Breaking news, Актуальные темы

Некоторые «равнее»

Российский закон об экстремизме нарушает права человека. Видеоролик, который сочли оскорбительным для Московской патриархии, признан «экстремистским» одним из судов города Владимира

В прошлую пятницу [речь идет о 21 ноября] видеоролик, сочтенный оскорбительным по отношению к Московской патриархии Русской Православной Церкви, был признан «экстремистским» согласно решению одного из судов города Владимира. Александр Солдатов, главный редактор «Портала-Credo.Ru», сайта в Интернете, на котором был размещен «содержащий оскорбления» видеоролик, теперь может быть привлечен к судебной ответственности, но на самом деле судить надо не его, а российский закон об экстремизме и тех государственных чиновников, которые способствуют распространению видеоролика и расширению его влияния в масштабах всей страны.

Обвинение должно быть предъявлено в связи с ущемлением религиозных свобод и связанных с ними прав российских религиозных меньшинств или любых лиц, которые посягают на гегемонию доминирующей в России церкви, либо конкурируют с ней.

В видеоролике, размещенном Солдатовым в прошлом году, показано, как судебные приставы пытаются конфисковать мощи святых у прихода независимой Российской Православной Автономной Церкви. В нем также содержатся критические высказывания по отношению к представителям Московской патриархии. Эти мощи были переданы Автономной Церкви в 1988 году, когда она отделилась от Московской патриархии.

Закон об экстремизме был введен в действие в России в 2002 году, отчасти в качестве реакции на обеспокоенность по поводу терроризма. Однако этот закон, предусматривающий наказание для тех, кто пропагандирует «исключительность, превосходство, либо неполноценность» граждан по признаку их отношения к религии, был дополнен в 2007 году положениями, распространяющимися на ненасильственные действия лиц, что вывело действие закона далеко за пределы каких-либо тревог по поводу взаимосвязи экстремизма и терроризма.

На момент выхода в свет ежегодного отчета Комиссии США по международной религиозной свободе перечень материалов, запрещенных в России по причине их экстремистского содержания, состоял из 2241 пункта. Одно лишь наличие у человека запрещенных материалов может стать поводом для наложения штрафа, а их массовое распространение, составление или хранение может иметь следствием тюремное заключение сроком до четырех лет.

Кого из россиян больше всех затрагивает этот закон об экстремизме? Прежде всего, живущих в стране мусульман, на которых зачастую неправомерно навешиваются ярлыки «лиц, представляющих угрозу безопасности» — что является серьезной ошибкой, — и это, наряду с разного рода репрессиями, может привести как раз к тому самому распространению радикальных взглядов, с которыми государственные чиновники, согласно их заявлениям, ведут борьбу, прикрываясь законом об экстремизме.

В 2007 г. одним из судов был наложен запрет на перевод на русский язык четырнадцати комментариев к Корану, написанных турецким теологом Саидом Нурси, и не по причине какой-либо угрозы безопасности, а из-за того, что автор этих комментариев заявлял об исключительности ислама.

К числу других примеров запрещенных текстов относится проповедь, произнесенная более века тому назад, а именно в 1900 году, митрополитом Шептицким, которого в настоящее время католики собираются причислить к лику святых, а также не менее 70 текстов из вероучения Свидетелей Иеговы.

В августе 2013 г. в России был закрыт доступ к международному Интернет-сайту Свидетелей Иеговы в его полном объеме, поскольку на нем содержались выражения из ранее запрещенных брошюр, например, выражения «как учит Библия», «приближайтесь к Иегове» и «следуйте за мной».

В начале 2014 года один из областных судов отменил это решение, положив конец нелепому положению России в качестве единственной страны в мире, запретившей Интернет-сайт этой пацифистской религиозной организации.

Очевидно, что ни содержание российского закона, ни его применение не объясняется тревогами по поводу терроризма и прочими соображениями безопасности. Более подробное разъяснение этой правовой нормы должно учитывать наметившуюся в России тенденцию к устранению групп верующих, которые напрямую оспаривают то, о чем многие государственные чиновники, в том числе президент Владимир Путин, заявляют как о роли Московской патриархии как единственного хранителя культурной идентичности России. Другим религиозным организациям не место в этой системе культурной идентичности, а посему ни на какую правовую защиту они рассчитывать не могут.

Данная тенденция может служить объяснением той причины, по которой закон разрешает должностным лицам государственных органов преследовать не прибегающих к насилию и никому не угрожающих граждан. Этим же объясняется и преследование пишущего на тему прав человека блоггера из Карелии Максима Ефимова, начавшееся после того, как в декабре 2011 года он раскритиковал Московскую патриархию. И, конечно, по той же причине Александр Солдатов сегодня рискует быть подвергнутым судебному преследованию за видеоролик, «оскорбивший» РПЦ.

Отчасти из-за закона об экстремизме и его применения российское правительство остается в списке второго уровня Комиссии США по международной религиозной свободе как допускающее серьезные нарушения свободы вероисповедания.

В ходе мониторинга нарушений религиозных свобод Комиссия использует международные принципы защиты прав человека, закрепленные в таких документах, как Всеобщая декларация прав человека и Международный пакт о гражданских и политических правах.

Мы не одиноки в наших выводах. Исходя из тех же принципов, Европейский Союз в марте нынешнего года подтвердил свое решительное неприятие закона об экстремизме. Два года назад, в июне 2012 года, к аналогичным выводам пришла Венецианская комиссия Совета Европы.

Венецианская комиссия, в состав которой входят независимые эксперты по конституционному праву, заявила о том, что в российском законе об экстремизме отсутствует ясность, а положения этого закона допускают его произвольное применение и слишком широкое толкование, вследствие чего нарушаются принципы международного права.

Наряду с вызывающими тревогу случаями нарушения других прав человека в России, особенно после возвращения Путина на пост президента, закон об экстремизме и пугающие факты его применения позволяют задать весьма тревожный вопрос: «Есть ли в России будущее у основных свобод, в том числе у религиозной свободы и свободы вероисповедания? То, как Россия в конечном счете поступит с такими людьми, как Солдатов, и с его Интернет-сайтом, возможно, станет ответом на этот вопрос.

От редакции»Портала-Credo.Ru»: Предлагаемый Вашему вниманию материал содержит ряд неточностей. Суд не установил, что спорный видеоматериал был размещен Александром Солдатовым, а мощи Суздальских преподобных Евфимия и Евфросинии были переданы в 1988 г. не Автономной Церкви, а группе верующих — клирикам и мирянке РПЦ МП, большинство которых в 1990 г. покинули Московский патриархат. С юридической точки зрения, РПАЦ никогда не вступала во владение мощами Суздальских преподобных и поэтому считает себя ненадлежащим ответчиком по делам об изъятии этих мощей.

Катрина Лантос Суэтт, Роберт П. Джордж

«THE MOSCOW TIMES» 26 ноября 2014 г.

(с) Перевод «Портала-Credo.Ru»

You Might Also Like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *