Breaking news, Актуальные темы, Блоги, Главный редактор, Олег Чекрыгин

Порочный круг

main_536969_original

Возможно ли, чтобы «добрый корень» иудейского благочестия принес человечеству горький плод в виде бесчеловечных идей расизма и нацизма?

Главная идея, бытующая сегодня в иудейской среде относительно христианства такова: Христос не принес и не создал никакого нового религиозного учения по сравнению с иудаизмом, не сказал, в общем-то, ничего нового, чего бы уже не содержалось в Законе и его толкованиях, но просто был сумасшедшим смутьяном, объявившим Себя – Богом, за что и был справедливо осужден религиозным сообществом, и предан казни римской властью, как бунтовщик против закона и порядка. Эта же идея, правда, не в столь радикальном виде, признается и горячо поддерживается иудохристианами, которые, хоть и признают Иисуса Христом, Мессией, но также, вслед иудеям, повторяют, как мантру, что Учение Христа – лишь разновидность иудаизма, в который Христос пришел оживить его более строгим и неформальным, совестливым, соблюдением нравственных норм Закона. При этом ссылаются, в частности, на притчу о добром самарянине: «В Законе что писано, как читаешь?», — «Возлюби Бога…, и ближнего, как самого себя» — вот, дескать, видите, заповеди любви, приписываемые Христу, уже были и содержались если не в самом тексте Закона, то в его толкованиях, и еще лет за 200 до Христа были объявлены императивом исполнения Закона в жизни ортодоксальных иудеев (такое примерно мнение встречал у Лурье). Что дает право и тем и другим утверждать и считать христианство прямым порождением  иудаизма, а то и просто маргинальной иудейской сектой, «плохими иудеями», а современных иудеев «старшими братьями в вере» христиан по недавнему выражению папы Франсиска.
Оставляя в стороне рассмотрение христианства НЕ как учения, религии, философии и культуры, а как образа НОВОЙ жизни во Христе, ведущей в Жизнь Вечную, сосредоточим внимание на указанной притче – правы ли иудеи в отношении отсутствия новизны, и если нет, то в чем она?

Иудей недаром задает Христу уточняющий вопрос: кого считать ближними, а кого – нет, поскольку отнюдь не всякий человек мог считаться ближним еврею, но только еврей и никто более. Евреи были приучены своим родовым богом не считать за людей никого, кроме своих соплеменников, и не считаться с их жизнью нимало – и были выдрессированы путем жесточайшей тренировки на окружающих евреев племенах и народах, которых их «бох» требовал убивать массово всех до единого, включая беременных и «мочащегося к стене» — и стоило кому-то, пожалев, ослушаться, как он тут же подвергался устрашающей публичной расправе от своего бога в назидание прочим – и так веками, почитайте библию. А наряду с этим «кнутом» — сладкий пряник Завета: обещаний «светлого будущего» во всемирном еврейском царстве во главе с ожидаемым евреями Машиахом, которое почему-то так и не наступило ни разу, сколько евреи ни старались утвердить свое господство хоть над кем-нибудь – но всегда пребывали в рабстве и рассеянии, всю свою историю.

Иисус в ответ рассказывает притчу: некий человек на пути из Иерусалима в Иерихон «в разбойники впаде». Священник и левит, «шедшие тем же путем», перешагнули через него, как через труп и пошли себе дальше, нимало не озаботившись судьбой ограбленного и израненного человека – почему? Мнения толкователей разделились: одни считают, что шли на службу в Храм и боялись оскверниться кровью или мертвой плотью; другие думают, что побоялись за свою жизнь; есть и такие, кто объясняет символический смысл притчи: самарянин – это Христос-спаситель, проводник в Жизнь Вечную, а священник и левит – немощной ветхозаветный Закон, спасти не могущий.

Что ж, все, конечно, правы, каждый по-своему. Но мое внимание обращает на себя прежде всего то, что, скорее всего, пострадавший не был иудеем, но иноплеменником. Почему так думаю? Да потому что, во-первых, «путем тем» означает, что шли они в том же направлении, что и попавшийся разбойникам – не на службу, а в обратный путь, отслужив свою череду – и вряд ли их могла остановить боязнь осквернения. А во-вторых, будь то еврей, не бросили бы его на произвол судьбы, поскольку были служителями своего Бога и блюстителями Закона и «отеческих своих преданий». Ну, а коль скоро «своим» не был, то и за человека не считался – и стал бы кто утруждаться, да еще и жизнью рисковать  в нежилой местности ради умирающей скотины, осла там, или лошади? Может, и жалко, конечно, но не тащить же ее на себе Бог знает куда…

Однако, мог быть и евреем (и был брошен соплеменниками на произвол судьбы действительно из страха «оскверниться» по иудейскому Закону) – от этого последующее рассуждение никак не пострадает.

А вот «иноплеменник сей», язычник-самарянин не посчитался с трудами и затратами, поскольку в беспомощном человеке видел своего брата, такого же человека, как он сам – почему? Да потому, что ему не было ничего обещано сверхъестественным Богом евреев: ни кнута, ни пряника. И решение, что ему делать, принимал он сам, без оглядки на Закон и его правила – что можно, что нельзя, что скверно, что кошерно – и поступал просто по совести. Которая велела ему, как и всякому, быть милосердным к беспомощному и пожалеть несчастного, не считаясь с издержками – именно так должен поступать ЧЕЛОВЕК по отношению к ближним своим, то есть всем тем, кого Провидение доставило на порог к дверям его жизни.

И вот тут-то наступает «момент истины», а заодно и когнитивный диссонанс у иудея – настолько очевидным в этой притче предстает неизбежность признать самарянина (ЕРЕТИКА!) исполнившим Закон Любви самим делом, и через это получившим право считаться ближним любому облагодетельствованному им, в том числе и ЕВРЕЮ (то есть, всякий теперь, невзирая на его принадлежность, кто сотворит добро и благо еврею, тем самым становится его ближним, равным ему? Ужас, ужас!). Более того, получается теперь («иди и ты поступай так же»), что и еврей обязан «возлюбить ближних», считая за равных себе тех, кого раньше презирал, вообще не считая за людей, но приравнивая к скотине. Как же так – взять и отменить еврейское «наше все», нажитое непосильным трудом за века и тысячелетия еврейское родовое надменство: мы одни у Бога, только мы Его люди, у Него с нами Завет, что мы Его избранники, которые будут властителями над остальным человечеством на веки вечные, вот только дождемся Машиаха, и – Бинго! А тут такой облом, «дождались мы покоя непорочных дней», как сказал поэт – и это оказалось совершенно невместимо для «избранных» даже до сего дня.

Собственно, это и есть то «новое», что привнес Христос в иудейское учение: «идите и ВСЕМУ миру проповедуйте» Благую Весть о Спасении, Жизни Вечной и Царствии Небесном – и об ОСВОБОЖДЕНИИ евреев из рабства их родового «бога» — отныне и они, «погибшие овцы дома израилева», приглашаются в братство Христово и присоединяются ко всему человечеству – а не наоборот, как они думали, и думают до сих пор. «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное» (Лк.4,18).

То есть, я хочу подчеркнуть, что именно извращенное понимание иудеями своей избранности в разделении человечества на себя, «сверхчеловеков», и остальных «недочеловеков» всегда отделяло еврейство от остального человечества неодолимой стеной на путях общечеловеческого единства и всеобщего братства, которое, пусть и не случилось, но всегда светило человечеству как маяк гуманизма и милосердия всех ко всем. И в этом смысле именно евреи менее всех других народов были готовы к принятию христианства, которое именно потому и принес им, первым, Спаситель, посланный Отцом к ПОГИБШИМ (в отличие от прочих) «овцам дому израилева» — а вовсе не по причине их особости и близости к Богу. Человечество никогда не было идеальным, и постоянно впадало в националистические и религиозные разделения на «элиту» и «охлос» — но лишь одни евреи возвели свою особость в культ, который они исповедовали наряду с религиозными догмами упорно и неотменимо на протяжении всей своей истории, что продолжается и сегодня.

Евреи были не только благочестивым, но и высоконравственным народом, они свято исполняли многочисленные и замороченные требования Закона, и нравственный долг перед ближним (евреем)  был для них свят. Именно поэтому так странно выглядят перешагнувшие через несчастного: если бы был евреем, непременно бы помогли.

Вообще, евреи могли бы стать достойным примером всему человечеству – но не стали, как, впрочем, впоследствии – и христиане. Почему? Да потому что «по делам их узнаете их» — люди, начиная с детства, живут и учатся более всего примером, и подражанием ему – именно это является основой непринужденного естественного обучения младенцев «человечности»: прямохождение, говорение – все это подражание взрослым. И каков же был пример, заданный человечеству еврейством?

Сами высоконравственные евреи вели себя между собой во всем по-честному, но эти честность, достоинство и благородство так и оставались втуне, похороненные внутри еврейской общины, невидимые внешнему миру, состоявшему из «гоев» и «акумов», нечистых язычников и вероотступников, презираемых евреями хуже «скотов несмысленных» — да-да, я не преувеличиваю, именно так. И коль скоро высоконравственные евреи их за людей не считали, а почитали за «служебный скот», что-то вроде домашней скотины, которую Бог дал им в виде, удобном для использования, с «человеческими лицами» — ну так и вели себя с «неевреями» соответственно. Как? Можете сами ознакомиться в ВЗ: убивали по нужде освобождения земель для себя (геноцид), резали как скотину без зазрения совести, обирали, грабили, отнимали последнее, бросали в беде, обворовывали, драли три шкуры ростовщичеством, обманывали на каждом шагу, хитростью выманивали все, что возможно и обдуривали, в чем только могли, детей крали и продавали в рабство, женщин отбирали и насиловали, людьми торговали и рабский труд использовали напропалую – и еще много такого делали, от чего только в ужас прийти, а они этим еще и хвастались как особыми заслугами, и празднуют такие позорные события и «подвиги», как национальные праздники. И, заметьте, все эти преступления и мерзости были запрещены им в Законе ихним Богом – по отношению к ЛЮДЯМ, то есть к евреям. Но это же ведь не люди, а скоты, а со скотиной можешь делать, что пожелаешь, на нее веления Закона не распространяются, она же для того и предназначена, чтоб СОБОЙ кормить ЛЮДЕЙ – так Богом установлено от века.

И, справедливости ради надо сказать – их Бог не только поддерживал их во всем этом, но еще и понукал, заставляя творить еще худшие мерзости: резать, как скот, беспомощных и вспарывать животы беременным. А попробуй-ка, откажись – и окажешься или сгнившим заживо, или сам зарезанным своими же родственниками, которым «Бог велел», явившись им лично. Так что лично у меня к евреям – никаких претензий, и их милые родовые, генетические привычки я принимаю с полным пониманием того, что и они – жертвы своего «бога» и своей религии, которую никак не назовешь мирной и человеколюбивой, язык не поворачивается.

Так какой же пример миру и человечеству подал этот богобоязненный и высоконравственный народ? Как видим – самый что ни на есть дурной. Поскольку люди живут и учатся подражанием, не нами сказано, что дурной пример заразителен. Люди, жившие вокруг, смотрели не на внутреннюю благочестивую жизнь религиозных еврейских сообществ, а на то, что они творят вовне, в отношении «внешних» — и учились. И в этом смысле еврейская религиозная богобоязненность являлась еще и антипримером, только усугублявшим общее впечатление от еврейских «художеств»: если говорят, что верят в Бога, а сами творят такое, и Бог их не накажет, значит, так поступать им можно, а если им можно, то можно и нам – айда, братцы христиане! И не объяснить же было им разницу: вы-то для евреев хуже скотов, и потому достойны скотского обращения с вами, а с братьями так нельзя, и коль вы друг другу братья – в том числе и неевреи евреям – так и ведите себя по примеру благочестивых евреев друг по отношению к другу. Да, поди-ка, объясни такое – и евреи хранили эту тайну насмерть, отпираясь от самих себя самой бессовестной ложью в судах и сонмищах, скрывая свое истинное лицо изуверов, рядом с которыми Гитлер со Сталиным – это просто пионеры.

И получился тот пример – заразителен для всего человечества, которое совершенно развратилось этим дурным примером, не понимая его истинного смысла – вы не поверите – от самой лучшей, высоконравственной, богобоязненной и богоизбранной части человечества: еврейская закваска греха и мерзости по отношению к «внешним», вложенная «в три меры муки», проквасила род людской, в конце концов окончательно потерявший к нынешнему времени постхристианства человеческий облик и превратившийся в то, в чем его евреи подозревали с самого начала – в стадо обезьян, в «скотов несмысленных», которым нельзя ни в чем верить и доверять, но можно только презирать и использовать, потому что они достойны только одного – презрения.

Порочный круг библейской истории человечества – замкнулся.

Олег Чекрыгин

 

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку