейской Библии является синонимом слова «боги»».

Древние язычники, к которым в полной мере относились и евреи со своей верой в целый пантеон «богов», возглавляемый их главным богом-яхве, имели о своих «богах» представление как о высших человекообразных существах, вполне телесных и плотяных, но сверхъестественных, бессмертных и всемогущих, живущих где-то там у себя на небесах за облаками и голубой небесной твердью. Эти боги жили весьма насыщенной жизнью: женились на богинях, рожали сыновей и дочерей, боролись за власть и воевали друг с другом, устраивали всяческие бесчинства, коварства и предательства, и убивали друг-дружку, невзирая на кровное родство. А заодно при случае терзали по-всякому смертных, жалких людишек, требуя поклонения и кровавых жертв себе для пропитания, развлекаясь наведением на них бедствий, болезней и войн, и лично не гнушаясь массовыми их убийствами – такие всем известные добряки, однако.

Так что «сыны божии» для евреев были вовсе не в диковинку, сам Яхве был одним из СЕМИДЕСЯТИ сыновей высшего божества Эла и его жены Ашеры, потом он сам нарожал от Ашеры своих «сынов божиих» а после обиделся на Ваала, отбившего у него и взявшего за себя всю ту же Ашеру, и запретил евреям поклоняться Ваалу из ревности и мести – такая вот «священная история» у еврейского родового бога. И Богосыновство Иисуса было бы принято иудеями «на ура», если бы не его семья: обычные человеческие отец и мать, братья и сестры, дом и место жительства, и многочисленные свидетели-соседи, всегда знавшие Его семью, и Его самого, Сына Божия, с малолетства.

Поэтому совсем не удивительно, что Петр, малосведущий в еврейском законе язычник-галилеянин признал в Иисусе Сына Божия. В его устах это была высшая хвала, приравнявшая Иисуса к БОГАМ Израиля за явленное Им сверхъестественное божественное могущество. Но было одно «но», которому Петр в простоте своего искреннего обожания Учителя не придал дОлжного значения: по Закону бог мог быть сыном только богов, но никак не смертных человеков. И потому всякий человек, объявивший себя богом, считался самозванцем, богохульником и святотатцем, и по еврейскому закону подлежал смерти через побиение камнями. А у Иисуса была семья, отец и мать, братья и сестры – какой же Он Бог, если Он человек? Но Петр об этом не думал, будучи невеждой в Законе. Так что Иисус, открыв ученикам свое Сынобожество, сильно рисковал, и потому требовал от них, чтобы эту страшную тайну они хранили насмерть и никому из внешних не рассказывали о ней под страхом смерти Иисуса, о чем Он и говорил им постоянно. Богосыновство Иисуса и послужило настоящей причиной его смерти через предательство Иуды – именно эту тайну предатель выдал первосвященникам. Однако, еще долго после Его смерти и Воскресения его ученики продолжали считать Его Сыном Божиим именно в языческом смысле Божьего человекоподобия. И лишь на рубеже веков – первого и второго – появляется идея объединения двух язычеств: иудейского и греческого – в единое христианское богословие Божественного Логоса, вселившегося в человека-Иисуса. Идея, ставшая по словам Павла, «для иудеев соблазном, для эллинов – безумием».

Такова вкратце предыстория возникновения тринитарного богословия, тупикового пути развития богословской мысли, упершейся в непреодолимые трудности, и брошенной как есть со всеми дырами, глупостями и несообразностями после десяти веков бесплодных усилий выдумать объяснение необъяснимому и объявить познанным непознаваемое.

Таким образом, получается, что утвержденный Церковью признак собственной истинности, святости и единства, состоящий в требовании от своих адептов безусловной неоспоримой веры в непреложность церковные догматы, просто рушится и оказывается несостоятельным. Целые века древняя церковь вовсе не считала Иисуса Сыном Божиим в смысле воплощения Бога-Слово, о котором не имела ни малейшего представления, в человека-Иисуса. Но ученики имели о Нем вполне языческое представление, как о привычном для них телесном Боге, по своей доброте сошедшем с Небес на время, чтобы побыть с людьми и пожалеть их в отличие от других жестоких богов древности: яхве, ваала, эла и прочих языческих идолов. И Его происхождение от явленного Им в Себе Отца тоже воспринималось, как буквальное Его рождение вполне конкретным до этого неизвестным Богом-на-Небесах, добрым старичком на облаке, пусть даже и от земной женщины, осеменившим ее Духом вместо мужа. Недаром Филипп на Тайной Вечере говорит Иисусу: «Покажи нам Отца и довольно с нас». Эти древние вполне себе язычники, так ничего и не понявшие ни о Богосыновстве Иисуса, ни о Его Отце Небесном, ни о своем участии в Вечной Жизни Небесного Царства, тем не менее были подлинной Церковью Иисуса – что неоспоримо – не имея при этом никакого представления о тех догматических мудрованиях, которые сегодня предъявляются христианам на веру в качестве необходимого условия принадлежности к церковному «единству». То есть, подлинная принадлежность к Истинной Церкви Иисуса не в бездумном повторении хором на богослужении «Символа веры» — вера у всех разная и у каждого своя. И не в догматах, которые были выдуманы через столетия после евангельских событий. Но только лишь в личном Богообщении каждого с Живым Иисусом, Который всегда посреди верующих в Него, Сына Божия, и есть, и будет!

Нагороженное за прошедшие два тысячелетия фарисейское богословие оторвало христианство от Жизни во Христе, заставив христиан веровать не в Него, а – в догматы, соборы и правила. В этого церковного идола, обязательного для поклонения мертвой букве нового Закона, оказавшегося горше упраздненного Иисусом Ветхого – вместо Живого Бога.

А надо было всего-то признать, что Иисус – Сын неведомого Бога, Которого Он открыл и явил в Себе, как Отца Небесного Своего и всех нас, человечества. НУЖНО БЫЛО ПРОСТО ПОВЕРИТЬ ЕМУ НАСЛОВО.

Олег Чекрыгин

https://zen.yandex.ru/media/id/5e15dd31dddaf400b1f6c8aa/syn-bojii-kak-ponimali-evrei-bogosynovstvo-iisusa-5e34284870e4812eef673614

 

 

You Might Also Like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *