Актуальные темы, Межконфессиональный диалог, Проблемы и скандалы

Материнская плата

Материнская плата 1342964289 1317549030 iegovy 200x200

О том, как «толкователи Библии» выгнали старушку на мороз

12 января исполнился ровно год, как Валентина Степановна Котова отлучена от жилья. Отлучена родной дочерью, Марией Зо-вой. При непосредственном руководстве мужа Марии — Сергея, свидетеля Иеговы. Вопреки решению суда Левобережного района Воронежа (увы, не страшного для иеговистов).

У моего материала могло быть десять вступлений. И каждое было бы верным. Ибо тут такая многомерная социальная проблематика, что с чего ни начни, с ходу попадаешь в клубок запутанных отношений, событий и аллюзий.

Лубяная избушка

Первая аллюзия, что приходит на ум, конечно, — лубяная избушка. Ведь дом № 60 по улице Пахотной (Масловка), из которого дочь с зятем попросили на мороз 73-летнюю Валентину Степановну, наполовину построен на средства, вырученные от продажи ее родной квартиры. Правда, старушка когда-то (еще до замужества Марии) подарила квартиру дочери; ну так что ж, заяц в сказке тоже лисе полдома отписал, как родной, по доброте душевной.

Итак, по порядку.

Медленно передвигая ноги и страдая от одышки, ко мне пришла пожилая женщина. Спустя 11 месяцев скитаний по знакомым она получила от добрых людей совет подключить к своей истории СМИ. Чтобы помогли заставить исполнить закон тех, кто должен его исполнить. Или хотя бы, чтобы люди знали о том, как бабушке «в категорической форме было отказано в пользовании жилым помещением» (цитата из судебного протокола). Поначалу Валентина Степановна думала, что пускать ее домой дочери запрещает зять. Но потом, когда дело дошло до суда и ее противником на заседаниях выступала исключительно дочь Маша (представляющая своего мужа, который подал встречный иск), женщина поняла, что потеряла родного человека. Был инфаркт, и была больница…

Когда в середине 90-х Валентина Степановна нотариально подарила Маше свою «избушку» на Ленинском проспекте, дочь говорила маме, что останется жить с ней всю жизнь (был у нее опыт неудачного брака). После второго замужества уже Сергей Зо-ев давал теще обещание жить «душа в душу большой семьей» в одном доме, для чего надо было продать «избушку» на Ленинском проспекте. Да, квартира была юридически Машина, но все-таки Валентина Степановна в ней тоже была прописана. В общем, мнение матери тогда еще ценилось дочерью, и зять уговаривал тещу по-доброму. Говорил, чтобы не думала о том, как бывает у других, что он «не такой, как все».

Хозяин от Иеговы

И ведь правда — «не такой». Сергей (а вслед за ним и Мария, и их две дочки десяти и шести лет) — люди особые. Они — свидетели Иеговы. Есть такая религиозная организация, вы их либо встречали на улице, либо они стучались к вам в дом и предлагали поговорить о Библии. Вежливый такой народ, хотя и «особо отмеченный». Когда «большая дружная семья» зажила вместе в новом двухэтажном доме на улице Пахотной, Валентина Степановна скоро узнала, что принадлежит к людям семнадцатого сорта. Сперва она даже посещала «собрания секты», но — не прониклась. И вот когда женщина позволила себе «неуважительно и неоднократно» говорить с «Хозяином дома», не держа очей долу, зять запретил ей появляться на кухне в его присутствии. Даже говорить с ней для него было скверной. Поэтому, прежде чем поесть, Валентина Степановна звонила на работу дочери (Сергей занимался сезонными грузоперевозками; зиму, как правило, сидел дома) и спрашивала, можно ли ей выйти на кухню? Маша звонила мужу, а затем матери, и в зависимости от ответа «Хозяина дома» старушка приступала к стряпне для себя или ждала дальнейших указаний.

Постепенно конфликт набирал обороты. Мария до того, как стать Зо-вой, иеговисткой не была. Но — стала. А ее мать Валентина Котова — не была и не стала. Поэтому так же естественно, как дочь, не смогла воспринять новое правило, что отныне в доме есть только один закон — слово его Хозяина. Отсюда же расхождения во взглядах на житье-бытье детей: Мария считает, что они слушаются отца-Хозяина по любви, бабушка опасается, что зять запугал внучек. Ведь тот, кто вызвал гнев Хозяина, не имеет права не только открывать рот, но и попадаться ему на глаза. Потому в итоге семейно-религиозной войны старую мать и отправили с глаз долой. 10 января 2013 года Валентина Степановна ушла из дома к подруге. Переждать последствия ссоры. Но назад ее уже не пустили. «Зачем? Как ты себе такое представляешь?» — ответила дочь, когда спустя два дня мама позвонила сказать, что возвращается.

«Веселые и активные»

73-летняя Валентина Котова — человек, как мы все. Фактически потеряв близких (дочь и внучек), она просто пытается выжить. Подала в суд и выиграла иск «об устранении препятствий в пользовании жилым помещением» в первой инстанции, затем — кассацию. Сейчас с адвокатом готовятся к новой судебной тяжбе, чтобы в решении суда была указана конкретная комната, куда должна вселиться истица. И тут Зо-вы, видимо, по совету своего адвоката, сделали «ход конем» — закрыли места общего пользования на первом этаже дома на Пахотной и разобрали лестницу, что вела на второй этаж в жилые комнаты. Когда Котова пришла с приставами и решением суда, зять предложил старушке: «Давай, взлетай». Пристав Ирина Копачева попросила вселить женщину в какое-нибудь помещение на первом этаже, а он ей — «такого в решении суда не указано». После чего пристав сама увела бабушку — дескать, в следующий раз. Приходила Валентина Степановна и с участковым, но ему двери Зо-вы банально не открывают. Впустили дознавателей из отдела полиции, те убедились, что вещи гражданки Котовой по-прежнему в ее комнате на втором этаже.

Когда я позвонил Марии Геннадьевне Зо-вой, то первым делом услышал в трубке смех. У нее, мол, тоже есть что сказать. Но — не по телефону. Договорились о встрече, которую Мария затем сама и отменила. Сказала только, что вместе с мужем готовит встречный иск против Котовой. «Она занимается вымогательством и шантажом», — заявила Мария, дочь Валентины.

Я спросил: «Вы помните, что речь идет о вашей маме? Вы признаете ее своей мамой-то?» — «О чем вы? Ну да, а что?» По-моему, Мария Геннадьевна просто не поняла вопроса.

Директор масловской школы № 77 Валентина Латынина говорит, что семья Зо-вых характеризуется положительно. «Если б я знала всю подоплеку, то попыталась бы, конечно, помирить их с бабушкой. А так… Я спросила, что у них за конфликт, мне ответили, дело — глубоко личное, и — все», — делится директор. По ее словам, Мария Геннадьевна состоит в родительском комитете, дочка ее учится в четвертом классе, «девочка веселая и активная». Разве что школьные «огоньки» не посещает. Но ведь она не одна такая. В школе учатся несколько детей из семей иеговистов, что живут кучно в микрорайоне.

Созвонились мы и с одним из «старейшин» религиозной организации, в которую входят Зо-вы. Представляется просто Олегом, отрицает свое главенство среди свидетелей Иеговы. Познавательный вышел диалог.

— Олег, когда «свидетели» стучатся к нам в дом, то производят впечатление очень сердобольных людей. Вы не пробовали наладить отношения в семье Зо-вых — Котовых?

— В семейные отношения мы не вмешиваемся, разве к вам священник приходит в дом?

— Если речь идет о постоянных прихожанах храма, православный батюшка обязательно попытается хотя бы побеседовать… Вы могли бы помочь?

– Только разъяснениями из Библии.

— Там как раз говорится о почитании отца и матери…

Признаюсь, я откровенно спросил: «Олег, не заботит ли вас дурная слава, что пойдет о свидетелях Иеговы после нашего материала?» — «А откуда у вас мой номер?» — вместо ответа поинтересовался абонент.

«Спать на своем диване…»

В самом деле, желай я заострить «сектантский» аспект дела, поставил бы заголовок «Иеговисты выгнали мать на улицу». Можно было бы подкрепить его выдержками из специальной литературы. Например, такой: «Основные приемы и методы манипуляции сознанием человека, используемые свидетелями Иеговы в процессе их прозелитической деятельности, заключаются в следующем: во-первых, использование лжи при указании собственного вероисповедания и источников веры; во-вторых, рассмотрение только тех мест из Священного Писания, которые подтверждают их вероучение; в-третьих, внушение неофитам чувства избранности».

«Чувство избранности» у Зо-вых явно присутствует. Проблемы с сознанием тоже. Чем еще объяснить, что Мария Геннадьевна обвиняет в вымогательстве человека, который хочет только того, что присудил ему суд? Еще отличительными особенностями общества свидетелей Иеговы исследователи называют единомыслие, похожесть, «запрограммированность», «роботоподобие», высокое послушание, отсутствие критичности, авторитаризм. Тут также если не все, то половина признаков — в наличии. Однако дело ведь не только в «сектантских» штучках. «Вы спросите у других: как я жила, кто был мой отец, заслужила ли я такое», — попросила Валентина Степановна в конце своего визита, прощаясь у порога.

«Как бы вы ни жили и кем ни были, вас не имеют права лишать законного крова», — ответил я. В нашем славном городе Воронеже такого просто не должно быть. Собственно, в такой максиме видится мне сверхзадача материала. Да, миллионный город чреват миллионами грехов. Дебелые детишки убивают своих отцов и матерей из-за бутылки, ублюдки-мошенники раздевают пенсионеров за фантики, живые мертвецы крадут и истязают младенцев. И такое происходит чаще, чем отражено в хронике событий. В случае Котовой и Зо-вых «детишки» измываются над больной матерью — давно и не скрываясь от общественности. И они — не деклассированные элементы, а «добропорядочные граждане». Мария Зо-ва — бухгалтер, ценный сотрудник на своем предприятии; в школе, как мы узнали, также слывет мамой-активисткой. И в своей организации иеговистов Зо-вы тоже на хорошем счету. Все в духе лозунгов известной партии «Слышать людей, слушать людей, работать для людей».

Но то, как Зо-вы обходятся со старой матерью, очень напоминает криминал. Либо у нас в городе существует нормальное общество, либо — такие истории. И то и другое — вместе явно не уживается.

PS: В конце января Валентина Котова добилась от суда уточнения решения о вселении в ЖИЛОЕ помещение по адресу ул. Пахотная, д. 60. Если набожные родственники не подадут апелляцию, то бабушка вновь отправится с приставами на приступ.

Справка МК:

Свидетели Иеговы — международная религиозная организация. Вероучение имеет много общего с учением неортодоксальных направлений в христианстве, но отличается специфическим трактованием многих религиозных понятий, что затрудняет его классификацию.

По подсчетам самой организации, на август 2012 года высшее число ее активных членов (возвещателей) во всем мире достигало 7782346 человек. Численность активных приверженцев организации в России по состоянию на август 2012-го составляла 168618 человек.

Многие российские исследователи и религиоведы причисляют свидетелей Иеговы к сектам. Главный религиозно-административный центр находится в Бруклине (Нью-Йорк).

Виктор Лиходзиевский

Источник: МК

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку