Актуальные темы

Мелочность величия

Мелочность величия  85441

Пока один популярный российский фантаст бесновался по поводу «майданутых» коллег по цеху, которых он самолично больше никогда не допустит в российские издательства, другой — культовый — российский фантаст восхитился Украиной и блеснул знанием украинской фразы: «Чоловіки лишаються на Майдані». Фейсбук осыпался под «лайками».

Ах, эта русско-литературная тоска по свершениям, по почти отсутствующему в этой литературной традиции образу «настоящего мужчины»… Такая понятная тоска человека, профессионально работающего со словом, по настоящему значению. По слову, потерявшему суть и силу в мороке, обступившем нас в какие-то незапамятные времена. 

На линии жизни и смерти, как известно, суть обнажается. Она и обнажилась в наших людях и в нашей жизни в последние три месяца. И мы с удивлением увидели как наши «продажные врачи» идут спасать людей в полевых госпиталях. Что наша потешная армия хранит верность присяге. Что вечно «косившие» от призывов и сборов «ботаники» выстраиваются в очереди под военкоматами. Те, чьи хаты всегда были с самого края, — готовы открыть двери для своих сограждан-беженцев. Когда морок рассеялся, врачи оказались врачами, армия — армией, мужчины — мужчинами, люди — людьми. Слова вновь обрели суть и силу.

Неудивительно, что в этот момент «Русский мир» — это переиздание СССР — снова настиг апокалипсис. Повсеместный падеж Лениных стал знаком того, что ценность матери-истории больше никто не хочет преувеличивать.

И тут начались сюрпризы. Кто встал на защиту поваленных кумиров? Те же люди, которые обычно так же активно защищали ценности «восточнославянской цивилизации», «каноническое православие», русский язык и прочее «самодержавие и народность». Характерно, что среди украинских священнослужителей, например, никто не вступился за вождя мирового пролетариата. Но их ближайшие коллеги в России не преминули возопить о «вандализме», «варварстве» и хитроумно связать свержение лысин и кепок с перспективами свержения «канонического православия» и прочими «проблемами для русских».

Что ж, для нас не новость, что Россия добровольно провозгласила себя преемницей СССР. Но кто мог подумать, что она настолько вошла в роль? Вместе с Московским патриархом, совершенно искренним «соработником власти», и его «духовными скрепами». Он даже границы СССР постарался восстановить — в разумных пределах — распространив «духовный протекторат России», известный как «Русский мир» даже на такие неподконтрольные ему территории как Туркменистан или Азербайджан. Впрочем, справедливости ради следует заметить, что в реальности его занимали дела менее грандиозные — сохранение
своей «канонической территории», с самого начала конца СССР трещавшей по швам.

«Русский мир», конечно, патриарх не придумал. Он его присвоил, дал название и постарался возглавить. Русский мир существовал уже не одно столетие. Бывшие (и настоящие) колонии Российской империи/СССР/РФ — совершенно реальное пространство русской культуры. Здесь говорят на русском (пускай, не как на родном), покупают русские книги, смотрят российское ТВ и читают московские журналы. Вы сами посмотрите: даже в тот момент, когда российские войска входили в Крым, когда, фактически, начиналась война, наши СМИ продолжали размещать гастрольные афиши российских театров и поп-звезд. Т.е. гастроли не отменяются, артисты и антрепренеры не сомневаются в том, что они все равно получат в Украине свою кассу! Для реализации проекта «русского мира» этой постоянной гуманитарной интервенции, подкрепляемой университетскими квотами, научными стипендиями и прочими приятными мелочами, было бы вполне достаточно. Как достаточно этого британцам, чтобы сохранять свое влияние на бывшие колонии. У России даже больше возможностей, чем у британцев — ведь у нее есть еще и Московский патриархат!

То есть возможности были бы. Если бы не мелочность «русского величия». Это нежелание поступаться в малом ради большого очень заметно в церковной политике РПЦ. Так же, как в политике России вообще. Потеря сиюминутного влияния на ситуацию оказывается важнее стратегического выигрыша. РПЦ давно могла дать УПЦ не только четко обозначенную и согласованную широкую автономию. Она могла предоставить даже автокефалию — и получить в результате союзника в межправославном диалоге. Но, то ли за привычной маской величия кроется колоссальная неуверенность в себе, то ли бес все время путает — Московская патриархия поступает ровно наоборот. В результате укрепляя позиции «раскольников» и «униатов», внося раздор и смуту в ряды собственной паствы и клира.

В общем, рано или поздно это должно было произойти. Когда развеялся морок, оказалось, что никакого единства с Москвой у нас быть не может. И тогда все посмотрели на патриарха Московского — кто с любопытством, кто со злорадством, а кто с самой настоящей болью в глазах.

Когда украинские верные потребовали от патриарха объяснений по поводу войны, патриарх, по уже знакомой нам привычке, попробовал отмолчаться. Потом, когда тон вопросов перешел на высокие частоты, он что-то сказал. Но если он думал, что это нас удовлетворит — то он просто не понял, что произошло с Украиной, в том числе с его собственной паствой, за последние три месяца. Людям нужны были ответы, а не общие фразы. Но патриарх ограничился тем, что пообещал «приложить все усилия, чтобы кровопролития не случилось». И притом не преминул заметить, что украинцы пожинают плоды собственных ошибок. Нет нужды копаться в привычном для всех российских деятелей словесном мороке, чтобы понять: патриарх имел в виду Майдан. Вот за что, по его мнению, мы расплачиваемся войной с Россией. Что ж, он, по крайней мере, не стал в открытую нести ахинею о притесняемых русскоязычных.

Можно даже сказать спасибо. За то, например, что ввод войск не понадобился, дабы уберечь «канонических православных» от униатов и раскольников. А ведь могли и до такого додуматься. Если можно защищать «русскоязычных» и «этнических русских» от «бандерофашистов», то почему бы заодно не защитить православных? К счастью, российские идеологи остановились пока на этническом и языковом аспектах. Но, возможно, религиозную карту просто до поры придерживают в рукаве. Ведь могут быть попытки отнять, например, Почаевскую лавру у «канонических» в пользу раскольников? А то и Киево-Печерскую. В Украине найдется (уже нашлось) довольно глупцов и/или провокаторов, которые и повод подадут. А если предстоятеля выберут из «автокефалов»? Нелегитимно, разумеется. «Под дулами автоматов». В общем, «русское православие» в Украине тоже в любой момент может испытать необходимость в российских штыках. И говорите потом, что плебисцит в приходах УПЦ никто не проводил.

Но патриарх почти честно признался, что наши отношения с Россией разрушил Майдан. Правду сказал патриарх. Майдан разрушил наши отношения с Кремлем, Московской патриархией, с нашими российскими приятелями и даже родственниками. Иначе и быть не могло. Не потому, что русские СМИ все время лгали им про «фашистов», «бандеровцев», «погромщиков» и прочее. А потому, что Майдан был совершенно противен тому мороку, в котором они живут. Где выступить против власти — редкая разновидность богоборчества. Где поднять руку на милицию — преступление в квадрате. Вы можете не любить милицию и ругать власть, но подчинение им — свято. Богоподобие власти и архангелоподобие силовиков — непреложная часть морока, который мы вместе с Россией унаследовали от СССР. И из которого вынырнули на Майдане. Чтобы понять российскую массовую реакцию на Майдан — не только Кремля с его резонами, но и патриарха Московского, и тетки из Костромы (эту почти психотическую реакцию на наш гражданский протест), — надо понимать, что в их глазах мы совершили нечто святотатственное. Вроде убийства отца родного. И за это — как за настоящее святотатство — мы, по мнению патриарха, теперь расплачиваемся, стоя перед лицом братоубийственной войны, которой нам не выиграть.

Я не знаю, почему патриарх Кирилл так бледно выглядит последние дни. Где и на чем он так растерял красноречие и импозантность. Глядя на него, я готова поверить, что уже не он на самом деле управляет РПЦ. Что его давно загнали в угол и держат в качестве свадебного генерала. Что он вовсе не начальник о. Всеволоду Чаплину. Что он действительно — в отличие от прожженных циников, в менеджерском порыве собранных им под свое крыло в патриархии, — ужасается событиям, теряет дар речи, не знает, что сказать и куда деть руки. Так же, как им ужасаемся мы и все, кто сохранил хоть крупицу здравого смысла в мороке, сгустившемся вокруг и жаждущем любой ценой взять реванш за нашу минутную победу.

Как бы то ни было, патриарх Кирилл бессилен и почти повержен. Он не может не одобрить президента. Даже если президент впал в безумие. Не позволят ни традиция, ни простой расчет. И в то же время он прекрасно понимает — с первым выстрелом в этой войне УПЦ для него потеряна. Патриарх Кирилл имеет все шансы увидеть, как его светский «соработник» разрушает одним ударом то, что он сам так кропотливо, с таким дипломатическим хитроумием строил и удерживал в своих руках. И он не может ничего сделать. Даже сказать ничего не может. То ли его так крепко держат за горло. То ли он знает, что в мороке, поглотившем «Русский мир», его слова все равно не достигнут ничьих ушей. То ли и ушей-то никаких нет. Потому что «влияние РПЦ» в России — фикция. Которую морок поддерживал, пока патриарх делал то, что ему, мороку, было на руку.

Говорят, что Майдан и последовавшая за ним угроза войны сделали для Украины то, чего она не сделала бы сама, возможно, никогда: с опозданием лет в триста, но у нас все же начала формироваться политическая нация. Не знаю, как с нацией, но церковь обретает суть, как обретаем ее мы все. «То, что нас объединяет», о чем так долго и впустую болтали всякие «комиссии по церковному единству», становится почти осязаемым. И то, что разъединяет — тоже. Когда читаешь выкладки российских богословов о том, что война между Украиной и Россией «не дает канонических оснований для церковного разделения», понимаешь, как работает морок. Слова теряют смысл. А люди, сначала «немножко лукавят» ради высоких «целей», а потом и сами не замечают, как затягивает их эта бессмыслица, как превращаются они в картонных дурилок, не имеющих даже нарисованного сердца.

В то время как Чаплин — теперь, кажется, более официальный голос РПЦ, чем сам вечно отмалчивающийся патриарх, — призывает украинцев «во избежание кровопролития не оказывать сопротивления» победоносной российской армии, владыки УПЦ благословляют свою паству на защиту Украины. Верные УПЦ точно так же, как и прочие украинцы, стоят в очереди под военкоматом, и со всеми остальными мужчинами «лишаються на Майдані». Что поделать, если в мороке, в котором живет о. Всеволод, никакой Украины нет — есть только «геополитическая катастрофа», а также кучка фашиствующих раскольников и бандерствующих униатов…

Но когда морок рассеется окончательно, может оказаться, что не осталось на целом белом свете никакого МП.

Екатерина Щеткина

Источник: «Зеркало недели», Украина

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку