Dima Duke, Блоги

Почему Евангелий — четыре, и все — разные?

image

До меня только недавно дошло, как могли на земле, в какой-то жалкой Иудее произойти в какое-то отдельное время Страсти Христовы. И иметь при этом значение, намного выше того что описано о жизни всяких там богов в облаках миллионы лет назад с синей кожей и восемью руками. Я думал, что если происходит что-то божественное, то оно должно быть чисто, вне времени и точно не в пространстве. Или очень-очень грандиозно, ну вы понимаете? Потому что если это все тут, так, по-домашнему, то это не Бог. А если всё не просто, то это не человек.

Всё произошло просто, по-человечески грязно. Нашими руками и для нас же. Условия были таковы, что никаких чудес на Кресте являть не нужно было. Попробуй-ка разберись, и поверь, был ли Бог, так, без особенных чудес.

Нам очень хочется, чтобы и тьма сделалась по всей земле, и завеса Храма разодралась, как и одежды фарисеев, и сам Храм дал трещину; хорошо бы еще, как мне всегда представлялось, это событие было действительно всеохватывающим — ну, скажем, каждый по всей планете увидел бы знамение в небе или что еще. Или, например, казнь. Не особенно лёгкая и не самая жестокая, какая могла быть. Но ничего подобного. Весь смысл был в том, что впервые казнили человека совсем без греха.

Человеческое сознание с готовностью отмечает такие вещи, как землетрясение или обилие непроницаемых туч, чтобы хоть что-то маркировало это дело как мистическое.

Всё это было на самом деле потому что Он был взаправду человек, и все свои страдания он перенес как человек, во всей полноте, только так можно объяснить местечковость этого события. Мир не рухнул, мир продолжил быть, и в нем даже как будто бы стало меньше магии, колдовства — потому что именно Сам Бог спустился сюда и освятил Творение Собою. Не нужно особых знамений, фейрверков и прочего. «Если ты Мессия, спаси себя» — вот чего люди всегда хотели, чудес по заказу. Так любой дурак может поверить, но он тогда будет «верить мимо цели», верить во всякое колдовство; тем временем как вера — дело намного более сложное.

Над Евангелиями, сработанными на коленке, лежит пласт самого события, которое они тщатся описать. Тщатся, потому что там ничерта на самом деле не понятно, противоречиво и туманно. Благочестиво сейчас говорить что мол Евангелия они такие офигенно священные, читайте их и всё вам будет — моё тому свидетельство, это ханжеский подход. Не со всеми это срабатывает. Мы должны ценить Евангелия, и священными они станут для нас просто потому, что ничего иного и не осталось. Нужно хорошо понимать, что это плохое свидетельство, довольно посредственный текст, чтобы хоть что-то понимать от своего ума. Понимаете, это тот самый агрумент, которым атеисты любят поносить Евангелия, мол они такие стройные и противоречивые. Ага, прямо как неумелые репортажи с места событий, да ещё и через десятки лет. Это единственный текст, что есть, и именно поэтому мы должны трепетно и бережно к нему относиться. А чем больше мы будем думать, что Евангелия к нам спустились по воздуху, все такие священные и сияющие, и переводить их можно только на ЦСЯ, тем меньше в нас веры, и больше ханжества да магизма.

Я стараюсь смотреть на людей, которые, как мне кажется, веруют глубоко, искренне, и делают это с умом. И вот недавно я услышал на проповеди, что Христос умер от отека лёгких, и именно поэтому из раны Его истекла вода, смешанная с кровью, а не потому что что-то там две природы. Таких людей не пугают подобные человеческие подробности — в отличие от меня — я жутко боялся что наш Бог окажется просто человеком. Но теперь мне понятно, что Он был и Тем, и другим сразу, и чем больше Он был человеком, тем больше он оказывается для меня Богом. Чем больше Евангелия просто посредственный текст, тем более они священны — потому что являют собой запоздалое, но настояще свидетельство Евангельских Страстей, самого уникального события в истории человечества. Евангелия такие — потому что Бог в этот раз был настоящий, такой же, как и мы с вами, человек. Всё — было на самом деле, в грязи и пыли Иудеи, и в то же время это совершается в Вечности всегда.image  Почему Евангелий - четыре, и все - разные? image1

Так вот событие нам не понять, если мы не будем иметь веры, хоть немного. Нам не подняться над противоречиями и не увидеть Христа. Нам не пробиться к самому событию, без веры мы лишь обречены строить церкви на месте крестного пути, обретать кресты и плащаницы и чахнуть над ними, как нищий над чёрствым хлебом. Господи, какой бред!

Вам также может понравиться

One comment

  1. 1

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку