Актуальные темы, Главный редактор, Олег Чекрыгин

Православная капуста

Палама Православная капуста kapusta 06 710x434

С самого начала всех разочарую – речь пойдет совсем не о деньгах. И даже не о постовых кулинарных рецептах

Седни пришел некий коммент на мой пост в блоге, касающийся паламизма. И вот что мне адресовал автор коммента: обвинение в ереси савелитизма (вот честно не знаю, что это такое, и узнавать неохота – лень); то же в ереси «антипаламизма»; затем подробный перечень, (цитаты соборных постановлений) 7 (!) анафем, под которые я немедленно подпадаю, и будь я проклят – а в конце обвинение в «неблагоговейности» моих сомнений. А всего-то я написал буквально следующее: «зачем Сущностного Действующего в 3-м Лице Бога подменять невнятными безликими Его «действиями», когда Он Сам действует и проявляется в Своих действиях на тварь видимыми изменениями, производимыми Им в Своем творении?» —  и по сути все. Как говорится в старом анекдоте: «А шо, в нашей Одессе вже и вопрос задать нельзя?»

И не то чтобы я так уж испугался насыпавшихся на меня игрушечных анафем  — у нас в православии кого только анафеме не предавали, и даже партию большевиков, которая целиком состояла из атеистов, ни в каком общении с Церковью вовсе не пребывавших, и над этой глупостью только посмеявшихся: мол, мели, Емеля… Однако, задумался.

Нет, не подумайте, не о своей горемычной судьбе лишенца, пораженного в правах (так при Сталине характеризовали «политических», врагов народа, которых не удалось почему-то расстрелять) припасть к стопам Святейшего Патриарха со всей его, как раньше говорили, патриаршей «сволочью». И не о страхе прослыть за свою неблагоговейную писанину «врагом церкви и всего православия», и быть побитым камнями православными активистами. И не о незавидной загробной участи на адской сковороде, которую уготовал реченный Палама всем, сомневающимся в его неоспоримой, поистине божественной правоте во всем, что ни возьми. Вива, Палама, ведомые на смерть приветствуют тебя! Непогрешимый Палама, мы, недостойные, влекомые во огнь вечный, вопием ти: Аллилуйя! Ну это я так, к слову. А задумался-то я о другом, о важном для всех нас: до каких  пор все мы являемся православными, а с каких пор уже нет?

Не поняли, о чем я? Не удивительно – я ж, известное дело, поп неграмошный, и, подобно Моисею, гугнивый (теперь, правда, давно уже епископ, но это только усугубляет дело). Щас объясню, однако.

Чему уподоблю Царствие Небесное на Земле – Церковь Христову? Возьмем в пример капусту: кочерыжка – это, скажем, Благая Весть, Евангелие Господа Нашего, и жизнь первых христиан в апостольские времена.  А листья, растущие по кругу – это, допустим, учение и жизнь Церкви. Выросшее, вроде, из кочерыжки, но постепенно, лист на лист навившись, стянутое в тугую твердую плоть и кочерыжкой уже на являющееся. У кочерыжки и  вкус другой, чем у листьев, горькая она и жгучая, кочерыжка-то – а все одно капуста.  Листья от одного стебля и плотно сцепленные, хоть и разные. При этом,  чтобы до нижних  листьев добраться и их увидеть, непременно нужно снять верхние – так уж кочан устроен. И каждый слой листьев подобен состоянию церковного учения и жизни век за веком. А кочерыжка от корня их все прорастает и на себя нанизывает и вокруг себя завивает – чем плоха модель, аналогия, то есть? История Церкви лист за листом снимает и на показ выходят листы сплошь в старых дырах и червоточинах, но не пожухлые или гнилые – оттого  сам-то цельный кочан живой и крепкий, и сегодня.

Возьмем другую аналогию – мысленный, так сказать, эксперимент. Допустим, есть некто Вася – и до каких пор он останется именно этим Васей, а не кем-то другим? Отрежем Васе ногу во сне, и когда проснется, не скажем ему об этом. Потом другую – и так дальше. И пока Вася не знает о своем уродстве, а душа все еще в нем, он будет все  тот же Вася, себя им осознающий, и никем другим не станет. Более того, коли по случаю узнает, что урод – расстроится, конечно, но! – расстроится-то ведь все тот же Вася , хоть и без ноги. Та же капуста – что с листьями, что без.

Я это к чему веду? Люди жили в Церкви до нас двадцать веков – и прожили разные времена. Когда-то не то, что Паламы – страшно сказать, ни символа Веры, ни Соборов, ни вообще догматики, как таковой, не существовало. И как же они без всего этого – неужто не спаслись? Ведь получается, что оживи того любого днесь, и православные его не примут, за своего не посчитают, но, пожалуй, еще еретиком объявят, да и предадут, чего доброго, анафеме. За то одно лишь, что его нашли в капусте раньше, чем вырос верхний, наш лист, и он его не видел, и с расположением наших современных червоточин не знаком.

Думаете, шучу? Да нет, вроде не до шуток тут. Отверни очередной капустный лист, и такое под ним увидишь… Вот Ориген, подвижник, учитель церкви, уважаемый в свое время человек, при жизни почитавшийся святым, и после смерти иже во святых прославленный. Прошло три века, и наросший сверху лист счел тот, что был внизу, гнилым, и его вырвал из кочна – у капусты так не бывает, а в жизни православных – сплошь и рядом. Хромает наша аналогия. В общем, «вынесли сталина из мавзолея» — бедного Оригена за внезапно обнаружившиеся через три века еретические воззрения выпинали из сонма святых во тьму внешнюю, где он с тех пор плачет и скрипит зубами. И сделали это, заметьте, сами, без всякого страшного суда: «Изволилось нам и Духу Святому» — так дерзко оглашали свои пристрастные решения грешные человеки на своих сборах от имени Самого Бога, порой, возможно, тем самым бесстрашно возводя хулу на Самого Духа Святаго, которая, по словам Христа, не простится человекам во век.

Так кто же может спастись? Воистину, человекам это невозможно – передерутся до смерти, как есть, прямо во вратах Царствия Небесного, в пылу сражения за правую веру забыв войти.

И кто же у нас, выходит, православный?

Кто православный – первый кинь в меня камень. Потому что в разные времена под православием подразумевали разное – в каждую эпоху свое. И как же примирить все это? И, главное, примирить нас друг с другом, по ненависти нашей друг к другу и ко всем «ненашим» узнаваемых, что мы православные?

Вообще-то выход есть. Все мы от одного корня – вспомните капусту – и этот корень есть Христос. А мы все – листья. Понимаете? ВСЕ. И все мы разные, и растем каждый в свою сторону. Может, есть и кривые, и дырявые – но живые, потому что в кочне, от одной кочерыжки. «Един Бог, едина вера, едино крещение». Палама, конечно, был умен – но жили и спасались христиане и до паламы, не ведая о паламизме, — как, впрочем, и сейчас живут и спасаются, не ведая о нем. Христос Сам для каждого Путь, и всякий идущий этим Путем, по дороге встречает и видит что-то свое: кто-то наслаждается солнечным днем, кто-то бредет в тумане, иные восходят в горы или видят разверзающиеся по сторонам пропасти. Все мы разные, и каждому – свое, лишь бы не отстать от Христа, не потерять Его, Идущего впереди нас, из вида. А потом, «свой путь земной пройдя до половины», каждый другому начинает рассказывать, что видел – и вот тут начинается ссора и вражда: «Врешь, нет там никаких гор, я перся через болота по колено в грязи», — «Нет, это ты врешь!», — «Оба вы врете, еретики, ату их!»… А лучше было бы, чем колотить друг дружку чем и по чему попало, порадоваться за других, что видели целый мир, сокрытый от тебя туманом. Да повеселить душу взаимной радостью братства с теми, кому – каждому – Бог дал познать так много разного, личного, своего – того, чем можно поделиться со всеми. Не заставляя при этом их непременно признать единственно правым кого-то одного, и заставить остальных шагать в след ему строем. Может, пора прекратить бессмысленные распри? Христос посреди всех нас, верующих во Имя Его – и Есть и Будет!

И не зная ни о Паламе, ни о его учении ни разу, мы от этого менее православными не становимся. И более – тоже. Так когда же вася перестает быть васей? Когда теряет себя, свою сердцевину, душу – и становится трупом. Когда сгнивает или сохнет лист в кочане? Когда отрывается от кочерыжки. Так и мы – кто бы что ни говорил, все, кто со Христом – православные, то есть спасающиеся. А не православные те, кто, давно потеряв Его из вида, говорит нам в том числе и с церковных амвонов:  «мы ели и пили у себя дома в то время когда на улице проповедовал этот нищий Христос» (Лк.13,25-26). Поэтому, православные , не радуйтесь тому, что вы состоите в правильной партии и исповедуете «единственно верное учение», ни тому, что вы разделяете учение Паламы и другие червивые извилины на многих капустных листах, бывших прежде вас, ни даже тому, что многие чудеса творите и бесы повинуются вам – но радуйтесь тому, что имена ваши написаны суть на Небеси, вместе с именами столь ненавистных вам ваших братьев во Христе, которые не со двора вашего: баптистов, протестантов, сектантов, католиков, англикан, старообрядцев и прочих «имена их Ты сам веси, Господи» – но которых Он Сам сведет вместе с вами в «едино стадо» —  наш единый для всех Пастырь, Христос.

Олег Чекрыгин

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку