Breaking news, Актуальные темы, Главный редактор

Господь мой и Бог мой

Господь мой и Бог мой Господь мой и Бог мой CAILAkAWoAALpgz

Зачем Богу жертва, если Он – БОГ?

Когда-то моя ныне покойная мамаша, в то советское время бывшая обычной советской безбожницей, обронила походя замечание касательно веры, тем не менее врезавшееся мне в память – настолько необычной тогда вообще была эта тема. Сказала она примерно следующее: вот, дескать, Христос был проповедником любви и добра, учение его было исполнено подлинного гуманизма – а получилась из него религия мрачная и злобная, человеконенавистническая и мракобесная. Все эти крестовые походы, войны за веру, инквизиция. Опять же, боярыня Морозова с Аввакумом, сожжение старообрядцев в скитах и прочие ужасы царизма. А наряду с этим страшные казни христиан язычниками и прославление церковью мученичества за стойкость в вере тоже приятным не назовешь – неужели бог обидится на испугавшихся? Да и сам их бог поди какой жестокий – то потоп устроит, то огонь с небес прольет на неугодных. Такой вот разговор.

Вспомнился мне он теперь, когда я, уже подведя итог своим счетам с иудеями и их родовым богом-яхве, обратился в сторону Нового Завета с целью взглянуть на него теперь глазами человека, отделившего свою Богом дарованную веру в Него от навязанной христианам иудейской «библейской парадигмы». Что я имею в виду? Мысль эта простая как мычание, но открывает вопрос такой глубины, что дух захватывает, стоит только заглянуть в него: зачем Всемилостивому Богу и Отцу Небесному – ЖЕРТВА? Он создал, сотворил ЧУДО жизни зачем? Чтобы убивать Самому, требовать этого от других и наслаждаться убийством?

Это еще одна большая моя предъява «богу» Маньяхве – зачем тебе нужны кровавые жертвы, бог?

Ну, с этим мы, по-моему, досконально разобрались на предшествующих страницах, и обратимся теперь, как я уже сказал, к Новому завету и «учению Церкви», которое утверждает о себе, что оно не меньше, чем Богодухновенное, и, во-вторых, ПРЯМО вытекает и следует из Учения Христа, ни больше ни меньше. А вот вглядимся и поглядим, так ли это в применении к Самому Господу Нашему.

Что читаем хотя бы в православном катехизисе о крестной смерти Спасителя? Христос добровольно принес Себя в Жертву Богу за грехи человечества, которые взял на Себя и искупил за всех нас, омыв их Честною Своею Кровию; и Своей Крестной смертью, распяв на Кресте плоть с грехми и похотьми, ПРИМИРИЛ нас с Богом! Я ничего не забыл?

Не знаю как вам, но мне сразу бросаются в глаза ДВЕ вещи. Во-первых, зачем нужна Богу та кровавая жертва во искупление чужих грехов через убийство собственного Сына, то есть, в общем-то лично Себя – как-нибудь попроще решить проблему общечеловеческого долга (например, просто простить его, как сделал евангельский царь) Всемогущему Богу было не под силу, или Всеведущему в голову не взбрело? А во-вторых – право, какой-то странный способ примирения с должниками: послать Сына, чтобы спровоцировать их на Его убийство и через это примириться с ними? Вспомним-ка евангельскую притчу про виноградник: что сделает хозяин виноградника с теми убийцами? Правильно, пошлет войска и предаст их лютой смерти, а вовсе не полезет обниматься с ними.

Неувязочка получается – вернее, сразу две.

Сразу скажу, что все эти разговоры о жертве и ее необходимости – из ветхого завета: именно ветхозаветная жертва невозможна без ее смертоубийства. Кара за грех – смерть, и чтобы отвести ее от себя, нужно пожертвовать взамен своей – чьей-нибудь ЧУЖОЙ жизнью, принести ее в жертву смерти вместо себя. С такого ракурса ВСЕ это жертвоприношение выглядит суеверной дикостью, ничем не лучшей ритуальных языческих и магических, в том числе и человеческих, жертвоприношений. И совершенно не совмещается в душе и в разуме с Образом нашего Бога Любви, Отца Небесного. Автора этой дичи, как я уже говорил, мы установили ранее и это не наш оклеветанный иудеями Бог Отец, Который Духом Своим вся животворит не для того, чтобы отнимать у живущих собственный Дар жизни, да еще и изощренными способами с особой жестокостью.

То есть, я СМЕЮ утверждать, что учение церкви в его части принесения Христом Своей крестной смертью Жертвы во искупление грехов человечества является ветхозаветной клеветой на Бога и хулой на Него, как кровожадного злодея. Более того, никакого заранее спланированного примирения Бога со злодейским человечеством получиться не могло, а могло быть только ПРОЩЕНИЕ в одностороннем порядке неразумных, о которых молил Сын на кресте: прости им, ибо не ведают что творят – и это АБСОЛЮТНО не вписывается в жестокую «библейскую парадигму».

Если взглянуть с предложенной здесь точки зрения на историю Нового Завета, то картина представится совсем иной, чем предлагается верующему в классической церковной трактовке.

Жертвой Бога представляется вовсе не Его Смерть – но ЖИЗНЬ: Бог пожертвовал своим божественным достоинством, умалив себя до «рабьего зрака» и приняв на себя смертную участь ради того, чтобы разделить ее С НАМИ. Разве это не поступок, исполненный высшего достоинства и великой любви к человечеству? И зачем Богу, совершив ТАКОЕ во имя дарования человеку Вечной Жизни и Царствия Небесного, нужно пускаться в какие-то лицедейские ухищрения лишь ради того, чтобы «сбылись писания»: довести Своими выходками несчастных темных запуганных туземцев до Собственного убийства, чтобы пролитием Своей Крови, которую они же и пролили, омыть и искупить их от их грехов, в том числе и Богоубийства? Мудрено – «и оправдана премудрость чадами ее». Не проще ли предположить, что все это иудейские выдумки, протащенные в церковное учение агентами иудаизма? И есть более правдоподобная и естественная версия, не требующая никаких адаптивных к иудаизму натяжек? А именно.

Христос пришел совсем не для того, чтобы «умереть за народ» — роль, которую Ему придумали и отвели иудейские архиереи и старейшины – но для того, чтобы «имели жизнь, и имели ее с избытком». Вот истинная цель Пришествия Христова: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное».

И Иуду Христос не избирал – странно было бы для Бога сперва избрать Себе палача, а потом спровоцировать его на Свое убийство, довести до самоубийства и спихнуть в ад. Смею опять-таки предположить, что Иуда САМ навязался Христу. Что значит «избрал из них двенадцать кого Сам хотел»? Давайте представим это. Вот Нагорная проповедь, собралась толпа народу. Толпа – это сколько? Ну, человек сто – городишко-то маленький, так, сельцо. Потом куда-то собрался идти в другие веси – кто пойдет за ним, много ли желающих? Может, из молодежи кто и прибьется на время, интересно же, что будет дальше. Женатые не пойдут, у них семьи, кормить надо, работу не бросишь ради нищего чудака, пусть и интересного. Старикам невмоготу. Бабы – с ребятишками. Из кого выбирать-то? Кто пошел, тот и пошел. Пошел и Иуда, разглядев наметанным глазом коммерсанта, чутьем учуяв – что? ПРОЕКТ! На этом можно ЗАРАБОТАТЬ! А дальше – дело техники: здесь услужил, там накормил, тут приютил – с деньгами-то мы и без ума проживем, и чудеса покажем не хуже Христовых. Ну, а Христос-то что, не видит, что рядом с ним вор и предатель, который Его просто использует в коммерческих целях? Но ведь это же КРОТКИЙ Господь наш, Который «льна курящегося не угасит и трости надломленной не переломит, доколе не доставит суду победы» — он, что ли, станет предателя палкой от себя отгонять, или других учеников на него науськивать, козни строить и интриги заводить? И еще одно – НАДЕЖДА! Воль-то две: Божья говорит о Предвидении, а человеческая – о надежде на лучшее в человеке. Так вот и ходили рука об руку. До конца.

Учеников послал на проповедь, дав власть чудеса творить и бесов изгонять? Вернулись они и похвалялись: и бесы нам повинуются. Но вернулись же не толпой, ходили по двое, а кто и по одному. А Иуда, может, и не пошел: зачем ему этот цирк и в нем клоуном, у него свои планы – за торговлишкой присмотреть надо, в делах порядок навести, закупки сделать, деньги заработанные пристроить, чтоб не таскать с собой. Мы этого не знаем из Евангелия – но не знаем и обратного, ничем Иуда не прославился, ничем себя не проявил до предательства, кроме денежного ящика, в который собирал пожертвованные Христу деньги.

Да, знал. И предупреждали Его небожители в явлении Преображения – но почему об исходе Его, как это трактуется, что надлежит Ему идти в Иерусалим на Вольную Страсть? Разве сказано, что они Его уговаривать явились? Чепуха какая-то: Он – Бог Всемогущий и Всеведущий – не знает что ли, что Ему от Отца на роду написано и Ему от смертных разъяснения понадобились? А почему не предположить что не уговаривать они явились, но послал их Отец – ОТГОВАРИВАТЬ! От чего? От НАДЕЖДЫ – что устыдятся негодные виноградари и покаются.

Но Сын – как и всякий сын – не послушался Отца, потому что – молодежь, она такая. И пошел на верную смерть В НАДЕЖДЕ, что – а вдруг? Надо же дать шанс и безнадежным. Такой он, Иисус – говорит всем «люблю», всех обнимает, всех приемлет — и всем дает свободу.

На Голгофу, добровольно, и сознательно? То есть, специально довел иудеев, спровоцировал их кощунственной выходкой в Храме – для того, чтобы быть убитым, «да сбудутся писания»? Это не христианство, ребята, это болезненный садомазохизм. А я вижу это как НАДЕЖДУ до последнего, до самого конца, до кровавого пота. И вот что еще интересно – Ему не удается, НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ умолить Отца о чем? О том, о чем никто и никогда не умолит – вмешаться, чтобы повлиять на СВОБОДУ выбора людей, по-Своему изменить их выбор: ну пожалуйста, ну пусть они одумаются, покаются – НЕТ! Только САМИ. И тогда становится на место эта ЖЕРТВА Христа – Он надеется до последнего вздоха и все время готов принять от них их покаяние – и ради этого ожидания Он отдает Свою Жизнь на Кресте мучительной долгой смертью — а вдруг хотя бы пожалеют и усовестятся?

Не знаю, как вам, а мне Такой Бог нравится, и хочется подражать Ему, брать пример с Такого Христа – только страшно очень.

Олег ЧЕКРЫГИН

 

Вам также может понравиться

2 Comments

  1. 1

    Конечно же, Мистерия Христа не в принесении себя в жертву во искупление всего человечества, а страшный пример того, как надобно поступать КАЖДОМУ христианину с ветхим человеком в себе самом.
    На самом деле прекращение всех флюктуаций ума [что, собственно, и есть подлинная молитва] и есть восхождение на свой персональный крест со всем «набором» пыточных переживаний, с последующей, вполне нешуточной смертью и воскресением. Призыв Господа к немедленному обретению Царства Божия как новой, неведомой до того формы жизни, так и остался неуслышанным или затёртым церковью до неузнаваемости. И именно к такому мистическому восхождению на крест, как единственному способу разделаться с ветхим в себе человеком, призывает Господь своим личным примером.

  2. 2

    Напомнило четверостишие из Ангелуса Силезиуса:
    Что был распят Христос, и что его терзали!
    Что был позором он, несчастный, заклеймён!
    Что испытал он страх, затем был погребён! —
    Придумала любовь, чтоб мы его познали.

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку