Breaking news, Авторские колонки, Актуальные темы, Главный редактор

Догмат о троице в современном прочтении

Догмат о троице в современном прочтении Догмат о троице в современном прочтении jrDzwjbBSfI 599x400

Отец – ничего не делает и не думает, но просто пребывает в благости, и источает Любовь; Сын – думает и планирует, творит; Дух – делает, созидает, исправляет. И все это ОДНОВРЕМЕННО, то есть поскольку времени нет, то – все вместе, одномоментно, делает один и тот же Бог: и почиет в благости без раздумий и деяний, и всегда размышляет и творит, и все делает и делает и делает, без остановки.

Я принял решение покуситься на святое: начать обсуждение церковных догматов не с целью их опровержения или низвержения, но лишь для того чтобы понять и уразуметь их ПРОФАННЫЙ смысл для нас с вами, простых верующих, не обремененных богословским и философским образованием. То есть, что же на самом деле означает мудреная догматическая наука, и для чего она нужна нам с вами – ведь нужна же для чего-то, коль скоро создавалась ведикими учеными мужами, никто из которых так и не удосужился растолковать ее обычным людям? Вот, например, может, мы с вами и не поймем научных достижений в виде формул, но зато каждый может без всякого вникания в математику пользоваться плодами научной мысли в виде компьютеров и телефонов, сперва обычных, а теперь уже и мобильных. А что в этом смысле дает нам церковная догматика? Ее ведь никто и никогда не объясняет обычным прихожанам, и при этом без понимания ее они отлично обходятся всю жизнь, просто веруя «в Бога», причащаясь-исповедаясь, и – уж совсем продвинутые – может, прочитав Новый Завет, и узнав из него (а скорее – из брошюрок типа «100 вопросов батюшке»), кто такие Иисус и Божья Матерь.

Меня сейчас одернут охранители православия: мол, а ты-то кто такой, чтобы покушаться на святое? Догматы писались Святыми Отцами Церкви, великие умы научением Святого Духа запечатлели Божественные истины, открытые им Богом в Откровении, в Богодухновенных текстах своих творений – и не нашего ума дело разбираться в том, что там написано, но дОлжно только поклоняться утвержденной соборным разумом Церкви догматической Истине, как святыне с тем, чтобы нам спастись через это БЕЗДУМНОЕ поклонение Премудрости Божией, запечатленной святыми в православном Священном Предании.

Все так, я — никто, священное в православии — все. Но когда Отцы НАЧИНАЛИ писать свои труды, вошедшие позднее в состав Священного Предания, они, во-первых, не были святыми и не подозревали о своей святости, во-вторых, не знали всего того, что сегодня входит в то самое Священное Предание, и в частности – догматов, которые они тогда еще не написали, а в третьих – ХОТЕЛИ ПОНЯТЬ Бога и Его Замысел в отношении Творения и Спасения. То есть пытались осмыслить, что же нужно думать и делать для личного Богопознания каждого из нас, чтобы ПОЗНАКОМИТЬСЯ с Творцом и СТАТЬ Его детьми и братьями Иисусу и войти в Жизнь Вечную, обещанную каждому из нас. И в-четвертых, надеялись на помощь Божию и обещанное Иисусом КАЖДОМУ из нас научение Святым Духом: блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.

И чем же мы с вами отличаемся от них, тогдашних? Мы не святы, но хотим стать святыми; мы по прежнему не знаем и не понимаем церковных догматов, до которых нам в нашей обыденной приходской жизни и дела нет; мы с вами, друзья, по прежнему, как и многие до нас веками, ХОТИМ понять и узнать своего Отца Небесного ради спасения и вечной жизни с Ним и у Него; и мы тоже, как и до нас Святые Отцы, смеем надеяться на научение Святым Духом и личное Богопознание в Откровении – а почему, собственно, нет?

Нам скажут: вас обуревает дух гордыни, вы впадете в прелесть и погибнете, куда вам лезть немытым свиным рылом неучей в калашный ряд святых Святителей и Учителей Церкви. На это отвечу словами крепостного портного Тришки из комедии Фновизина «Недоросль»:

«… Г-жа Простакова: Так разве необходимо надобно быть портным, чтобы уметь сшить кафтан хорошенько? Экое скотское рассуждение!

Тришка: Да вить портной-то учился, сударыня, а я нет.

Г-жа Простакова: Ища он же и спорит. Портной учился у другого, другой у третьего, да первоет портной у кого же учился? Говори, скот.

Тришка: Да первоет портной, может быть, шил хуже и моего…».

Так что, неровен час, может и мы с вами, друзья-читатели, с нашим профанным умом сгодимся Богу, чтобы с Его помощью Божией понять Его не хуже, чем «первоет» Святые Отцы поняли – да только не сумели растолковать нам грешным ни они, ни последующие вековые «охранители святыни» церковного учения так, чтобы поняли и мы тоже.

Итак, после этой длинной присказки, перейдем к самому обсуждению Догмата о Святой Троице – что он гласит?

«А. Бог есть един по Существу, но Троичен в Лицах, или иными словами: Бог — Триединый, Триипостасный, Троица Единосущная.

Б. Ипостаси имеют личные, или ипостасные свойства: Отец не рожден. Сын рожден от Отца. Дух Святой исходит от Отца».

А вот какие разъяснения предлагаются для понимания в «Википедии», которой беззастенчиво воспользуюсь, поскольку я человек простой и простодушный, премудростям не обученный, и мне лично сойдет и «Википедия». Итак.

Троица (др.-греч. Τριάς, лат. Trinitas) — богословский термин, отражающий христианское учение о трёх Лицах единого по существу Бога.

Впервые термин «Троица» засвидетельствован у Феофила Антиохийского (II век): «Три дня, которые были прежде создания светил, суть образы Троицы: Бога и Его Слова и Его Премудрости» (от себя замечу, что это обычная бессмысленная высокопарная поэтическая чушь, НИЧЕГО не говорящая ни уму ни сердцу – я лично так думаю)

Идем далее. Суть догмата.

«Согласно православному учению:

Все три Лица (Ипостаси, Личности) Троицы существуют в полном единстве, которое творит мир, промышляет о нём и освящает его».

«По учению церкви, Бог, единый в трёх лицах, является бестелесным невидимым духом (Ин. 4:24), живым (Иер. 10; 1Фес. 1:9), вечным (Пс. 89:3; Исх. 40:28; Рим. 14:25), вездесущим (Пс. 138:7–12; Деян. 17:27) и всеблагим (Мф. 19:17; Пс. 24:8). Его невозможно видеть, поскольку Бог не имеет в себе такого, из чего состоит видимый мир» — а вот это сентенция представляется мне крайне важной, но об этом – позже.

«Несмотря на общую природу (сущность) всех Лиц Святой Троицы и Их «равночестность и сопрестольность», акты предвечных рождения (Сына) и исхождения (Святого Духа) НЕПОСТИЖИМЫМ образом различаются между собой. Все Лица нераздельной Троицы находятся в идеальной (абсолютной и самодостаточной) взаимной любви — «Бог есть любовь» (1Ин. 4:8). Рождение Сына и исхождение Духа признаются вечными, но добровольными свойствами божественного естества, в отличие от того, как Бог из ничего (не из Своей Природы) сотворил бесчисленный ангельский мир (невидимый) и материальный мир (видимый нами) по своей благой воле (по своей любви), хотя мог бы и не творить ничего (к этому Его ничего не принуждало)».

То есть, замечу, что как только не могут внятно объяснить, о чем речь, тут же объявляют это непостижимым – и сразу у меня вопрос: а зачем тогда вообще взялись постигать и — умные — объяснять дуракам НЕПОСТИЖИМОЕ?

«Все Лица божественного существа пребывают неслитно, нераздельно, неразлучно, неизменно. Трёх-личного Бога недопустимо представлять ни как трёхглавого (так как одна голова не может рождать другую и изводить третью), ни как трёхчастного: преподобный Андрей Критский в своём каноне называет Троицу прОстой (несоставной)». Лично мне неясно, почему так важно, как называл Троицу Андрей Критский, живший воробще-то в 7-ом веке, то есть СТОЛЕТИЯ спустя после утановления Догмата, и как его мнение может быть в нем учтено, то есть опровергает реченную трехчастность — однако, оставим это на совести беззевстных аыторов статьи в Википедии.

Дальше идут почему-то цитаты из митрополита Макария Булгакова и философа Лосского, а отнюдь не из Златоуста и даже не из Августина – благочестивое бол-бла-бла, в основном о непостижимом, совершенно невнятно для понимания, о чем вообще речь, и наконец Иоанн Дамаскин так описывает сущность Триединого Бога: «Как огонь и происходящий от него свет существуют вместе, — не прежде бывает огонь, а потом уже свет, но огонь и свет вместе, — и как свет всегда рождается от огня и всегда в нём пребывает и отнюдь от него не отделяется: так рождается и Сын от Отца, никак не отделяясь от Него» — то есть начинаются аллегорические сравнения, символизм и гиперболы, и становится понятно, что возвращаемся к началу в смысле поэтической высокопарной чуши, так ничего и не выяснив по сути.

А вообще возможно ли это – выяснить что-то ПО СУТИ, то есть разобраться наконец хотя бы лично для себя, что же означает вся эта догматическая невнятица, и как же конкретно устроена Божья Троица, каков МЕХАНИЗМ ее взаимодейсвия, превращающий Трех в Одного и Одного – в Трех? Сама такая постановка вопроса может вызвать шквал возмущений богохульством. Но Бог вообще-то не запрещал нам разбираться в том числе и в Себе, соделав нас Богообразными и Богоподобными, а Себя – посторонним объектом для нашего «эго», «я» нашей личности. И как раз именно наше Богоподобие дает нам право и возможность ПОНИМАТЬ, как устроен Бог, являющийся для нас ВНЕШНИМ, и потому возможным для изучения, Объектом. Вот и давайте попробуем Его изучить с помощью догмата от Троице.

Что такое вообще эти Божественные «Трое» — именно пока что «что», а не «кто»? Ипостаси Святой Троицы, говорит нам церковное учение. А что есть ипостась? Опять читаем в Википедии:

«Ипостась (др.-греч. ὑπό-στᾰσις, ὑπό-στᾰσεως — «основа; существование, реальность, действительность; сущность; личность» — термин, используемый в христианском богословии (преимущественно Восточном) для обозначения одного из трёх Лиц Триединого Бога: Отца и Сына и Святого Духа.
Значение термина ипостась менялось на протяжении времени, и оно отличается в разных вероучительных христианских формулах: в Никейском Символе веры, Константинопольском Символе веры, Халкидонском Символе веры.
Василий Великий определил различие между сущностью и ипостасью, как между общим — др.-греч. κοινὸν и частным — др.-греч. ἲδιον.

Для Василия Великого, как и для других отцов-каппадокийцев традиционный для христианского богословия термин «лицо» (др.-греч. πρόσωπον) применительно к Троице представлялся недостаточным, поскольку давал повод к еретическому толкованию как в учении Савеллия, для которого три «лица» были сродни «личинам», то есть маскам. Если же определить «лица» божества как «ипостаси», то отнимется всякий повод считать эти лица каким-то подобием масок на одной и той же реальности: термин «ипостась» однозначно указывает, что реальностей три. В то же время, оппоненты каппадокийцев из никейцев упрекали их самих в тритеизме, поскольку понимали три ипостаси как три самобытных существа.
Поворотным событием в истории триадологических споров Христианской Церкви стал Александрийский собор 362 года, на нём присутствовали две партии: «староникейцы» (александрийцы) и «новоникейцы» (антиохийцы). Первые держались мнения, что Бог-Троица это одна сущность или одна ипостась; последние, используя новую терминологию, учили о Боге как об одной сущности в трёх ипостасях. В дальнейшем, под влиянием богословия каппадокийцев, в греческой триадологии возобладало учение «новоникейцев»…».

Ну как, насладились? То-то еще будет, ой-ё-ёй!

«Василий Великий определяет три ипостаси Бога как три разных «тропоса существования». Греческое слово «тропос» довольно точно передаётся русским словом «способ». Слово «существование» превращается в данном случае в термин, означающий не просто «бытие», но именно бытие индивидуума». То есть, речь идет о РАЗНЫХ способах существования ипостасей Бога.

«Тропос существования» в качестве познаваемого противопоставляется у Василия Великого (и других отцов вслед за ним) «логосу природы», который непознаваем. О любом ипостасном бытии, будь то о триипостасном Боге, или об одноипостасном человеке, Василий Великий говорит, что оно познаваемо по тропосу существования, но непознаваемо по логосу природы. «Существование» («тропос существования») Отца являет христианам Бога как «отечество», Сына — как «сыновство», а Духа Святаго — как «святыню» или «освящение.

В более поздней богословской традиции (начиная от Григория Богослова) «стандартизируется» несколько другое именование отличительных свойств трёх ипостасей Святой Троицы («нерождённость», «рождённость», «исходность»), но, как бы то ни было, речь идёт только об одном каком-то свойстве, которое отличает каждую из трёх ипостасей божества от двух остальных. Поскольку любое именование этих свойств является только одним из возможных имен Божиих, основное значение этих именований — не совпадать друг с другом: каждая из трёх ипостасей имеет своё особенное ипостасное свойство, которое и называться должно по-особенному, а вот само название может варьироваться.

Однако, тропосы существования трёх ипостасей существуют не только в той мере, в которой о них можем узнать мы, но, прежде всего, сами по себе. «Существующим» в каждом из трёх тропосов существования является сущность. «Существование» — это и есть энергия сущности, её, своего рода, движение. Это, некоторого рода, движение Сына и Духа относительно Отца как единого «начала» и «причины» в Святой Троице».

Боже, милостив буди нам – как же продраться сквозь эту чащобу словесных нагромождений, чтобы добраться до сути дела? Сдается мне , что ученые каппадокийцы и прочие святые мыслители путались в трех ипостасях Бога, как заблудившиеся в трех соснах потому, что НЕ СМЕЛИ выразиться о Боге по-простому, боясь оскорбить Его величие вульгарностью обыденных представлений.

Что ж, видно, придется мне взяться за это самому, как и всегда было во отношении всего «священного» писания-предания – давайте-ка с вами САМИ разберемся в том, что же ПО СУТИ означает все это осторожное велеречивое нагромождение словес на словеса?

Начнем с того, что представим-ка себе – поскольку мы Богоподобны, то имеем на это право — СЕБЯ на месте Бога. Итак, вот я – Бог, который извечно – то есть всегда – пребывает и почиет в собственной неизменной благости. Для меня это – лежать на диване в полной сытости, здравии и довольстве, подремывать, ничего не хотеть, не думать и не делать, и тихо-спокойно наслаждаться жизнью, самим своим существованием, бытием.

Однако, может и наскучить. И тогда вдруг захочется чем-нибудь заняться, что-нибудь придумать – а что? Начинаю задумываться, и рождается ИДЕЯ – например, включить телевизор. Эта идея является моим порождением, а Идея Бога СОТВОРИТЬ МИР– его порождением, способным этот мир сотворить Словом, то есть  УВИДЕТЬ, ПОНЯТЬ, ЗАДУМАТЬ, ЗАМЫСЛИТЬ, ПРОМЫСЛИТЬ, каким он будет. Думаю, что именно это на «божественном языке» называется рождением Сына-Слово – то есть переход одного и того же Бога из  состояния просто покоя в состояние размышления и планирования. А далее – встаю с дивана и иду включать телевизор, или нажимаю кнопку на пульте, и – бинго! – весь мир на экране, ты счастлив и нем… Бог совершил ДЕЙСТВИЕ Духом, Который, изойдя из Отца, ВОПЛОТИЛ Его Замысел-Слово в материи, сотворенной из ничего. Далее – Бог ложится обратно на диван и смотрит по телику нескончаемый захватывающий триллер развития и бытия вселенной – есть чем развлечься, и хватит теперь надолго. Да еще и обнаруживает вдруг, что передача-то – про Него Самого, в фильме показывают, как Он родился человеком, жил на Земле среди людей, чудесил, был убит, умер, и Воскрес – и все это, не поднимаясь с дивана. Вот что, в частности, именно об этом говорит Учение Церкви: «Православное вероучение считает, что при воплощении (вочеловечении) второй ипостаси Святой Троицы Бога-Сына в Богочеловека Иисуса Христа (через третью ипостась Св. Троицы Бога Духа Святого и пречистую Деву Марию), при земной жизни Спасителя, при Его крестных страданиях, телесной смерти, сошествии во ад, при Его воскресении и вознесении на Небо, вечные отношения между Лицами Св. Троицы не претерпели никаких изменений», то есть, говоря по-простому, все «участники» Святой Троицы были и оставались на своих местах, пока происходили евангельские события, и, в частности, Сын Божий после своей Крестной смерти, будучи «Во гробе плотски, во аде же с душею яко Бог, в раи же с разбойником», продолжал одновременно быть и оставаться «на Престоле был еси, Христе, со Отцем и Духом, вся исполняяй, Неописанный» говорится в тропаре 8-го гласа. Причем, как мы смотрим по телику фильм, в котором за пару часов проходят века, так и Бог смотрит на мир вне времени. И еще. Все это: пребывание в стасисе, рождение Сына, Исхождение Духа, сотворение мира, жизнь, смерть, Воскресение, и вся история вселенной до «скончания века» — происходит все вместе и одновременно, если возможно одновременностью назвать существующую вне времени Божественную протяженность – и как это понять? А вот это – никак, поскольку Бог познаваем лишь по способу существования, по тому, что Он «делает»: просто бытует и отдыхает Сам в Себе, думает и творит, или чем-то занят (например, исполняет наши молитвы к Нему), а  по Своей Божественной сущности (то есть как Он Сам устроен) – непознаваем.

А теперь, немного оправившись от шока, вызванного таким вульгарным кощунственным описанием троичности Бога, проверим по догматической матрице, изложенной выше, не согрешили ли мы ересью и кощунством.

Итак.

В нашей «модели» Бог-Отец предвечен на своем «диване»; Бог-Сын – это тот же Бог, начавший думать; Бог-Дух Святой – тот же Бог, но Делающий, принявшийся за дело и воплотивший в материю думки Бога Думающего. То есть Един в Трех Лицах, которые теперь определены нами из богословского словесного тумана, как три разных ЯВЛЕННЫХ СОСТОЯНИЯ (ипостаси) ОДНОГО Бога: личность или сущность одна, но предстает в трех ВИДАХ (или Лицах). То есть, имеем Единого Бога в единой сущности и трех ипостасях – что и требовалось доказать.

Теперь о «тропосах», то есть способах существования. Повторим сказаное о них: «Однако, тропосы существования трёх ипостасей существуют не только в той мере, в которой о них можем узнать мы, но, прежде всего, сами по себе. «Существующим» в каждом из трёх тропосов существования является сущность. «Существование» — это и есть энергия сущности, её, своего рода, движение. Это, некоторого рода, движение Сына и Духа относительно Отца как единого «начала» и «причины» в Святой Троице» — но, собственно, именно это нами и сказано выше о трех разных способах существования Бога: лежа на диване без чувств, желаний и мыслей (Отец), соскучившись лежать и раздумывая над судьбами мира (рожденный Отцом Сын), и творя надуманный Словом материальный мир из ничего (Святой Дух, изошедший от Отца) – то есть наша вульгарная модель Триединства нашего Бога во всем соответствует догматическому учению Церкви, кроме слащавого заумного благочестия.

Более того, в предложенной модели однозначно и бесповоротно снимаются все и любые обвинения христианства в многобожии, «языческом» поклонении «трем богам» — Бог наш Един в трех своих проявлениях Себя Себе Самому, и таким образом, три Лица – это просто три Его состояния: спит, думает, делает – и только.

Про «телевизор»-то все понятно, я уже упоминал ранее про то, что «Бог Духом Своим смотрится в зеркало материального мира и видит в нем СЕБЯ» (http://pravtoday.ru/zazerkale-materialnogo-mira/ )

Но, возможно, какой-нибудь критик спросит с возмущением: какой-такой диван, что есть диван? А диван – вы будете смяться – и есть ИПОСТАСЬ Единого Бога в прямом значении этого слова, от ὑπο- — «приставка со значением: под-» + стасис, стояние, неподвижность – то есть буквально ПОДСТАВКА (под Богом), вполне себе подходящее обозначение Божественного дивана.

Так-то.

Олег Чекрыгин

https://zen.yandex.ru/media/id/5e15dd31dddaf400b1f6c8aa/dogmat-o-troice-v-sovremennom-prochtenii-5e429ba986c9e0056a0f89d2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

You Might Also Like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *