Авторские колонки, Актуальные темы

Религия и агрессия

Религия и агрессия 1654942 400952446718045 1596902508 a

Не может не удивлять тот казалось бы фантастический разрыв в христианстве между проповедью любви и всепрощения и ненавистью и крайней нетерпимостью ко всему инакомыслящему. Как вообще могло так случиться, что кроткий пророк из Назарета невольно стал отцом самой кровавой в истории человечества религии?


Конечно же, христианство не появилось на ровном месте, а возникло из более древней религии – иудаизма в котором было сильно развито чувство племенной общности. Своими считались только члены иудейского народа. Религия и национальная принадлежность полностью совпадала. Все остальные народы считались чужаками и по большому счету вовсе и не людьми. Чужаков можно было и часто даже нужно было истреблять, убийство чужаков даже не вменялось в грех. Например, иудей, убивающий не иудея в глазах Божиих, ничего предосудительного не совершал.
Библия подает нам прекрасное подтверждение наших слов.

«Потому что Давид делал угодное пред очами Господа и не отступал от всего того, что Он заповедал ему, во все дни жизни своей, кроме поступка с Уриею Хеттеянином». (3 Цар 15:5)

Любопытно, а что же делал такого угодного Богу Давид во все дни жизни своей?
Будучи в эмиграции в земле Филистимской, он пошел на службу к царю Гефскому Анхусу вместе со своей бандой, которую он перед тем собрал.

«И выходил Давид с людьми своими и нападал на Гессурян и Гирзенян и Амаликитян, которые издавна населяли эту страну до Сура и даже до земли Египетской. Опустошил Давид ту страну, и не оставлял в живых ни мужчины ни женщины, и забирал овец, и волов, и ослов, и верблюдов, и одежду; и возвращался, и приходил к Анхусу. И сказал Анхус Давиду: на кого нападали ныне? Давид сказал: на полуденную страну Иудеи и на полуденную страну Иерахмеела и на полуденную страну Кенеи. И не оставлял Давид в живых ни мужчины ни женщины, и не приводил в Геф, говоря: они могут донести на нас и сказать: «так поступил Давид, и таков образ действий его во все время пребывания в стране Филистимской». (1 Цар 27:8-11)

Позже, уже став царем, он поступал точно таким же образом. После завоевания столицы Аммонитской Раввы, Давид получил много добычи.

«А народ, бывший в нем, он вывел и положил их под пилы, под железные молотилки, под железные топоры, и бросил их в обжигательные печи. Так он поступил со всеми городами Аммонитскими». (2 Цар 12:31)

И, тем не менее, вменился в грех только лишь один подлый поступок против одноплеменника. А ведь Давид был не просто царем, а царем-праведником.

«Сущность концепции праведности в том, чтобы дать выход садизму, рядя жестокость в одежды справедливости».
(Бертран Рассел)

Но современные богословы оправдывают такие поступки, не отдавая себе отчет в том, что тем самым закладывают мину замедленного действия.

«Бывает нужно очистить зараженную среду, чтобы сохранить здоровье. Фанатизм в Библии попускается – перед лицом языческих крайностей он бывает меньшим злом, чем равнодушие».
(Андрей Кураев. Дары и анафемы. С.128)

Религиозное разделение — это рудимент старого племенного разделения, где людьми в полном смысле этого слова считались только члены своего племени. Все же остальные люди выносились, так сказать за скобки и приравнивались к животным, с которыми не нужно особо церемониться. Пока человечество было разделено на относительно небольшие племена, стычки между племенами с их религиями носили чисто локальный, межплеменной характер. Один народ мог стать жертвой другого народа и потери от этих столкновений были сравнительно не большими.
Но дело приобрело угрожающий характер с появлением, так называемых авраамических мировых религий. Одно дело, когда ненависть ко всем окружающим исповедало и практиковало сравнительно небольшое иудейское племя и совсем другое, когда эта ненависть была унаследована членами огромной международной религии, выросшей из иудаизма – христианством.
Христианство, как Франкенштейн, рукотворный монстр, почувствовав в себе достаточно сил для самостоятельного существования, первым делом возненавидело своего творца и по сей день мечтает расправиться с ним. Антисемитизм – визитная карточка многих «добрых» христиан.
Это же относится и к другой мировой авраамической религии – исламу, который составляет до сих пор сильную конкуренцию последователям иудейского пророка.
Вот как описует в 12 веке архиепископ Вильгельм Тирский розправу крестоносцев над мусульманами после взятия Иерусалима и именно тот момент, когда побежденные последователи Мухаммеда пытались спрятаться от «божьего гнева» в Иерусалимском Храме.

«Они вступили туда с множеством конных и пеших людей и, не щадя никого, перекололи всех, кого нашли мечами, так что все было облито кровью. Произошло же все это по справедливому приговору Господню и те, которые оскверняли святыню своими суеверными обрядами и лишили ее верный народ, очистили ее своею кровью и поплатились жизнью за свое злодеяние. Страшно было смотреть, как валялись повсюду тела убитых и раздробленные члены, и как вся земля, была облита кровью. И не только обезображенные трупы и отрубленные головы представляют ужасное зрелище, но еще более приводило в трепет то, что сами победители были в крови с головы до ног. В черте Храма, говорят, погибло до 10 тысяч неприятеля сверх тех, трупы которых валялись по улицам и площадям и которые были умерщвлены в разных местах города; говорят, число таких было также не мало. Остальная часть войска разошлась по городу и, вытащив, как скотов, из узких и отдаленных переулков тех, которые там укрывались от смерти, избивали их на месте. Другие, разделившись на отряды, ходили по домам и извлекали оттуда отцов семейств с женами и детьми, прокалывали их мечом или сбрасывали с кровель и таким образом ломали им шею. При этом, каждый, ворвавшись в дом, обращал его в свою собственность, со всем, находящимся в нем, ибо еще до завоевания города было установлено между ними, что по завоевании каждый присваивает себе на вечные времена все, что успеет захватить».

Апостольский приемник оправдывает дикую расправу над несчастными тем, что последние, по его мнению, одним своим присутствием оскверняли святыню и «лишили ее верный народ». Народ, люди, здесь только христиане, а иноверцы лишались этого звания, превращались в глазах победителей в животных которых «люди» «вытащив как скотов», «избивали на месте». Крестоносцы здесь поступают точно как Иисус Навин. Все совпадает до мелких деталей.

“Господь сказал Иисусу: не бойся и не ужасайся; возьми с собою весь народ способный к войне, и встав пойди к Гаю; вот, Я предаю в руки твои царя Гайского и народ его, город его и землю его; сделай с Гаем и царем его то же, что сделал ты с Иерихоном и царем его, только добычу его и скот его разделите себе». (Нав. 8:1-2)

Как же это одни люди превращались в какой-то момент в кровожадных монстров, не знающих пощады? Почему вопли женщин и детей о пощаде не находили никакого отклика в сердцах кровожадных человекообразных чудовищ?
Дело в том, что чудовища совершали суд «по справедливому приговору Господню»! Все человеческое в них было вытеснено, а на его место из глубин бессознательного поднялась страшная древняя сила – агрессия, которая была надежно защищена от критики совести, более высшей инстанцией — волей божией. «Господь сказал»!
Некоторое время спустя христиане и мусульмане поменяются местами и после взятия мусульманами Константинополя, уже христиан будут резать тысячами «вытащив как скотов», а их имущество присвоят себе «на вечные времена».

«Итак, три человеческих импульса, воплощались в религии, — это, по-видимому, страх, тщеславие и ненависть. Можно сказать, что цель религии в том и заключается, чтобы направить все страсти по определенным каналам, придать им вид благопристойности. Именно потому, что страсти, в общем и целом служат источником человеческих страданий, религия является силой зла, ибо позволяет людям безудержно придаваться своим страстям. Не благословляй их религия, они могли бы, по крайней мере, в известной степени их обуздывать».
(Бертран Рассел)

Конечно же, религия дает мощное прикрытие разрушительным силам в нашей душе и они, вырвавшись на свободу, безнаказанно предаются разрушениям во имя «бога».

«Еретики – это хищные волки, сыны погибели, ангелы смерти, посланные демоном для погубления простых душ. Это ехидны, это змеи! И само собой разумеется, что смертная казнь является единственно достаточным наказанием этих оскорбителей Божьего величества, бунтовщиков против церкви. Сам Бог повелевает убивать еретиков; это – члены сатаны, они должны погибнуть все до одного”, — говорил немецкий император Фридрих 2 Гогенштауфен.

Посыл понятен – еретики не люди, а хищные звери и мешают жить «нормальным» людям. Вывод – убивать! Проблемы с совестью разрешаются ссылкой на высшую инстанцию-Бога, который якобы в фантазиях религиозных маньяков «повелевает убивать еретиков». Агрессивные маниакальные фантазии базируются на свидетельствах Библии.

Бог приказал Саулу: “теперь иди и порази Амалика (и Иерима) и истреби все, что у него; не бери себе ничего у них, но уничтожь и предай заклятию все, что у него; и не давай пощады ему, но предавай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла». (1 Цар 15:3)

Ученые говорят, что такие понятия, как культура и цивилизованность возникли исторически не давно и напоминают, образно говоря кожуру на поверхности яблока. Все же остальное – дикие агрессивные животные инстинкты, которые часто показываются на поверхности сознания. Достаточно прочитать криминальную хронику, чтобы убедится в этом.
Человечество только лишь начало преодолевать в себе злого зверя и часто он показывает свои зубы и когти. Если цивилизация насчитывает всего несколько тысяч лет, то предыдущая история человечества — это сотни тысяч лет бескомпромиссной животной борьбы, где выживали только сильнейшие. Лишь сравнительно недавно люди стали жить по законам. Вот как представлял себе это римский философ Тит Лукреций Кар, живший в первом веке до нашей эры.

«Соседи тогда начали соединяться в дружбе,
Уже не желая чинить бесправие и враждовать,
А детей же и женский пол взяли под охрану,
показывая жестами и неловкими звуками,
что к слабым все должны иметь сочувствие.
Хотя согласие не могло повсеместно признаваться,
Лучшая и большая часть договор свято выполняла».

Однако скоро люди научились нарушать этот договор при помощи, как уже указывалось выше, высшей инстанции – повеления самого «бога». Позднее в интересах нации, класса, расы и т.д. Агрессивность благополучно дожила до наших дней, и угрожает нам новыми внезапными вспышками. Она приходит под разными масками, она – часть нашего естества.
В начале прошлого века, внешне дисциплинированный и цивилизованный немецкий народ продемонстрировал всему миру, настолько слабой и уязвимой является прослойка, отделяющая наше сознание от бессознательного и как легко она бывает прорываема дикими и необузданными бессознательными импульсами. А ведь именно немцы казалось, и были той «лучшей» частью, на которой зиждилась цивилизация. Немецкий психоаналитик Петер Куттер в своей книге «Современный психоанализ. Введение в психологию бессознательных процессов» признает агрессию одной из самых больших проблем человечества.

«Следует признать очевидную истину: человек в основе своей отнюдь не «благороден, отзывчив и хорош», потенциально он зол и опасен. Удручающий феномен агрессивности следует включить поэтому в драматический список conditio humana наряду с сексуальностью, тревогой, страхом. Только таким образом мы сможем лучше управится со скрытыми в нас разрушительными силами подчинить их таким образом, чтобы они не стали, подобно атомной энергии, источником постоянного страха, а могли бы быть использованы во благо, как, например, рентгеновские лучи в медицине».

Религия, увы, за весь период своего существования так и не смогла укротить агрессивные порывы своих адептов. Причем здесь отличились все три христианских направления. Стоит ли приводить здесь примеры подвигов католиков? Только крестовые походы и инквизиция унесли миллионы жизней еретиков и иноверцев.

Протестанты тоже не отставали в этом «богоугодном» деле. Кальвин впервые годы своего господства из 15 тысяч жителей Женевы 900 посадил в тюрьму, 70 изгнал, 60 казнил. Сжег живьем знаменитого ученого Сервета. Жарили несчастного итальянского философа на медленном огне три часа.

«Пуритане Новой Англии в 1703 году постановили на своем Законодательном Собрании выдавать премию в 40 ф. ст. за каждый скальп; в 1720 году премия за каждый скальп повысилась до 100 ф. ст. если это скальп мужчины, и 50 ф. ст. если это скальп женщины или ребенка. Британский парламент эти методы объявил “средством, дарованным ему Богом и природой».
(К. Маркс. Капитал, т. 1, Госполитиздат, 1955, стр. 756)

Неплохой подарочный набор от Бога и природы. Протестантские охотники на себе подобных тоже прикривались от совести знакомой уже отговоркой – боженька де даровал, а еще и природа! Чтоб совсем уж правдоподобно звучало.

Наша, православная религия в этом отношении была вполне «нормальной» и ничем не отличалась и не отставала от двух других христианских конфессий.
«Отныне Божьим законом заповедано вам преследовать преступления идолослужения всевозможным образом. Бог предписывает вам не щадить ни сына, ни брата и разрушать целые города, если они предаются этому пороку”, — писал мудрый Фирмин Маттерн к сынам императора Константина.

И те слушались мудреца. Еще бы, ведь «бог» же, как-никак предписывает!

«Император Лев 1 (457-474) вырезал 10 тысяч ариан в Александрии».

(А. Дворкин Очерки по истории вселенской православной церкви. 2008. стр. 374)
А император Юстиниан победил и вырезал все мужское население племени вандалов в Африке. (Там же ст. 364)

В Московии из-за гонений на старообрядцев около трети населения вынуждены были бежать за границу. Значительная часть из них нашли убежище на Украине и основали множество населенных пунктов, а также заразили украинцев ненавистью к своей этнической родине, которая казалась им страной победившего антихриста. Может поэтому у самых яростных русофобов на Украине российские фамилии? Например, Дмитрий Донцов.

В наши дни религия немного уступила свои позиции в мире и уже не может претендовать на роль единственной направляющей идеологической силы, но свои кровожадные методы она конечно же не оставила. И это увы, касается нас с вами.

“ Надо свободу замыслов пресечь – зажать рот журналистам и газетчикам. Неверие объявить государственным преступлением. Материальные воззрения запретить под смертною казнью…строгому подвергнуть надзору и за всякую проделку вешать. Материальные воззрения чрез школы распространяются…Кто виноват в этом? Правительство. Оно позволило. Следовательно, кому следует все это пресечь? Правительству».
(Феофан Затворник. Свят. Творения. Собрание писем. М. Псково – Печерский монастырь; Паломник, 1994)

Как можно в одно время рассуждать о глубинах Божьей премудрости и милосердия и требовать смертной казни для инакомыслящих? И как можно потом этих людей канонизировать? Да, все возможно верующему.

“И СВЕТ ВО ТЬМЕ СВЕТИТ, и тьма не объяла его»  (Ин. 1:5)

«Это евангельское изречение, пожалуй, точнее всего передает суть многовекового спора, который ведется вокруг событий царствования Иоанна Грозного».

(Митрополит Иоанн. Русская симфония. Санкт-Петербург. С. 132)

«Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма»?   (Мф 6:23)

А это евангельское изречение, пожалуй точнее всего передает внутреннюю суть митрополита.
Однако же это только цветочки, а вот и ягодки.

“Грозный был еще и тончайшим православным эзотериком. Иоанн 4 утверждает благой, в целом, характер смерти. Одна из главных задач инквизиции заключалась в том, чтобы провести грешника через некий ритуал духовного созерцания, обусловленного умерщвлением плоти. Долгие страдания постепенно делают человека невосприимчивым к физическим ощущениям, к запросам собственного тела. Разум, свободный теперь от телесных мучений, неожиданно открывает для себя новые функции, ранее ему неизвестные. Таким образом, наступает стадия просветления Разума, когда он, освободившись от материального тела, начинает свободно впитывать в себя божественные энергии высших сфер. Все это чрезвычайно легко накладывается и на опричный террор, который, несомненно, представлял собой одну из форм православной инквизиции. Иоанн Грозный и его верные опричники отлично осознавали свою страшную, но великую миссию – они спасали Русь от изменников, а самих изменников от вечных мук».
(Елисеев А. Опричная царя // Царский опричник. № 20)

А может, и Джек-Потрошитель тоже был тончайшим эзотериком? Ведь если следовать логике господина Елисеева, то так оно и было. Оригинальный способ спасения грешников, но какое отношение он имеет к христианству? Неужели где-то Иисус или же апостолы учили о том, что если долго издеваться над инакомыслящим, то освободившись от тела он «начинает свободно впитывать в себя божественные энергии высших сфер»? И если бы это было так, то почему же они пренебрегли таким надежным способом? Ну а если серьезно, то ведь это философия маньяка, который желает как-то обосновать свои садистские фантазии и с радостью находит в отечественной истории своих предшественников. Но ведь маньяка-то, вдохновил на такие размышления не фюрер, а митрополит РПЦ, для которого Грозный, как и для средневекового опричника, является «светом».

«Предрассудки не возникают без механизма проектирования, без проекций в отношении кого-либо как одной из возможностей (защитные механизмы) обойти свои трудности, приписав их другому человеку или группе. Тоже самое происходит с качествами, которые мы не оцениваем в себе самом и поэтому проектируем на других. Далее эти «плохие» качества переживаются нами, как присущие другим людям, и увязываются с чувством освобождения: «Мы же не такие». Под словом «мы» понимается и выражается то, что этим бессознательным механизмом пользуются целые коллективы. Как и члены терапевтической группы, они объединяются, не зная об этом сознательно, объединяются на основании того, что «мы-хоршие, а другие плохие». Такое опасное деление на две части может зайти столь далеко, что участники подобного объединения не будут обращать никакого внимания на реально существующие различия и выстраивать свой шизофренический мир.
(Петер Куттер. Современный психоанализ. Введение в психологию бессознательных процессов)

А ведь такой шизофренический мир строится прямо у нас под носом уже не первый год. Если кто-то наивно думает, что религиозные гонения – дела давно минувших лет, то таким нужно больше интересоваться положением дел, например, в самой распространенной религиозной конфессии не территории нашей страны – российским православием. В церковных лавках УПЦ МП продают книгу под названием «Молитва Иисусова. Опыт двух тысячелетий. Учение отцов и подвижников благочестия от древности до наших дней. Автор-составитель Николай Новиков. Отчий дом. Москва. 2006».
Эту книгу охотно покупают адепты УПЦ МП, и я ее вижу у многих из них на книжных полках. Вот некоторые характерные цитаты из этого «душеспасительного» чтива, которые позволяют понять, почему члены этой церкви такие агрессивные и просто пугают своими демонстрациями остальных граждан.
Полезно узнать об этом будет и тем, кто считает, что православие более мирная религия, чем католичество. Преимущество католичества в том, что всплески открытой агрессии в этой религии – дела давно минувших дней и сегодня они перешли в латентные формы, а вот для православия, похоже, все еще впереди.
Если запрещена пропаганда фашизма, расизма и прочих человеконенавистнических учений, то почему исключения делаются для пропаганды религиозной агрессии? Ведь там тоже присутствуют призывы к насилию над людьми, которые имеют иные взгляды. Почему не создать цензуру, чтобы защищать людей от пропаганды средневекового религиозного экстремизма в наши дни?

«Различные виды кощунств и хулы всегда почитались за великий грех и злодейство. Обращение к кощуннику гласит: «Если же ты бесчестишь Церковь, или икону, или святые мощи, ты бесчестишь Самого Бога». Преп. Иосиф высказывает общее (!) святоотеческое мнение: «Кто бесчестит Небесного Царя, или образы Его святых, или Церковь – какой он муки достоин? По Божественным правилам, в этой жизни он должен быть казнен через усекновение главы и предан вечному проклятию, по смерти же осужден в огонь вечный, с Диаволом».
Изучение Священного Писания и Предания позволяет заключить (?): «Совершенно ясно и понятно воистину всем людям, что и святителям, и священникам, и инокам, и простым людям – всем христианам подобает осуждать и проклинать еретиков и отступников, а царям, князьям и мирским судьям подобает посылать их в заточение и предавать лютым казням». (С. 190)
Представьте себе духовное состояние автора, если он считает, что Иосиф Волоцкий высказывал общее святоотеческое мнение и что «изучение Священного Писания и Предания позволяет заключить», что не согласных с учением его конфессии нужно «предавать лютым казням». А ведь он далеко не одинок в своем мнении и они живут не в глухом средневековье, а сегодня и среди нас. Смотрят в Книгу и видят там одно только зло и ненависть.
«Та мера нетерпимости по отношению ко злу, которую проявляли наши предки, побуждает о многом задуматься. Насколько же недопустимо попустительство тяжким грехам, если святые отстаивали столь суровую строгость. Видим, что никак не средневековая грубость права руководила ими, но святая ревность. А равноапостольный Константин признавался, что не по собственной воле был вынужден обратится к жестоким мерам, но «получив вразумление от Бога». Мы же можем назидаться осмыслением нашего собственного исторического опыта, который есть то же самое вразумление свыше.
«Народ наш должен неуклонно осуждать безбожие и всякие отклонения от православной веры и всемерно способствовать тому, чтобы в его будущем государственном законодательстве, в осуществление мысли епископа Феофана Затворника, был закон, сурово – вплоть до смертной казни – карающий пропаганду атеистических воззрений, и в особенности кощунство».
(Серафим (Соболев), архиеп. Русская идеология: Православный богословский церковно-монархический сборник. М. Лествица, 2000, с. 187». С. 192)

Снова «то же самое вразумление свыше». Можно лишь посмеяться над этими злыми бреднями религиозных фанатиков, если бы не одно «но». Дело в том, что один наш соседний братский народ испытывает сегодня большой идеологический кризис. У них нет национальной идеи. Они пытаются скрестить старую советскую идеологию с еще более старой православной идеологией и думают, что это сработает.

«Если же попытаться определить тот политический режим, тот способ власти, который нужен нашей истерзанной «реформами» Родине, исходя из тех политических реальностей, которые сегодня существуют, то я бы назвал его «православным сталинизмом». И одним из важнейших его признаков должен быть стратегический союз русской государственной власти с Православной Церковью».
(Игумен Алексий (Просвирин). Монах и воин. Беседа с генералом Макашовым // Русь православная. 1999, № 1 (19)

Да, игумен и генерал. Смесь святого Серафима Саровского с маршалом Жуковым. Мечта евангельского иудея. Так сказать, Бог-то бог, а будь и сам не плох! Хотя и известно, чем все закончилось для евангельских иудеев, но тут уж верно, история учит, что она ничему не учит.

Недавно слышал по радио выступление двух «пастырей», — протоиерея и архимандрита, которые призывали возобновить в нашей стране смертную казнь. Угадайте-ка с трех раз, к какой конфессии принадлежат эти отцы? А ведь это последователи Того, Который сказал: кто из вас без греха, первый брось камень.  (Ин 8:7)

Тут уж с двух одно: или они без греха, или же Он им уже не указ.

 

Вам также может понравиться

One comment

  1. 1

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку