Breaking news, Актуальные темы

Не так уж плохо все, не так уж скверно…

Не так уж плохо все, не так уж скверно… Не так уж плохо все, не так уж скверно… i

Приходская модель как современная групповая психотерапия

У этого материала появилась интересная предыстория – он был написан специально для недавно появившегося в сети ресурса «Ахилла», но не опубликован в связи с «внезапно изменившейся политикой редакции». Об этих «внезапностях» и о том, почему «Ахилле» нельзя доверять, читайте по ссылке ЗДЕСЬ

 Постараюсь быть краток, писать тезисно и не растекаться мыслью по древу.

Сам я прослужил 20 лет именно на сельских и провинциальных приходах рпц мп, а после выхода еще 14 лет в кругу христианских общин, и имею возможность сравнить.

При всех недостатках приходской церковности ее естественная живучесть имеет свои объективные причины. Впрочем, не имеющие ничего общего с чаемой и мечтаемой адептами ВСЕХ религиозных организаций христианского и псевдохристианского толка «неодолимостью адскими вратами» их «церквей», обещанной Христом одной лишь Его Церкви. По причине простой и прозаической – этой Церковью ни одна из них поврозь, ни все вместе они – не являются и быть ими не могут по причине МИРСКОЙ ОРГАНИЗОВАННОСТИ, то есть преданности миру сему. А Царство Христа (и Его Церковь, как часть этого Царства) – не от мира сего есть. Задерживаться на этом не буду, кто хочет спорить, прошу ко мне в фб.

Так вот, причиной живучести именно приходской церковности, а отнюдь не общинной, и уж тем более не первоапостольской, или православно-протестной, является, как ни покажется это престранно и возмутительно честным и искренним служителям Божиим, вовсе даже не православие, и тем более не христианство – но некий род социального служения, востребованный определенными кругами общества в гуще народной.

Именно спрос рождает предложение – и спрос общества породил такого странного уродца, как церковно-приходское устройство государственно-церковных религиозных организаций православного толка. И это порождение советских времен оказалось живучим, и востребованным и в постсоветские времена по причине весьма прозаической: советская власть реанимирована и коммунизм «не для всех» продолжается во всей своей красе, вырвавшись из-за глухих заборов цековских дач на просторы родины «от Москвы до самых до окраин». Это в полной мере касается и церковной иерархии, окончательно распоясавшейся до барского хамства феодалов-крепостников, раздувшихся от денег и собственной важности.

Вглядимся: кто составляет основной костяк приходов не в московских храмах модных в среде интеллигенции настоятелей разного толка от супер-либералов Кочеткова и Борисова до супер-реакционеров Чаплина и Ткачева – а на обычном провинциальном и, особенно, деревенском приходе? 90% бабушки-старушки, и еще немного разных сирых и убогих. Как правило, есть еще один-два мужчины пубертатного возраста, «чающих движения воды», то есть вставших на путь церковной карьеры. Почему так?

Потому, что «о одиночество, как твой характер крут: посверкивая циркулем железным, как холодно ты замыкаешь круг, не внемля увереньям бесполезным…». Человек, переступивший пенсионный возраст, вдруг оказывается в обрушившейся на него пустоте, вакууме: никто больше им не интересуется, не звонит-не пишет-не приходит. Мужья умерли, друзья и подруги разбрелись и куда-то подевались, затерявшись среди волн бурного моря житейского. Коллеги по работе более вами не интересуются, поскольку теперь вы с ними – не коллеги больше ни разу. Дети выросли и им становится не о чем разговаривать с престарелыми родителями – ну не объяснять же маме на полном серьезе свои проблемы на работе и в семье? И решают «не волновать», но не потому что жалко и заботливо, а потому что скушно, томительно и…  — не нужно больше ни советов, ни поучений. И пожилая женщина оказывается замкнута в безвоздушном пространстве, ей ни дышать, ни жить больше нечем.

Выход?

Одним из таких выходов является приход, как стариковский клуб по интересам. И для пришедших в него начинается не просто общение, а новая, наполненная событиями жизнь. Нет, ни Бог, ни Христос Сам по Себе им неизвестны и, как правило, не нужны. Зато правила, порядки, всякие приметы, обычаи, обряды – то, что составляет сущностную ткань внешней стороны богослужения – принимаются ими безусловно и становятся для них центром и самой сутью, подлинным делом их церковной жизни, в которой они находят не только научение новому, общение с себе подобными на общие темы, но и возможность «стояния» за свою «веру», а также научения ей других, еще не наученных. Опять же, люди любят сказки и истории – и сюда как влитые ложатся церковные мифы, жития святых, благочестивые сказания – в общем, вся та литературная свалка, которая, за неимением понимания, что вообще делать со всем этим разношерстым хозяйством, названа «Священным Преданием» и оставлена на всякий случай как есть – именно взаимные пересказы и перетолковывания этих сомнительных источников церковной сказочной патоки становятся истинной усладой в устах и ушах престарелых прихожан.

Сама по себе религиозная часть, то есть христианская вера, ее догматическая, богословская и вероучительная сторона, а также мистическая Жизнь во Христе ими в основном игнорируется, пропускается и выпадает из их поля зрения по причине очень прозаичной: они пришли в церковь НЕ ДЛЯ ЭТОГО, а ради того, чтобы скрасить свое одиночество – и это надо понимать, и относиться к этому с состраданием и снисхождением.

Этих людей, как правило, вере во Христа не научишь, слишком это для них «мудрено». Приведу пример достаточно типичный. Я все долбил-долбил в проповедях, что нужно читать Евангелие, и, видать, с годами – капля камень точит – как-то проняло, принялись-таки за чтение. Приходит пожилая женщина, наша прихожанка (может, и не самая прилежная, но в наш храм ходила постоянно), и говорит продавцу: «Я у вас Евангелие недели две назад купила. Не могли бы вы взять его назад и вернуть деньги? Я прочитала его, и мне в этой Книге совершенно ничего не подходит». Видели бы вы, как она была рада, когда ей десять рублей ее без звука сразу же вернули – как тут она церковь зауважала!

Спрашиваешь, кто твой Бог? – Да, поди, Никола. А Троица – это Христос, Пресвятая Дева и святитель Николай. Ну что с народом сделаешь? Хоть обдолби язык, они все свое…

Да и само священство не больно-то утруждается проповедью, миссионерством и просвещением – они так сильно заняты, болезные, что поговорить с народом им некогда – мчатся по требам деньги зарабатывать, а потом – отчеты в епархию составлять «о проделанной работе» по воцерковлению и просвещению – одна бумажная фикция те отчеты, сами знаете.

Однако, я-то хочу указать на то, что такое положение дел, наоборот, очень хорошее и единственно реально востребованное – и вы со мной согласитесь, если сумеете исправить некий очевидный перекос в своем мировоззрении, касающийся церковной жизни.

Если попы перестанут мнить себя, любимых, пастырями, отцами, учителями (что прямо запрещено Христом в Евангелии), а свое участие в богослужении – Служением Богу, Предстоятельством, и Тайносовершительством (не вы совершители Таинств, а Христос посреди вас и верующих в Него прихожан, с которыми вы все вместе предстоите Ему), то все может встать на свои места. А именно. Приходится признать , что приход – это именно и только «клуб одиноких сердец», и ничего более. И в этом главный смысл его существования, его социальное значение и общественное служение.

Это ОЧЕНЬ МНОГО, очень важно для общества – и в то же время реальная возможность для верующих христиан, если такие найдутся в кутейном сословии, послужить ближним своим любовью и заботой о тех, кто стал никому не нужен. Это же и есть жизнь по вере тех, кто пришел послужить Богу в РПЦ МП (и не только). А также – для всех церковнослужителей независимо от их личной веры – возможность по-честному заработать на жизнь таким своеобразным способом, развлекая, ободряя и поддерживая стариков, больных и немощных – вполне себе достойная профессия независимо ни от какой веры в кого- или во что-либо. Ну а там, глядишь, может, кто из них и уверует? Чем черт не шутит…

Выходя на передний план, эта сторона служения могла бы найти общественное признание, и в то же время примирить верующих священнослужителей с той реальностью, с которой они столкнулись в своем служении вопреки своим мечтам и честолюбивым замыслам, разбитым вдребезги при столкновении с обыденным бытовым кошмаром, творящимся в сегодняшней церковно-приходской жизни, ни разу не имеющей ничего общего с христианством и христианскими отношениями вообще.

Вот, пожалуй, и все. Единственное, что осталось добавить, что, если взглянуть на церковную жизнь с этой неожиданной для многих точки зрения, сразу же становится очевидным то, что с традиционной позиции увидеть невозможно: АБСОЛЮТНАЯ ненужность всего архиерейского сословия во главе с патриархом, и их паразитическая роль трутней и бесполезных нахлебников.

Для чего нужна в Церкви иерархия, какова ее роль во всей церковной кухне? Ложное утверждение их самих о себе, что «благодать клиру и мирянам подается ТОЛЬКО от иерархии» является очевидной, хотя и столь привычной для мирянского уха ХУЛОЙ НА ДУХА СВЯТА, Который Сам, без одобрения и разрешения кутейников, дышит где хочет; и Христос, чтоб стать посреди собранных во Имя Его, обходится без спросу у попов и «владык». Итак, это ложь, причем ложь, оформившаяся до конца в сравнительно поздние времена, пожалуй, что начиная Паламы, провозгласившего и введшего в церковный обиход понятие безликой «энергии благодати», которой могут управлять и распоряжаться «преосвященные» по собственному усмотрению независимо ни от какого Бога — но я здесь не об этом, задерживаться на этом не стану, кто желает спорить, милости прошу ко мне в фб, уже говорил. Что же касается управления и – главное – хранения «в чистоте» православного вероучения, то для этого совершенно не нужна вся эта громоздкая и СТРАШНО дорогая надстройка над домами престарелых, в которые давно превратились приходы. Да-да, ведь вера прихожанам не нужна ни в правильном виде, ни в неправильном, отличить одно от другого они не могут, да и не хотят – им нужно УТЕШЕНИЕ. А для того, чтобы дать им его, вполне достаточно приходского батюшки, которому не нужны никакие надсмотрщики и управители, поскольку если он вдруг окажется чем-то плох, его прихожане САМИ с ним разберутся по-своему: пойдут к другому, проголосовав против него ногами и оставив его без своих денег.

Благодать Таинств, подаваемых БЕЗ ВЕРЫ, тоже сомнительна, и получение Ее от иерархии или БЕЗ иерархии – в данном случае, то же, что по пословице «хрен редьки не слаще». То есть, для функции утешения и Благодать тоже не пригождается, как и иерархия, которая считает, что Ею распоряжается – ни Та, ни другая в приходской жизни просто не нужны за НЕВОСТРЕБОВАННОСТЬЮ.

Так что, попы, бросьте вы своих «владык», оставьте им их храмы и имущество, а сами откройте вместо ваших храмов стариковские клубы в чайных и бывших столовых, будьте ближе к народу – и обрящете искомую вами свободу, а с ней и покой душам вашим. Ну, а если боитесь просто жить по-христиански – что ж, пусть все остается как есть, ведь все не так уж и плохо, не правда ли? Сколько бы вы ни лили слез и не сетовали на отчаянность вашего положения, но, как говорит пословица, «ни один поп под престолом с голоду не помер», и ни один из вас добровольно со своего места не сбежал. А почему? Да потому, что ВСЕМ вам, Слава Богу, есть чего терять, ребята. «Не так уж плохо все, не так уж скверно все…», как поет Шевчук.

Олег Чекрыгин, православный епископ

 

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку