Актуальные темы, Главный редактор

Церковь второй и третьей свежести

Церковь второй  и третьей свежести 1363271558 tuhlaya ryba

Сегодня мы поговорим о вещах самых изначальных: что есть Церковь, и как Она соотносится с религиозными организациями, многие из которых себя называют церквями такими и эдакими; а также что такое секты – и чем все эти три вида сообществ верующих отличаются друг от друга?

Во, сколько на сегодня вопросов. А я вот думаю: с чего бы мне начать?

АПЦ на «разогреве»

Надо бы с чего-нибудь интересненького, для, так сказать, разогрева почтеннейшей публики. Начну, пожалуй, со смешного скандала, случившегося нынче в православном микросообществе с громким названием Апостольская Православная Церковь (АПЦ). Суть дела такова. Глеб Якунин, которого в 1998 окончательно выгнали из РПЦ ее начальники за «непослушание» им, создал церковь для себя и своих единомышленников, которых оказалось и все эти годы продолжало оставаться немного – и я был в их числе. В этой Церкви был Христос посреди нас – и больше не было ничего: ни храмов, ни имущества, ни доходов – ничего, кроме свидетельства о государственной регистрации религиозной организации с указанным выше названием. Регистрация была, а организации не было: что организовывать и какие устанавливать порядки там, где нечем распоряжаться? Так мы и жили, подобно древним христианам апостольских времен: «ломили хлеб по домам» — то есть причащались у себя дома со своими домашними, и молились Богу друг за друга каждый как умел. Не было у нас ни правил, ни уставов, а от православного канонического права было решено отказаться, как от карательной практики, имеющей целью административную власть над братьями-христианами, которая по своей природе безнравственна и противна Учению Христа.

Недавно Глеб умер – почил, так сказать в Бозе. И вот тут-то, как всегда это бывает, у него неожиданно объявились никому не известные доселе наследники, предъявившие свои права на АПЦ и главенство в ней – и еще прах покойного не успел простыть, как начали сыпаться Указы. Каноническое право было восстановлено, установлены административные порядки и действующая «вертикаль власти», начали собираться пожертвования на Церковь и появились кое-какие доходы, недовольные были оперативно изгнаны из апц «согласно канонических правил таких-то» – и колеса завертелись на пути к стойлу: апц кончилась как Церковь Христа и началась, как официальная действующая религиозная организация государства Российского.

Я решил начать эту свою статью именно с апц, потому что эта незамысловатая история рейдерского захвата хитрой и хищной лисицей домика у простоватого зайчика не просто иллюстрация, но работающая модель типичного развития церковных сообществ в коммерческие организации религиозного типа – перерождение, возникающее неизбежно и неотвратимо, как меч немезиды, по законам жанра везде, где появляются власть над людьми и ее следствие – деньги для собственного употребления. И на этой модели мы с вами сможем обкатать всю церковную историю как ветхого, так и нового завета – и многое понять для себя и разобраться в явлениях современной церковной жизни применительно к себе, а в себе – применительно к церковной жизни. Что ж, вперед – за мной, читатель!

Вернемся к вопросам, и постараемся увидеть ответы на них в описанной нами модели. Итак, во-первых: что такое Церковь, для чего Она нужна, где Она есть и где Ее нет, в Ней ли мы и как это проверить? Во-вторых: как с ней соотносятся земные церковные организации; и, в-третьих, какие из них являются «сектами», а какие – нет, что такое вообще секты, чем они отличаются от Церкви, и являются ли частью Церкви Христа или чем-то иным?

Христос посреди нас

Попробуем разобраться. Итак. Церковь – это Христос и мы, верующие и крещеные во Имя Его, собранные Им вокруг Себя ради Него и нашей веры в Него. Еще принято говорить (и заезжено говорунами до дыр), что Церковь – это Тело Христово, Христос – Глава, а мы все члены Его. Дескать, Церковь это не организация, а Организм. Такая благочестивая метафора, из которой можно развить самые разные аналогии, какие хошь, каждый в свою пользу и в ущерб другим – ну, вы понимаете.

Ну хорошо, это некая словесная декларация – а что стоит за этими красивыми и возвышенными словами, и как бы это самое, стоящее за словами, с позволения сказать, потрогать и ощутить, так сказать, наощупь? Что ж, попробуем вместе. Ну, прежде всего, как мы уже условились с вами ранее – Бог есть! «Жив Господь и жива душа моя», и найти Его легко, если захотеть, Он всегда рядом, и только ждет, когда Его позовут, обратят, наконец, на Него внимание – таково непостижимое смирение Божие. Что ж, давайте же обратим на Него наше внимание прямо здесь и сейчас — достаточно представить себе, что Бог вас видит, что вы находитесь в присутствии Божием. И вспомнив об этом, почувствовав это, давайте посидим с Ним рядом и помолчим — просто побудем вместе, как бывает порой с дорогими нам людьми, когда некуда спешить и нечего хотеть – хотя бы пять минут. Пусть улягутся чувства, желания, страсти, утихнут помыслы о том, что немедленно надо бежать – и настанет редкая минута тишины в душе.

А теперь представьте себе, что протягиваете тихонько руку в ту сторону, где рядом с вами на софе или диване сидит Он, и слегка потеребите Его за край одежды, за ризу Его, как это делают дети, привлекая к себе внимание взрослых – ну что же Ты, ну посмотри на нас, мы здесь. И вот Он уже наклоняется к нам, смотрит на нас с любовью неизреченной и улыбается – и счастье взаимной любви заполняет душу детским восторгом – ура! Бог и вправду есть, Он меня любит!

А теперь давайте-ка поищем, что нам оставил Господь в подарок на память об этой короткой встрече с Ним – ведь не мог же Он прийти к Своим детям навестить их без подарка? Взрослые так не делают – значит, подарок есть, он где-то здесь оставлен для нас Христом, надо поискать. Внимание – прислушайтесь к себе. Слышите – там, в глубине души, в самой ее середке, притаился маленький пушистый котенок – и тихонько мурлычет во сне. Дивная тишина, в которую хочется погрузиться ушами, завелась в душе – береги ее теперь и не шевелись, не отвлекайся, чтобы не расплескать ненароком. Это Христов подарок нам, каждому, кто первый раз обратился к Богу – называется он МИР ДУШИ, и навсегда пребудет с вами, до часа смертного не оставит того, кто не оставит Бога.

Вот это и есть Церковь – быть с Богом. Каждый по отдельности и все вместе: Христос посреди нас. Так просто? «Где просто, там ангелов со ста», говорит пословица. «Где двое или трое собраны во Имя Мое, там и Я посреди них».

Дорогие мои те, кто попробовал вместе со мной остаться наедине с Богом – мы с вами только что пережили явление Церковной Полноты Духа Святого в той степени, в которой каждый из нас может Ее вместить.

Единство и соборность

Ну хорошо, пусть «я» и Христос – это Церковь. И Единство Церкви осуществляется не единым местом собраний, а во Христе, независимо от места пребывания каждого из нас. А зачем вместе-то собираться во Имя Его, когда можно ведь самому, поодиночке? Можно, конечно. И мысль эта нам с вами пришла в голову не первым – первыми были монахи-пустынники, удалившиеся от мира, чтобы всецело предаться пребыванию с Богом, такому же, как только что у нас с вами на пять минут, но только непрестанному. Что ж, может быть и такое – каждому свое. Но этот выбор лишает человека возможности осуществления второй заповеди Христа – о любви к ближнему, которого нет и не оказывается рядом никогда. А Христос, заповедавший нам таковую любовь, сказал о том, что так будет осуществляться проповедь и слава Его Церкви: «По тому узнают в вас учеников Моих, что будете иметь любовь между собою». И Сам собрался с учениками на Тайную Вечерю, где перед причастием послужил ученикам, омыв им ноги, и заповедав также поступать и им с братьями. Вот и собираемся на Трапезу Господню, которую Он завещал нам творить всегда в Его воспоминание. И Он приходит посреди нас, чтобы опять распяться и пролить Кровь за нас, да нас очистит Ею от грехов наших – и так каждый день. Да-да, мы опять грешим, а Он опять и опять не только прощает, но омывает и оправдывает нас своей Жертвой, и подает нам помощь Божью и Воскресение души, убитой грехом КАЖДЫЙ ДЕНЬ снова и снова – таково невообразимое долготерпение Божие. Древние христиане в апостольские времена не знали ни храмов, ни священников, ни богослужений, но ежедневно на исходе дня собирались вечером на семейную трапезу, и после нее, помолясь и испытав совесть на предмет дневных согрешений, приступали к Вечере Господней, и как сказано в Деяниях, «ломили хлеб по домам».

Вот за этой помощью Божией и собираемся вместе на Трапезу Господню: едиными усты, единым сердцем. И наше таковое единство угодно Богу.

И еще одно. Господь обещал нам: если двое из вас согласятся просить Отца о чем-то во Имя Мое – будет им, что ни попросят – такова сила СОБОРНОЙ молитвы. И так осуществляется второе неотъемлемое свойство Церкви – Соборность, то есть СОБРАННОСТЬ вокруг Христа для причастия и совместной молитвы («Верую… во Единую Святую Соборную и Апостольскую Церковь…»).

Церковь Христа или религиозная организация?

Что ж, первый блок вопросов мы с вами вроде бы исчерпали. Переходим ко второму – о церковных организациях. И вот здесь нам пригодится описанная выше модель апц.

Давайте-ка вновь оглянемся на историю апц, на этот раз с точки зрения данного нами определения Церкви. Вот жила-была некая апц, ее основал и организовал один человек. Этот человек когда-то уверовал во Христа, много пережил бед, невзгод и человеческой несправедливости, но остался верен Христу, при этом оказавшись вне сообщества других людей, тоже считающих, или по крайней мере объявляющих себя верующими в того же Христа, но этого человека от себя выгнавшими вон и объявившими, что его они за христианина и за собрата больше не считают, не дружат с ним и Бога ОБЯЗЫВАЮТ тоже с ним не дружить. За что выгнали? За то, что человек отказался ИМ подчиняться.

Но сам-то этот человек по-прежнему с Богом, Бога он не бросил, не разочаровался в Нем, и от Него не отказался и не отрекся – так с чего, казалось бы, Богу-то от него отворачиваться? Только по злой прихоти других своих детей? Нет, так не бывает, взрослые так не поступают. А если отношения с Богом, со Христом сохранены, то человек по-прежнему в Церкви, что бы по этому поводу ни думали те, кто с ним больше не дружит. И даже анафема, объявляемая «врагам церкви» — это вовсе не могущественное проклятие до ада Именем Божьим, а всего-навсего «необщение» в переводе с греческого, то есть такая вполне детская обида: «я с тобой больше не вожусь».

Коль скоро так случилось, что завистливые, корыстные и злые дети Божии изгнали нашего человека из своей компании, и он остался один, он может – и право имеет – поискать тех других, с кем бы ему было хорошо дружить, и вместе молиться и предстоять Богу – а почему, собственно, нет? И кто из грешных человеков, пусть и считающих себя главными церковными начальниками, может претендовать на то, чтобы приватизировать Бога и объявить себя единственно правым и правомочным в отношениях с Ним? Да еще и имеющим на этом сомнительном основании право распоряжаться Богом по своему усмотрению: с кем из людей Христу дружить, а с кем нет, не разрешается – поразительная легкомысленная самонадеянность, не правда ли?

А это означает очень простую вещь – каждый и любой из нас на любом месте Божием может основать СВОЮ Церковь Христа и призвать в нее верующих единомысленников. И Церковь эта становится всей Полнотой Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, и в то же время Ее частью, как только в нее входит Христос – а Он не замедлит, когда хоть двое верующих в Него соберутся вместе во Имя Его на Трапезу Господню. И этим вновь собравшимся не требуется для этого ничье разрешение, потому что это РАЗРЕШЕНИЕ уже дано Богом всем верующим и крестившимся во Имя Его до скончания века – такова невообразимая божественная СВОБОДА во Христе, данная Богом всем нам, христианам.

Итак, Глеб основал свою апц, которая была Церковью Христа – но в то же время она была государством признана и зарегистрирована, как религиозная организация. Зачем, казалось бы? Зачем вообще евхаристическому собранию нужна какая-то специальная организованность, и нужна ли она?

Чтобы понять это, заглянем опять в апостольские времена – а как там обстояло дело с организованностью церковных сообществ?

Неизбежность перерождения

Очень схематично это выглядит так. Вначале мы видим общность стихийную, продиктованную инстинктом стадности, желанием «своих» держаться вместе в «приделе Соломона» «в учении апостолов, в общении и преломлении хлеба, и в молитвах». Однако буквально вскоре появляется первый тревожный симптом: «и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее» – начинается эпоха первохристианского коммунизма, характеризуемая наличием ОБЩЕГО ИМУЩЕСТВА – и соответственно, распорядителей имущества, которыми стихийно признаются апостолы – ЗАЧЕМ? «Не было между ними никого нуждающегося… Ибо все, владевшие домами и землями, продавали их и приносили цену проданного, полагая к ногам апостолов» — коллективное помешательство на почве религиозного экстаза – вот как это называется. Эх, братцы, нашли чем заняться – обеспечивать нуждающихся всем необходимым – и это вместо несения Благой Вести миру! Иуды на вас нет, жалко, что он уже повесился – он бы нашел достойное применение вашим денежкам! «Иуда сказал: зачем такая трата Миро – можно было бы продать его за триста динариев и раздать нищим – потому что был вор и носил при себе денежный ящик» — вот кто был бы отличным, незаменимым распорядителем в вашей религиозной организации, возникшей вдруг на месте Церкви Христа – и возглавил бы затеянное вами «социальное служение церкви». Кончилось все это имущественное «братство», конечно, очень скоро – и, как всегда, катастрофой и скандалом. Потому что бабы, будучи практичнее мужиков, впавших в религиозный восторг, вскоре перессорились из-за раздачи денег и передрались так, что апостолам лично пришлось их разнимать, и назначать специальных людей – дьяконов, распорядителей этой самой раздачей.

То есть, на передний план неожиданно вместо интересов чисто духовных и молитвенных вдруг выдвигаются интересы и потребности вполне земные, корыстные – деньги и имущество – и их дележка. «Забрать у богатых и разделить между всеми поровну» — это же военный коммунизм, если кто еще помнит «историю партии». Вот это и есть начало конца Церкви Христа, как сообщества собранных по вере вокруг Него – и образование первой христианской религиозной организации. «Не можете служить Богу и мамоне», то есть имуществу, предупреждал Христос своих учеников еще при своей земной жизни. Появляется общецерковное имущество и денежные средства, требующие распоряжения, то есть СЛУЖЕНИЯ ему – а для этого необходим ПОРЯДОК. Но любой порядок можно поддерживать только силой, путем насилия – уговорами делу не поможешь. Более того, для поддержания порядка необходим СТРАХ НАКАЗАНИЯ. И НЕИЗБЕЖНЫМ становится учреждение ВЛАСТИ над людьми, имеющей и силу, и право «казнить и миловать». Формирование первой религиозной организации завершается учреждением ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ – епископов. Сперва как надзирателей ПОРЯДКА, простых распорядителей церковным имуществом, а также блюстителей чистоты Учения Христа, преподаваемого в Церкви – и нравов, то есть наблюдения за гражданами, чтобы вели себя прилично. Но как же заставить взрослых людей соблюдать навязанные им порядки? Только путем насилия и страха – а для этого нужна власть, на это насилие способная, и этот страх внушающая. И как же добиться всего этого тем, кто просто избран из среды равных себе, чтобы следить за порядком? Ни войск, ни полиции, ни даже добровольных дружинников не имеется в их распоряжении – чем же припугнуть нерадивых и злокозненных упрямых баранов, которые всегда заводятся в кротком овечьем стаде, как плевелы на пшеничном поле между колосьями? Соблазн велик: можно припугнуть их ГНЕВОМ БОГА – благо, что проверить-то в пределах земной жизни этот гнев, ожидающий всех за гробом, все равно никак не удастся. И вот уже перед вами не просто церковный староста , но АРХИЕРЕЙ, утвержденный во Власти «вязать и решить», то есть казнить или миловать не менее, как для Жизни Вечной.

И вот здесь начинается САМОЕ интересное – внимание! Происходит постепенная САКРАЛИЗАЦИЯ церковной власти, то есть присвоение ей ее адептами-епископами из числа желающих властвовать и власть эту из рук ни в коем случае не упустить, мифической Надмирной природы, свойства Божественности, якобы переданной от одних к другим путем «апостольского преемства», особого наследования этой сакральной Божественности через таинственное «возложение рук» от Самого Христа. В силу объявленной НАДМИРНОСТИ церковных властей установить достоверность ПРАВА на такую безграничную АБСОЛЮТНУЮ власть над людьми оказывается невозможно, и тем самым открывается путь безнаказанных злоупотреблений этой властью ее носителями до пределов поистине чудовищных, что и показала нам вся последующая церковная история от времен апостольских и даже до сего дня.

С математической точки зрения науки об управлении такое положение дел соответствует достаточно известному феномену обрыва отрицательной обратной связи в системе: Народ Божий в силу объявленной Божественности архиерейской власти ТЕРЯЕТ ПРАВО на эту власть влиять, и требовать у нее отчета за свои действия, чем бы она себя ни замарала. Такая система не может существовать в равновесном состоянии и неизбежно идет вразнос до полного разрушения и самоуничтожения. То есть, в первую очередь, изгнания из нее Христа и Его Церкви, от Которых остается только вывеска и благочестивая показушная витрина – а суть учения и отношений внутри такой «церкви» непоправимо извращается. А затем и фактического крушения и разрушения, как Единого Целого, на множество самостоятельных осколков, что выразилось в схизме, ересях и расколах, скандалах и безобразиях, реформациях, протестантстве и сектантстве, харизматическом и не-, и всяких-прочих делениях и дроблениях, за века разодравших и растрепавших ризу Христову в невообразимые, ни на что не похожие, грязные бесформенные лохмотья. Не нами сказано: «Власть развращает – но абсолютная власть развращает АБСОЛЮТНО». И если имущество и деньги неизбежно ведут Церковь по пути установления ПОРЯДКА к формированию религиозной организации, то САКРАЛИЗАЦИЯ этого порядка столь же неизбежно превращает религиозную организацию в ТОТАЛИТАРНУЮ СЕКТУ – вот это и есть картина Репина «Приплыли».

Перепрыгнем обратно через века и тысячелетия – желающие могут, воспользовавшись предложенной моделью, сами проверить и удостовериться в том, что ВСЕ церковные организации всех времен и народов обязательно и непременно, рано или поздно скатывались до состояния тоталитарных сект, неизменно подтверждая это массовыми кровопролитиями «за веру» и чудовищными издевательствами над самой природой и божественным достоинством Человека в лице своих жертв как «добровольных», так и изнасилованных самыми замысловатыми способами. И корысть, то есть доход и извлечение прибыли всегда оказывались на почетном первом месте истинных, а не декларируемых, целей всех этих якобы «церквей», а на самом деле сект тоталитарных и бесчеловечных по своей идеологии.

Из современных наиболее одиозных и отвратительных можно отметить, несомненно, РПЦ МП в ее теперешнем состоянии симфонии с симулякром «государства Российского», как наиболее близкую к нам – но и остальные представители «Церковной Полноты» по сути своей ничем не лучше. Авторитет католической церкви пока, несмотря на чудовищные педофилические скандалы и прочие гадости, держится на личных достоинствах трех последних пап, и особенно Франциска, который умудрился папой стать и веру во Христа Иисуса не потерять – редкостное достижение вопреки законам системы, исключение из правил, бывает. Протестанты вроде начали «за здравие», но, как все и всегда, кончили «за упокой»: сперва отменили, было, ВСЕ, включая Евхаристию, потом завели сбор денег на общие нужды, поставили распорядителей, постепенно образовавших ту же трехстепенную иерархию – а теперь опять «снова-здорово» возвели степени этой иерархии в «священный сан», в который посвящают через рукоположение — в общем, приплыли туда же, аминь. Мусульмане уверенно идут той же дорогой. Иудеи с нее вообще никогда и не сходили. Остаются буддисты – но у них вера мудреная, и сдается мне, что они веруют в то, что Бога нет – и в этом смыкаются с атеистами и безбожниками, а также с язычниками всех мастей и видов, им же несть числа. Что ж, может, Христос и их всех призовет к Себе – вот когда призовет, тогда и поговорим о них.

И наконец, главное религиозное достижение, встречайте – искусственная религия секты саентологов, у которых тоталитаризм чистый и беспримесный, очищенный от всей этой религиозной мути, от разных там верований в каких-то потусторонних богов – и таковому ему самому и поклоняются его адепты. Вот, пожалуй, и все о религии – так кто же может СПАСТИСЬ?

И вернемся теперь к реченной апц

Идея была верная – не новая, типично протестантская, реформаторская , но с «православным» уклоном – возродить древнюю церковную традицию домашней семейной Церкви в том виде, в котором Она существовала недолгое время до начала злополучных церковно-коммунистических экспериментов. Но надо было отвести от себя обвинения в «неправославности», неообновленчестве, филокатолицизме – иначе народ, оболваненный за два тысячелетия на генетическом уровне нарративными суеверными страхами, веками насаждавшимися церковным начальством, испугается и не пойдет. Поэтому «иерархию» с ее «божественной» сакральностью пришлось-таки оставить – правда, с оговорками о выборности сверху донизу, соборности с правом народа Божия при желании сместить зарвавшегося попа, а то и архиерея на общем собрании простым голосованием, и прочими сладкоречивыми посулами. Которые, конечно же, так и не сбылись по причине, прежде всего, весьма прозаической – народ в эту новую «Церкву» так и не пошел. Никто в нее массово не хлынул хотя бы потому, что вера и Бог-Христос никому давно не нужны, но нужно удовлетворение религиозных потребностей. Люди вовсе не хотят быть что-то там должны какому-то Богу и готовы расплатиться с Ним на месте по прейскуранту за оказание религиозных услуг желательно по месту жительсва, чтоб никуда далеко не тащиться. А в плане оказания этих услуг населению ЗА ДЕНЬГИ у рпц во всех смыслах нет равных, и особенно в плане «шаговой доступности». И потому, как это ни парадоксально, апц так долго еще и в бытность мою продолжала оставаться Церковью Христа. Хотя она и была формально зарегистрирована Государством как религиозная организация, но на деле никакой организацией не являлась, поскольку у нее не было ни денег, ни имущества, и порядки были просто не нужны – в чем устанавливать порядок, если нечем распоряжаться? Иуде со своим денежным ящиком просто нечего было делать в апц, потому что с нее нечего было взять. И потому и «иерархия» наша в лице митрополита Кужеватова (а почему бы и не патриарха, или архипатриарха?) была похожа на Короля из «Маленького Принца» Сент-Экзюпери, сидевшего на троне своей планетки без подданных, в гордом одиночестве: «Что ты хочешь теперь делать? – То-то – Мое величество повелевает тебе делать То-то!» — такое вполне себе буффонадное величие, и откровенный бурлеск на месте «сакральной власти». Зато отношения со Христом у всех у нас были настоящие и вполне себе серьезные, Спасительные и ведущие нас в Жизнь Вечную – и потому именно апц все эти годы была подлинной Церковью Христа, истинно ЕГО Церковью.

И что? Да все то же. Поскольку лазейка в организацию Порядка в апц, хоть и не использовалась, но была оставлена, дальше произошло неизбежное: все в мире развивается по объективным законам, а не по желаниям участников процесса. Да, могут быть временные исключения из правил, связанные с чьей-нибудь незаурядной личностью – некоторые, так сказать, флуктуации. Но потом все возвращается на круги своя, и как все стохастические процессы, оказывается в состоянии малых колебаний около своего среднего значения. А для религии среднее, как мы с вами только что убедились – это ТОТАЛИТАРНАЯ СЕКТА, имеющая целью наживу за счет тех глупцов, кого она почитает своей законной добычей, жертвой. Не избежала этой участи и апц – стоило лишь умереть идеалисту Глебу, как нашлись и обнаружились наследники, среди которых первый – иуда со своим ящиком. И, ручаюсь, уж коль скоро он явился в апц, скоро, скоро найдется и обнаружится в ней то, что ее нынешнему «начальству» покажется жалко терять. А дальше все пойдет как по-писанному: продажа за сребренники или реструктуризация до торгового ларька предприимчивыми «наследниками» Глеба – но это уже совсем другая история.

Вера или религия — третьего не дано

И что же – в РПЦ Московской Патриархии, да и во всех прочих религиозных организациях все служители такие: циники, проходимцы и жулики, обманывающие приходящих к ним по вере ради властвования и наживы? Нет, не все, и не всегда, и даже, возможно, не большинство. Но мы говорим здесь о законах объективного развития религиозной СИСТЕМЫ – а они таковы, что система с оборванной отрицательной обратной связью (независимость церковного начальства от Народа Божия, основанная на мифе о сакральности «священного сана») обязательно будет отбирать и выталкивать наверх худших: неверующих и беспринципных корыстных негодяев, подобных Иуде. И непременно – рано или поздно, но неотвратимо – сломит и перемелет в своих жерновах сопротивляющегося ей порядочного человека: или заставит стать своим, разделить общую участь, или вышвырнет, а то и убьет, уничтожит, что я сам наблюдал неоднократно – ТРЕТЬЕГО НЕ ДАНО.

Церковь Христа в нашем понимании собранности верующих вокруг Него неодолима адом, и остается существовать всегда и везде, как внутри религиозных организаций, так и вне их – но она всегда гонима всеми теми, кто вокруг Нее: если Она внутри церковной организации, то гонима самими церковниками, адептами религиозной системы, и в первую очередь ее недобросовестным «начальством».

«Все дам Тебе, все царства и богатства, если, пад, поклонишься мне» — говорит Христу сатана. Это суть всякой религиозной организации, СОГЛАСИВШЕЙСЯ встроиться в общий порядок мира сего – порядок, организованный и заведенный сами знаете кем. Согласиться – это и есть поклониться.

«Бойтесь закваски фарисейской и саддуейской – это значит, хлебов мы не взяли», — так объяснили себе ученики Христа Его слова. То есть не купили хлеба в дорогу, не позаботились о насущном. Сладкий «виноград сей» Церкви Христа, заквашенный фарисейской закваской заботы об «общих нуждах», о социальном служении, о порядке и благочестии – быстро скисает в горький и хмельной сок организации служения МАМОНЕ, то есть Миру Сему, князем которого является сами знаете кто. А вторичное брожение под влиянием сакрализации церковной власти окончательно сквашивает его в ядовитый уксус сектантства, которое заставляет своих адептов, корчась в муках абсолютного повиновения и безусловного послушания, вместо Бога поклоняться своему предводителю. Такой земной «бог» уже не просто властвует над людьми, но цинично использует их в своих целях, как строительный материал своего личного бессовестного благополучия – поистине горек плод такого «церковного строительства». Люди, вкусившие его и отравленные этой религией сектантства, потеряны для Бога — они поворачиваются спиной ко Христу, «обманувшему их надежды» и навсегда уходят из Его Церкви куда глаза глядят.

По сути, получается, что любая религиозная организация – это скисшая Церковь, а секта – это Церковь, прокисшая дважды.

И этим любая религия – и церковная и сектантская – отличается от ВЕРЫ, которая не ищет ничего и никого, кроме Христа, Царство Которого не от мира сего – и найдя Его, становится Его Церковью.

Олег Чекрыгин

 

 

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку