Актуальные темы, Проблемы и скандалы

Без вины виноватые

Без вины виноватые RIA 370040 Preview 400 200x200

О крайнем разобщении духовенства и священноначалия в РПЦ МП… Крик души

Вчера просматривал фильм Тома Маклафлина «Невиновный». Вкратце описание: мужик (чернокожий), в результате ошибки следствия, оказался в тюрьме и, спустя 22- лет отбывания, был оправдан по результатам ДНК- теста.

Прокуроры, соблюдая свою корпоративную этику, долгое время отрицали возможность пересмотра дела, прикрывали своих. Ведь у каждого из них могла быть та самая роковая ошибка, о которой он мог догадываться.

Наконец, один прокурор оправдал беднягу и он вышел на свободу. Заключительные слова в фильме: «Штат Луизиана так и не принес Кэлвину формальных извинений за 22 года тюремного заключения».

Как это похоже на нашу поповскую жизнь.

Когда у нас какое-нибудь епархиальное управление приносило формальные извинения своему бывшему клирику за пребывание под запретом в результате ложного обвинения или произвола местного архифеодала? Когда торжествовала справедливость и новый архиерей восстанавливал опального попа в звании, извиняясь за предшественника на кафедре? Когда синод решал спорные вопросы между архиереем и клириком в пользу последнего?

Вывод напрашивается один: архиерейское сословие относиться с христианской любовью к своим священникам не умеет, не желает и не способно. Зато оно легко бросается выгораживать своих сотоварищей, оправдывая любые беззакония и проступки, особенно те, что были совершены в отношении подчиненных клириков. Наши чувства, наши сломанные судьбы для них никакая не ценность. Видимо, у каждого из князей Церкви есть свои собственные «скелеты в шкафу», а открытие дверей одного архиерейского трупохранилища повлечет за собой открытие всех этих дверей с выставленными на всеобщее обозрение жертвами архиерейского произвола.

Они нас боятся. Они нас ненавидят. Они нас презирают. Мы для них — без вины виноватые. Мы для них — недочеловеки, лишний раз напоминающие фактом самого нашего существования о том, что наше с ними племенное и духовное родство есть некое недоразумение, которое возможно упразднить лишь с помощью жесткой помещичьей политики кнута и непосильного денежного оброка. Денежные средства, которые они взимают с нас, являются залогом их всевластия и нашей платой за то, что мы осмеливаемся мечтать о нашем национальном и духовном родстве с этими небожителями. Они даже одеваются, как фараоны древнего Египта, высокие клобуки и архиерейские мантии особенно подчеркивают их величественную походку и горделивую осанку. Их высокомерная таинственная недосягаемость направлена на то, чтобы как можно успешнее дистанцироваться от этой проклятой, надоедливой поповской черни.

Они любят, когда перед ними заискивают и когда им угождают. Они торжествуют, когда их боятся. Вид задыхающегося от волнения и страха священника, дрожащим, прерывающимся голосом осмеливающегося просить о какой-нибудь сущей мелочи, заставляет деспоту торжествовать от осознания своей равноангельной власти и щекотливой мысли о том, что так запросто сейчас можно взять ЭТО и раздавить, как насекомое, а можно отпустить до времени, выслушивая славословия благодарного и облагодетельствованного дурашливого попа и упиваясь своей властью над человеком: властью вязать и разрешать. А можно просто взять и оторвать служивому крылья, как делают злые мальчишки, потешаясь над беспомощностью мух: пускай, мол, ползает теперь. Это всегда оправдано. Это нашего ради спасения и смирения. Это во избежания прелестного возношения новоначальных, коими попы, в силу своей мужичьей природы, не перестают быть во все дни живота своего. Это самое верное решение, царский путь, «ни мне, ни тебе»- как говорят торгаши на базаре, получая кайф от умения окончательно усреднить запросы своего клиента.

Но самое неприятное, что можно ожидать от подчиненного духовенства архиерею — это даже не своемыслие и неподчинение. Это критика. Иногда священники перестают быть рабами и выдают высокопреосвященному все, с чем внутренне несогласны. Что противоречит Святому Писанию и человеческим ценностям. Этого, основанного на Евангелии упрека, наши деспоты простить не могут. У них есть великолепная хлопушка — … [апостольское Правило 55. Аще кто из клира досадит епископу: да будет извержен. «Князю бо людей твоих да не речеши зла» (Деян.23:5)], позволяющая отправить под запрет любого неугодного клирика, не утруждая себя поиском и доказательством действительной вины и сохранив видимость соблюдения канонов.

Все знание епископом Библии и Книги Правил может ограничиваться заучиванием этих двух цитат и снова «противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святыней,… в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» — 2 Фес 2:4.

Но (вот беда!) мы им жизненно необходимы. Мы кормим их, обеспечиваем их, одеваем их и осуществляем безотказный отжим денег у населения в их пользу. Мы их руки и ноги, проводники их земной власти и дикой воли. Мы — надежная пуповина их внутриутробно-народного существования. Они так и остаются большеголовыми беспомощными духовными зародышами, от бремени которых Мать-Церковь все не может разродиться, явно перехаживая всякие допустимые сроки своей беременности.

А когда они, наконец, показываются из утробы Церкви, нашему взору предстают уродливые волшебники Черноморы, бородатые и всегда орущие на своих подчиненных. И мы начинаем уговаривать их вернуться назад, в утробу Матери, чтобы не пугать своим видом тех, кто еще не готов стать рабами их волшебного мнимого величия.

Вечная беременность… Всегдашнее брыкание ретивого плода нашей раболепной покорности и безответственности. Так нам и надо. Разве есть за что нас любить? Не за что и любить нас, и извиняться перед нами.

3axap_kap_kap

Источник:личный блог

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот: сложите картинку