Breaking news, Авторские колонки, Актуальные темы, Главный редактор, Олег Чекрыгин

Читаем библию вместе-9

Читаем библию вместе-9 Читаем библию вместе-9 i 158 361x400

Священное писаное в современном прочтении: от Адама до Абрама

Ну, повыгнал Яхве из своего месопотамского рая Адама с Евой – куда? На грешную землю остальную, которую до него раньше создал другой бог по имени Эллохим (то есть богИ) «хорошо весьма», а заодно с ними и всю тварь под горячую руку, вообще ни в чем не виноватую: зверей птиц, и даже выгрузил все деревья, траву, да и саму землю из-под ног с водой вместе. Будьте, говорит, вы все прокляты, вот что. И сидит такой один в пустом раю, где нет ничего, даже воды над которой можно было бы поноситься, как делал до него тот первый бог. Обиженный, злой и голодный сидит – работников прогнал, из  кладовки своей райской все повыкидывал, что запас раньше на всю оставшуюся вечную жизнь – а жрать-то хочется. Известное дело, голод не тетка.

Вот и стал он так как бы невзначай подглядывать в щелочку райских врат, а шо там на земле-то деется?

Ну шо-шо. Не один он оголодал, однако. Как покончались натыренные из рая яблочки, Адам затужил: работы нет, зарплату больше не плотют даже натурой, бартером – да и платить некому, ведь нет же никого на земле-то. Чем семью кормить станешь? А – с прибавленьицем, однако: не все коту масленница женку задарма петушить – принесла она ему двоих ребят одного за одним, и на два рта на земле больше стало, яблок на них на всех не настачишься, на всех не хватит. И назвали их первого Авелем, а второго, как водится, Каином, да сбудется Писание. Пока мальцы подросли, все на яблочках натыренных сидели, а как кончились, детки поняли, что с родителями-то кашу не сваришь, не из чего. Адам занят был, все о потерянном рае плакал денно и нощно, а с Евы что возьмешь, баба она и есть баба.

Стали ребята помаленьку сами промышлять, кто как умел. Авель ночью столбы межевые переставил, землицы чужой прихватил немалый клок, да и распахал-засеял, будто тут так спокон веку все и былО. А Каин наладился чужих овец воровать и нагнал их целую отару, ешь-нехочу.

Видит бог, неплохо у вороватых братцев дела пошли: ягнятину на жару жарят да хлебцем свежим прям из печи закусывают – аж слюнки потекли у бога-то. Вот он явился и говорит им: шо ж вы, нехристи эдакие, на дармовщину тут разохотились – не много ли товару взяли? Те растерялись, мол, так нет же никого в таможне? Мы заплатим золотом. Но бог говорит: Я мзды не беру – мне за державу обидно. В общем, дайте-ка напиться, а то так оголодал что и переночевать толком негде. И вообще, жадность – это плохо, делиться надо. Те и рады: на тебе боже что нам негоже. Авель богу свинью подложил, а Каин-то спроста – сенца свежего охапку. Сено богу шибко не понравилось – я тебе что, лошадь штоли, наглец? Нашел чем угощать, чем потчевать – жертва богу дух сокрушен, а ты тут надо мной изгиляться вздумал? И показал Каину козу.

Каин наш сильно испужался такого поворота, и думает, где ж ему козу-то для бога скрасть, чтоб тоже было что ему показать? Или хотя бы гуся на разживу. Но Авель за ним крепко смотрел, знал, с кем дело имеет, тот еще вор-то, свояк свояка… И тут Каин додумался — его, видно, сам бог надоумил: ведь сам Авель тоже чем не мясо-то? Жертва вечерняя… Вот он дождался пока Авель отвернулся по малой нужде, огааааапиритлоушил по башке дубиною заранее припасенной, да и придушил братца. Сделал из него шашлык да и зовет бога: иди мол, на пир — откормлено, заколото и все готово. А кровь слить забыл, как бог в Законе завещал делать. Но бог-то был не голоден, свинью еще не доел авелеву, принюхался и говорит: фу-фу, русским духом пахнет. Шо ж ты, прохвост, опять учинил? Братца порешил, а кровь из мяса не слил, опоганил жарево – шашлык непрожаренный кровью исходит. Да еще и людоедом меня решил ославить? А ну, поди вон с моей земли. Каин тут взмолился: помилуй, куда же я пойду с земли-то – ведь нет же ничего кроме нее? А иди куда хочешь с глаз моих, шоб я тебя не видел.

Ну, Каин, бедолага, и побрел куда глаза глядят. И пришел нежданно-негаданно в соседнюю землю Нод, которую ни один из богов не создавал, и в глаза не видал, а выросла она самосеем от Большого Взрыва. Народу там было куда больше адамовой семейки, и девки тако хороши. Каин взял за себя ладную деваху, наплодил с ней детей и даже город целый им всем построил. И стали они жить-поживать, добра наживать.

Адам, между тем, тоже размножился, и богу от них житья не стало, надумали они непрестанно богу молиться и призывать его, докучать молитвами, шоб он за них все их проблемы решал. Потом зачали хором ему молитвы по книжке читать как маленькому на ночь все одно и то же, ну надоели – сил нет. А потом еще и дразнить его удумали, чучмеки недоразвитые: поманят бога всякой вкуснятиной, мол, слезай с неба покушать, а как он со своей мансарды небесной затопает вниз по лестнице, возьмут да подпалят весь обед, сожгут его дотла к чертям собачьим, только он и нюхал «приятное благоухание». Да еще и глумятся: шо, говорят, черт старый,  видит око, да зуб неймет? – то-то, знай наших, как на халяву-то пробавляться. Назвали они эту издевку «жертвой всесожжения», чтоб богу еще пуще досадить: так не доставайся же ты никому — ни людЯм, ни богу, ни черту.

Вот бог и говорит; да осточертели вы мне все со всей вашей землей в придачу, изведу вас всех к чертовой матери, дустом бы вас как клопов и других вредных насекомых – но дуста тогда было не достать, дефицит, не изобрели его еще пока что. Так что пришлось использовать подручные средства. Кроме надутого богом пузыря, в котором божий мир помещался, была одна вода вокруг да около – ну куда проще-то? Наковырял бог дырок в своем деревянном небе да и залил водой весь мир по самое дальше некуда, по свои собственные эти… ну, в общем, почти по пояс будет. Все и потонули в той воде, даже рыбы. А все потому, что нормы гто никто не сдавал, плавать не учились, пренебрегали спортом и бассейном, и уроки физкультуры в школе прогуливали.

Однако, решил бог на всякий случай, чтоб потом опять не затевать всю эту волынку на ходынке, оставить про запас на разживу всякой твари по паре – а вдруг потом опять скучно станет или голодно? Нашел дурака – Ноя, и  заставил его целых сто лет на себя батрачить, строить долбанный ковчег, над которым народ насмехался. Но хорошо смеется тот, кто смеется последним, и как пошла вода божья, Ной в ковчеге с семейством заперся и всем насмешникам из окошка средний палец показал.

Долго ли, коротко ли, а пришлось потом богу собственноручно из мира ручной пожарной помпой воду выкачивать – электричество-то отключили, потоп же, не шутка какая. Ох и намаялся же он! И зарекся больше народ топить – уж больно хлопотно ему показалось воду с говном качать, по три копейки получать, а потом завалы трупешника разгребать и вывозить их на край света, с которого потом все это вручную, без бульдозера, сваливать вниз, во тьму внешнюю. И чтоб не забыть – склероз ведь никто не отменял в возрасте боговом почтенном, бог-то как-никак «ветхий днями» — завел радугу из водяных капель: как надумает опять топить развратников, тут и радуга посреди дождя. Сразу вспомнит и про помпу, с которой все лето на жаре надрывался, и вонищу трупную по всей земле от угара и разложения на солнце – и одумается: а-а, пускай што хошь делают эти лгбт-уроды. Больше бога на мякине не проведешь и топить их не заставишь, чтоб потом горбатить на всю их братию, опять им мир осушать  ручной помпой и жилье капремонтом обустраивать за счет муниципальной казны. «И сказал Господь в сердце Своем: не буду больше проклинать землю за человека, потому что помышление сердца человеческого — зло от юности его; и не буду больше поражать всего живущего, как Я сделал»Быт8,21

Ну, дальше все опять пошло по-старому, новые жильцы оказались еще хуже прежних. Ной, как из ковчега вылез, первым делом нажрался на радостях в хлам, до положения риз буквально – то есть разделся догола и плясал до упаду. Неженатый Хам смеялся и аплодировал, оценил папашины актерские таланты в полной мере, а Сим с Иафетом с женами и детями отвернулись от такого папашиного непотребства. И как протрезвел старый пьяница, стали его стыдить за эти голые пляски у шеста – тоже еще стриптизер дряхлый, сморчок трухлявый. А старик, чтоб оправдаться перед бабами, пошел как есть в отказ: не помню, грит, ничего такого не было и быть не могло, это оговор, а виноват не я, но Хам, это он мне поднес с утра похмелиться – ну и пошло-поехало: ох где был я вчера не найду днем с огнем, помню только что стены с обоями… Да и выгнал Хама вослед Каину в землю Нод, где никакого бога отродясь не бывало.

А чтоб бога умилостивить, Ной взял своих спасенных краснокнижных парных копытных да и зарезал их ко всем чертям богу на жаркое вместе с птицею домашней – так что откуда они потом опять взялись и по всей земле расплодились, только богу одному и известно. Но и богу опять досталось только на один понюх: спалил Ной жаркое на построенном им жертвеннике из камней, и пришлось богу опять на свою верхнюю полку в общем вагоне убираться несолоно хлебавши. Вот он и говорит: осточертели мне ваши всесожжения, милости от вас хочу, а не жертвы, дайте наконец поесть человеку – ой, то есть богу. Но, впрочем, это же одно и то же действующее лицо: своего бога сами человеки сотворили из говна и палок в воображении своем по своему образу и подобию, а не он их, это же очевидно из «писания».

Христиане, одумайтесь наконец, включите мозг и выключите дурака. Ведь даже дураку понятно, что все это «бытие» и «житие» — обычные сказки примитивных народов, древних дикарей, недоразвитых умственно отсталых существ, ни особой фантазией и воображением не отличавшихся, ни умом и наблюдательностью не блиставших – так что из их суеверий и бог у них получился аккурат под стать им, такой же, как они, моральный урод и бездушный живодер – а кто же еще?

Олег ЧЕКРЫГИН

https://zen.yandex.ru/media/id/5e15dd31dddaf400b1f6c8aa/chitaem-bibliiu-vmeste9-5eefd385b1f82762d5237111

You Might Also Like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *