Актуальные темы

Если менеджер неэффективен…

Если менеджер неэффективен… Если менеджер неэффективен… 2  200x200

Некоторые итоги Первой Пятилетки

Едва ли не единственным оправданием того, что «надо смириться, потерпеть», пять лет назад выступал тезис: «Кирилл – эффективный менеджер». Самые пламенные сторонники кандидата В.М. Гундяева во время предвыборной патриаршей кампании 2008-09 гг. отдавали себе отчет в том, что их кандидат непопулярен в церковном народе. Что он не пользуется репутацией духовника, молитвенника, аскета, то есть собственно религиозного человека, а пользуется иной репутацией. Но эту его слабость старались обратить в силу: пусть не молитвенник, очень богатый человек, политик и т.п., но именно сейчас такой уникальный момент в истории, когда Церковь нуждается не в пастыре, а в «эффективном менеджере». Иначе, намекали пиарщики Кирилла, РПЦ МП «съест» сильное путинское государство, клановая бюрократия, которой нужно противопоставить равнокалиберного ей человека, сравнимого по политической силе и финансовому состоянию со всей этой бюрократией, вместе взятой. Ясно, что такая идея была иллюзорной и фантасмагорической даже по самой своей формулировке, но кому было очень надо — тот вздохнул и поверил. Многие, впрочем, не поверили.

Самые основы христианского мировоззрения подсказывают нам: сила Церкви – не в способности на равных конкурировать с президентами и миллиардерами. Она совсем в противоположном: в сознательном отказе от такой конкуренции и призыве к людям уйти из-под власти князя мира сего в Царство, которое имеет иную природу, которое как раз «не от мира сего». Соблазн земного влияния Церкви, за который Православие традиционно критиковало западное христианство, всегда приводил только к «расцерковлению Церкви» и – через это – к легкому порабощению ее теми силами и стихиями, с которыми она бралась было конкурировать на их поле. Понятно, что некритичному восприятию католического церковно-политического опыта научил Кирилла его приснопамятный авва митрополит Никодим, но остальной церковный народ вовсе не обязан это некритическое восприятие разделять.

Как и все Патриархи РПЦ МП прошедшего столетия, за исключением святого Тихона, Кирилл не вышел непосредственно из народно-церковной среды, не стал органичным плодом свободного соборного усилия Церкви. У массы духовенства, простого церковного народа осталось впечатление, что он навязан им, продавлен какою-то внешнею для Церкви силой. Что это продолжение опостылевшего сергианского насилия над Церковью. Даже у делегата провозгласившего Кирилла Патриархом Поместного Собора РПЦ МП — человека, прошедшего, казалось бы, все фильтры, вырвалось в сердцах историческое: «Асфальтоукладчик!» Вот, собственно, этого – тотальной асфальтоукладки – от Кирилла и ждали первые годы его патриаршества; в такой грубой работе должно было состоять «эффективное менеджерство».

Но не свершилось. Хоть в голосе по-прежнему звучит металл, а глаза иногда испускают грозный огонек, публика понимает: все это сценический образ, какой-то реальной силы или программы реформ за этим не стоит.

Немногочисленные теперь ревностные сторонники Кирилла признают, что грозный «эффективный» образ потускнел. Помимо всевозможных вредительств «антицерковных сил», пытаются объяснить этот феномен так. Новый Патриарх, дескать, должен был первые пять лет потратить на присматривание, примеривание, изучение расстановки сил, чтобы лучше и острее спланировать будущий решающий удар. Дескать, вот сейчас он отметит свою первую пятилетку – и начнется: тотальная чистка, миссионерский императив, тысячи новых храмов, присоединение Украины к РФ… Спешим успокоить почтеннейшую публику: ничего не начнется. У Кирилла нет никакой оригинальной программы церковных реформ или хотя бы чистки. Единственную оригинальную программу, которая могла бы быть, приватизировал протодиакон Андрей Кураев – и верному «никодимовцу» Патриарху Кириллу никогда не хватит духа воспользоваться «наработками» мятежного богослова.

Кирилл известен своими, скажем так, несколько пренебрежительными высказываниями о патриаршестве Пимена и Алексия II, которые он считал «застойными» и даже «испытанием для Церкви». Однако сравним первые пять лет патриаршества Алексия II с аналогичным периодом у Кирилла. Дарование широкой автономии Украинской Церкви, образование еще нескольких полуавтономных Церквей, прекращение молитвы за власть во время «путча» 1991 г., довольно смелые интервью (написанные, кстати, в большинстве случаев о. Андреем Кураевым) с некоторым даже осуждением сергианства, посредничество в переговорах президента и парламента во время политического кризиса осени 1993 г., сворачивание экуменической деятельности, стихийное (а не вымученное, по указке сверху) увеличение числа храмов РПЦ МП более чем в два раза, открытие сотен монастырей, десятков семинарий. Ясно, что многие из этих успехов оказались ложными, эфемерными, но это было, по крайней мере, ярко. Чем запомнятся первые пять лет патриаршества Кирилла? Административная реформа: преобразование старых епархий в митрополии и деление их на две-три части, чрезвычайный рост церковной бюрократии, бесконечные отчеты, формы, выплаты в епархию и в центр, полное порабощение приходского духовенства, лишение его трудовых прав, лишение мирян какого-либо права голоса в Церкви. «Миссионерский прорыв»: одна-две встречи на стадионах, скандалы с принудительным сгоном студентов обычных светских вузов на «патриаршие шествия», попытка введения «штатной должности» миссионера на каждом приходе, Кирилл Фролов, Энтео, Хирург, бюрократизация Рождественских чтений. «Программа-600»: протесты «рассерженных горожан», добровольное снижение патриархией планки до 200, скандалы на общественных слушаниях, драки и задержания на местах строек, всего несколько освященных храмов, перспектива растягивания программы на десятилетия. «Обновление епископата»: неспособность Кирилла сдвинуть даже весьма оскандалившихся «тяжеловесов», усиление «голубого лобби», столь активно разоблачаемого Кураевым, изоляция епископата от Патриарха, усиление роли средней бюрократии Чистого переулка. «Политическая и финансовая самостоятельность Церкви»: верноподданническая поддержка Путина, неспособность понять чаяния народа, вышедшего на улицы зимой 2011-12 гг. или стоящего сейчас на Майдане в Киеве, «Русский мир», безуспешные попытки «удержать Украину», охлаждение отношений с Путиным, медийный крах. Последнее – особенно беспрецедентно. Конечно, современное российское общество сложно назвать прямо антицерковным, хотя многие инерции атеистического прошлого, слегка прикрытые православной риторикой, в нем живут. Но какие ассоциации теперь вызывают у среднего читателя российских СМИ, а особенно – у интернет-пользователя, слова «патриарх» или «патриархия»? «Брегет», «нано-пыль», «храмы шаговой доступности», «гомоиерархи»?… Из динамиков человеческих душ все слышнее вырываются и разливаются по улицам российских городов хриплым голосом Высоцкого пророческие слова: «Нет, и в Церкви все не так! Все не так, как надо!»

Действительно, наш потерявшийся в истории после распада империи народ выдал РПЦ МП слишком большой кредит доверия. Не очень четко представляя, как им распорядиться, но слишком полагаясь на собственные силы, нынешний ее предстоятель пустил этот кредит, как выражаются религиоведы, на «брендирование» Церкви. Отделяя свою благополучную «частную жизнь» от страданий Церкви Христовой, странствующей на земле, он начал делать из Церкви неплохой бизнес – причем очень крупный. Делать Бренд. Этот соблазн увлек и некоторых, пришедших в Церковь когда-то совсем с иными надеждами. Но Бренд отнял у нашего народа надежду на Церковь. Кто-то скажет: народ и сам виноват, он хотел, чтобы Церковь обслуживала его страсти. Это не совсем верно. Кредит доверия имеет ту особенность, что его выдают, не зная точно, что получат взамен. Взамен можно было дать и Хлеб…

Наверное, не стоит впадать в уныние и делать какую-то «трагедию разочарования» из первого пятилетия нынешнего патриаршества. Положа руку на сердце, и очарования-то никакого уже в 2009 году не было. Да, оправдались некоторые пессимистические ожидания. Но Бог может и из камней воздвигать чад Аврааму, через самые неблагополучные исторические обстоятельства Он силен вести верных Ему к очищению и к Царству. Катастрофа нашего народа состояла в стремлении «насадить добро силой»: сначала с помощью православной по форме империи, подменяющей дух Христовой истины бюрократией и полицией, потом с помощью империи атеистической, строящей «рай без Бога». Нынешние неудачные потуги воссоздать имперскую Церковь «в новых исторических условиях» способны открыть возможно большему числу людей глаза на то, что имперская мощь и Христово смирение – слишком разные явления, из разных миров. И тогда придет осознание, что настоящий Эффективный Менеджер – только Тот, Кто «кроток и смирен сердцем».

Александр Солдатов,
Портал-Credo.Ru

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку