Актуальные темы

«Мастерская» по спасению от суеверий

«Мастерская» по спасению от суеверий «Мастерская» по спасению от суеверий 2921

Ученые-религиоведы восстанавливают науку и выходят на борьбу с невежеством и мракобесием

Второй раз за неполный месяц в Доме Грибушина прошла встреча в рамках «Пермской мастерской по исследованию религий». Такое «неформальное» название лектория по современным проблемам религиоведения было выбрано, по словам организаторов, для того, чтобы избежать ненужного официоза.

Организованная Пермским научным центром Уральского отделения РАН «мастерская» открыта для всех интересующихся происходящим в области исследования религий, но, всё же, более предназначена для специалистов, работающих в этой области: философов, политологов, социологов… Как поясняют организаторы: «между массовостью и популярностью мы выбираем камерность и научность».
Главная отличительная особенность этих встреч в Доме ученых, наверное, тематика планируемых обсуждений: вопросы по специфике современного ислама, мифология, религия и политика в современной России. Есть и весьма острые для сегодняшнего дня темы, например, «Российское православие: мифы и реальность» или «Скандальные» религии: правда и вымысел».
На двух уже прошедших встречах участникам были представлены доклады Романа ПОПЛАВСКОГО, сотрудника лаборатории антропологии и этнологии Института проблем освоения Севера Сибирского отделения РАН, о проблемах и перспективах исследования религиозности в России, и Дарьи СЕМЕНОВОЙ, доцента кафедры государственного управления и истории ПНИПУ – «Русская православная церковь как фактор конструирования политической идентичности в современной России».
Впрочем, именно из-за наличия в программе «мастерской» таких актуальных тем, большая, чем задумывалось, массовость встреч ей бы не помешала. С одной стороны, вполне понятно желание специалистов обсуждать заявленные проблемы на профессиональном уровне, не отвлекаясь на драматическое разрывание одежд, споры и перепалки. С другой, ознакомиться с высказанной не по разнарядке профессиональной оценкой тех или иных процессов внутри религиозных кругов многим было бы невредно.
Крайняя дремучесть и горячий интерес
Один из организаторов «мастерской» старший научный сотрудник ПНЦ Светлана РЯЗАНОВА уже делилась с читателями «ПО» своей оценкой религиоведческой образованности общества (№ 51 от 21.12.2013), говоря тогда о невежестве населения края в вопросах религии, о сочетании в этой области крайней дремучести, горячего интереса и полного отсутствия базовых знаний.
Между тем, многоконфессиональность Пермского края сама по себе требует большего, чем обычно, уровня просвещенности общества в области знаний о религиях. В крае с этим дела обстоят не то чтобы очень хорошо: несмотря на довольно большое количество специалистов-религиоведов и традиционно высокий уровень этноконфессиональных исследований, публичные тренды, увы, задают вовсе не профессионалы. Более того, многие названия запланированных докладов звучат сегодня если не крамолой, то вызовом, хотя еще несколько лет назад они воспринимались бы как добротные актуальные темы, не дающие, однако, малейшего повода к ажиотажу.
Очень ярким примером этого стала серия комментариев к анонсу первой встречи в рамках «мастерской», опубликованному одним из пермских сайтов. В них, пожалуй, лучше всего отобразился реальный уровень понимания проблемы, сложившийся как из лучших образчиков простого невежества, так и творчества конфессиональных клакеров: «Делать людям нечего… Хочешь изучать «религии», дак иди в семинарии. Там эти вопросы более-менее профессионально изучают… На таких тусовках, как правило, уже лет двадцать собираются профаны из бывших марксистов-ленинистов или юродивые всякие… Ничего полезного в подобных начинаниях нет… Для желающих действительно изучать теологию открыта кафедра в госуниверситете… Специальность «религиоведение» в других учебных заведениях – это несерьезно. Там преподают «бывшие» с кафедр истории КПСС, научного атеизма… Добросовестный ученый в идеале должен, что называется, погрузиться в изучаемую среду. Иными словами, пишешь о православии – будь православным по образу жизни и получи специальное образование… Современное религиоведение чаще всего даже не экуменично. Оно атеистично. В этом случае о научности выводов речь в принципе идти не может».
Клерикализация «толпы»
Вот так – с размахом, щедро развешивая ярлыки и притом не стесняясь переворачивать факты с ног на голову. Смешивая и подменяя понятия академического знания и богословской системы. Демонстрируя претензию на абсолютное замещение научного поиска сухой догматикой.
Об этом предупреждали еще шесть лет назад, когда определенные круги очень настойчиво проталкивали открытие при Пермском классическом университете кафедры теологии и одновременно работали на закрытие специальности «религиоведение» на гуманитарном факультете «политеха».
Следствием стала явная клерикализация «толпы», уже дошедшая до невиданных размеров. Под прикрытием некоей расплывчато сформулированной «духовности», которую каждый очередной проповедник использовал преимущественно в корпоративных интересах, публичные нормы религиозности удобно устроились где-то между боязнью черных кошек, магическими ритуалами и истеричным ожиданием конца света со дня на день.
Следовало бы сказать, что религиоведение в Перми как светская научная дисциплина сдало свои позиции почти без боя. Отчасти из-за моды на религию в обществе, отчасти из-за административного ресурса, который сторонники доминирования теологии использовали, не особо этого скрывая. Отчасти потому, что наиболее заметные религиоведы города предпочли конформизм, а не оппонирование победному проникновению теологии в качестве стандарта общественной науки о религии и религиозности и отстаивание профессиональных интересов.
Альтернативная оценка
В результате, как говорят, за что боролись, на то и напоролись. Теперь, по мнению «толпы», профессионал-религиовед, десятки лет отдавший изучению религии, не имеет права на мнение, если он сам не принадлежит к той религиозной традиции, о которой пытается судить… И теперь люди, зачастую не имеющие и представления о широте и объеме научных дисциплин, объединяемых в рамках религиоведения, берут на себя право судить о степени «научности» их выводов. Просто потому, что существование и востребованность религиоведения напрямую угрожают их собственной востребованности и исключительному праву выносить оценку о сути тех или иных религиозных аспектов.
Все-таки научное религиоведение, не отменяя веры и не конкурируя с ней, дает обществу альтернативные инструменты для оценки своего отношения к религии и ее производным, не позволяя ему становиться заложником какой-то одной системы ценностей. Даже если она предлагается кем-то как единственно верная.
Устроители «мастерской по исследованию религий» взялись за довольно сложную задачу – восстановить научный обмен среди религиоведов и специалистов в смежных дисциплинах, притом сделав его публичным. И одновременно тем самым повысить самостоятельную ценность религиоведческих знаний. Трудно предсказать, получится или нет, ведь вместе с решением узкопрофессиональных задач ученым, организаторам «мастерской», приходится еще и заниматься достаточно неблагодарным делом. Попросту – тащить бегемота общества из болота захлестнувших его суеверий, обрядоверий и общего падения культурно-образовательного ценза.
МАКСИМ ГУСЕВ

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку