Актуальные темы, Позитив

Механизм возникновения гомо-среды в церкви

Механизм возникновения гомо-среды в церкви Механизм возникновения гомо-среды в церкви 9466e6f20ac9

Попалась тут занятная статья (не новая, и может быть она уже всплывала в свете кураевского рубилова в конце прошлого года) на тему гомосексуализма в КЦ. Многие положения вполне подходящи и для ПЦ.

Все начинается с того, что семинаристу со склонностями либо утвердившемуся в гомосексуальной ориентации намного труднее стать нормальным священником. С одной стороны, священство может его привлекать, казаться ему идеальной средой, ибо так он имеет возможность пребывать в том окружении, которое он любит – исключительно среди мужчин, и ему не нужно объяснять отсутствие в его жизни женщин. Кроме того, к священству люди относятся как к огромной жертве ради Царствия Небесного, как отречение от высшей ценности супружеской жизни (к которой этот семинарист и так неспособен) – то есть, ситуация совершенно комфортная. Поэтому, если перед ними не ставить требования, то в отдельных монастырях и епархиях их может быть в разы больше, чем в среднем во всем мире – то есть, намного больше 1,5% от общего числа нормы. Насколько много, зависит от того, насколько доминирующую позицию захватили гомосексуалисты в епархии или монастыре, а также насколько остальное духовенство запугано или еще не осознает всей серьезности положения.

С другой стороны, гомосексуализм – это рана на личности, которая способна ограничивать многие ее функции, среди которых – нормальные отношения с мужчинами, женщинами и детьми. Это ограниченность становится причиной того, что человек постоянно лжет, скрывает существенную часть своей жизни, вынужден играть роли, что делает для него невозможными искренние, честные и глубокие эмоциональные отношения с коллегами и наставниками. Затрудняется и подлинное понимание женской природы и сути супружеской жизни как таинства между мужчиной и женщиной.
Кроме того, если гомосексуалист имеет в отношении других мужчин желание, которые имеет нормальный мужчина в отношении женщин, то они, эти желания, непрестанно будут тлеть в присутствии объектов его страсти. То есть, он находится в аналогичной ситуации, а которой оказался бы нормальный мужчина, который в течение нескольких лет (или всю жизнь) был бы вынужден находиться под одной крышей, в одних и тех же спальнях и ванных со множеством привлекательных женщин. Вероятность сохранить целомудрие в такой ситуации стремится к нулю. Конечно, как и всякого человека, наших братьев-гомосексуалистов следует уважать и стараться понять: они порой очень стараются, пытаются, и некоторым это даже удается жить нормальной, порядочной и даже святой жизнью. Однако им объективно намного труднее, и поэтому им это удается в разы реже.

Но если им не удастся овладеть своими наклонностями, да к тому же сито семинарского контроля пропустит их дальше, то настоящие проблемы начнутся именно в священнической или монашеской жизни. Здесь больше нет контроля со стороны настоятелей, а свободы гораздо больше. И если они пойдут на поводу искушений и вступят на путь активного гомосексуализма, то их ситуация поистине страшна. С одной стороны, они ежедневно совершают Таинства, служат святую Мессу, имеют дело со священными вещами, а с другой – постоянно делают нечто обратное, недостойное и греховное. Так в них возникает цинизм по отношению в святому, их нравственная жизнь атрофируется и они катятся по наклонной. А когда высшее для них умирает, его место занимает низшее: жажда материальных вещей, чувственные наслаждения, деньги, власть, карьера, роскошь и секс. И им уже непросто помочь – а что, собственно, может их вразумить и спасти, если ничего не смогли с ними сделать воспитание, вера и благодать?

Однако они прекрасно знают, что однажды все может открыться. Поэтому они заранее готовят защиту, поддерживают друг друга. Создают неформальные объединения мафиозного характера, стремятся захватить те места, где есть власть и деньги. Если кому-то из них удается занять некий пост в епархии, они стараются протолкнуть и продвинуть людей своего круга, либо, по необходимости, тех, о чьей слабости и нерешительности им известно, и можно не бояться, что они однажды выступят против. Таким образом, во главе Церкви порой могут оказаться люди с глубокой духовной проблемой, крайне далекие от того духовного уровня, который ожидается от людей их сана и должности, люди, погруженные во лжи, особо податливые на шантаж со стороны врагов христианства. Такие люди не говорят «от сердца», не открываются другим, потому что знают – им придется устыдиться себя. Вместо этого они говорят заученными фразами, копируют тексты других. Порой вокруг них распространяется ощутимая атмосфера вранья и духовной мертвечины. Таково фарисейство в чистом виде . Даже если они пассивные гомосексуалисты, как правило, они стараются защищать и проталкивать активных, выражают свою солидарность с ними, готовы «идти до конца». Таким образом, свое хорошее самочувствие они ставят превыше общего блага: «Пусть ваша Церковь вообще развалится и скомпромитирует себя, пусть над ней смеются, только бы мне и «моим» было хорошо до конца жизни». Это – омерта. Так они могут захватить позиции в церковной иерархии многих регионов, стать группами «власть предержащих», которые фактически имеют серьезное влияние на важные назначения и всю жизнь Церкви. Причем, зачастую они оказываются сильнее порядочных, ревностных епископов.

И тогда для нормальных священников начинается настоящий ад. Например, тогда в семинарии могут начать приходить юноши, которые уже являются младшими партнерами гомосексуальных священников. Когда ректор или настоятель пытается их отчислить, в результате отчисляют его самого, а не гомосексуального семинариста. Или если викарий пытается защитить молодежь от сексуальных домогательств настоятеля прихода, то попадает в кары и отчисляется за штат именно он, а не настоятель. За мужественное и порядочное отношение к своим обязанностям они подвергаются геенне. Нередко против таких священников организуются акции, их публично оскорбляют, унижают, очерняют. Если же священник или монах, которого склоняет к сожительству коллега, пытается найти помощь и поддержку у вышестоящего настоятеля, но порой наталкивается на еще большего гомосексуалиста.

Так поступая, члены гомо-мафии могут достигать таких постов и такого влияния, что начинают верить в свою абсолютную безнаказанность. Их жизнь превращается в сатанинскую карикатуру священнического служения – точно так же, как гомосексуальные пары являются карикатурой супружества. Из описаний в СМИ видно, что они начинают ввести себя как сексоголики, становятся все более распущенными, начинают прибегать к насилию, открыто склонять и принуждать к сексу даже несовершеннолетних. И тогда доходит до самого худшего – в том числе убийств и самоубийств.

Источник: naficus

 

You Might Also Like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *