Breaking news, Актуальные темы, Главный редактор

КРЕЩЕНИЕ ДУХОМ И ПРИЧАЩЕНИЕ ВО ОСТАВЛЕНИЕ ГРЕХОВ

  1. Вопрос о Причащении: как оно связано с крещением, с чем еще связано и что в конечном итоге дает человеку?
  2. Вопрос о крещении: что оно такое, и зачем было нужно тогда и теперь?

– но при этом один из другого никак не вытекает, хотя они и связаны между собой. Как? Давайте это выясним.

Итак, Первое Причастие на Тайной Вечере. Вот что написал мне о Причастии один мой друг ув. Илья Сергеев: «…причастие на Тайной вечери никак не преобразило апостолов. И мало кого из современных причастников преображает. Не плохо было бы в этой связи поговорить о том, зачем вообще нужно причащаться?». Вот именно – зачем?

Нужно заметить, что причастие апостолов произошло ДО Крестной Смерти и Воскресения Спасителя – то есть хлеб и вино стали образом не-Преображенного Тела Иисуса, в котором Он явился ученикам по Воскресении и затем вознесся. Так что же было в еще непреображенной ЧЕЛОВЕЧНОСТИ Иисуса такого, что Он посчитал НЕОБХОДИМЫМ ДЛЯ СПАСЕНИЯ передать ученикам в установленном Им Таинстве Приобщения – и нам всем? Ибо с первого причащения сама природа Таинства не изменилась, как неизменен Сам Бог. То есть и мы причащаемся именно НЕПРЕОБАЖЕННОЙ природы человечности Иисуса – почему так, и что в ней такого, чего нет в нашей собственной?

Для того чтобы понять это, нужно вспомнить последние слова Спасителя на кресте: «Вот идет князь мира сего и во Мне не обретает ничего» — то есть ГРЕХА. Итак, Иисус оставался безгрешным человеком со своего рождения и до крестной смерти. Ну, собсно, это не новость – это прописано во всех катихизисах всех церквей. А как же это может быть-то? «В мерзости зачат и во грехе родила меня матерь моя» относится ко всем нам – кроме Иисуса. Первородный грех, как мы это выяснили для себя является ветхозаветным атавизмом, бог-ословской выдумкой фантазеров, сочинивших сказку про перволюдей, изгнанных из рая за совокупление. Это не более, чем суеверная басня, доставшаяся человечеству в наследство от языческих верований первобытных дикарей, и включенная «копипастом» в еврейскую библию наряду с другими такимиже баснословными легендами и мифами многих народов. Значит, остается лишь личный грех: «нет человека, который при жизни не согрешит» — то  есть по Учению Церкви не грешить невозможно, а возможно лишь прощение грехов Богом через покаяние. А что такое вообще грех и какова его природа? Это уже тоже давно разобрано в моей статье «Молитва для чайников» http://pravtoday.ru/molitva-dlya-chajnikov/ :
«грех – это действие вопреки Воле Божией, и даже наперекор ей. То есть, если ты этой Воли не знаешь, то грешишь по неведению, а уж если знаешь и все равно грешишь, то становишься богопротивником»;

«Понимаете, Он Сам нам сказал в Евангелии, что без Него мы не можем, не смеем ничего делать и решать – и в этом, прежде всего, Его Воля: чтобы мы, Его дети, у Него, Отца, спрашивали разрешения, когда хотим и собираемся что-то сделать или предпринять. Почему? Да потому, что мы будущего не знаем. Потому что, как объяснил нам сам дьявол в романе Булгакова, «как же это возможно чем-то распоряжаться и управлять, не имея плана на смехотворный срок лет хотя бы в тысячу?». А Отец наш – знает, что из чего получится и к чему это приведет нас. И как Отец любящий, всего-то навсего хочет и желает от нас – и в этом прежде всего для нас Его Святая Воля – чтобы мы, неразумные дети, которых он водит по жизни за ручку, Его спрашивали, что делать, чтобы не навредить самим себе, и спрашивали Его разрешения на всякое наше желание. А грех – это когда мы, вырвав руку из любящей Отцовской руки, мчимся куда-то за поманившим нас призраком счастья или интереса – и разбиваем нос, а то и попадаем под машину». Такова природа греха – богопротивление. Так-то вот.

Ну хорошо – но ведь Иисус, прежде чем вырасти и выйти на проповедь, был и ребенком, и отроком, и юношей, потом повзрослел – и что ж, так ни разу и не согрешил? А как это вообще возможно человеку, и почему тогда невозможно всем нам?

Ну, во-первых, младенчество и детство безгрешны по своей природе, о чем Сам Иисус говорит ученикам в евангелии: «Не препятствуйте детям приходить ко Мне, ибо таковых есть Царствие Небесное» – то есть они безгрешны. А когда Иисус-человек вырос и стал взрослым, он уже научился и освоил то самое, о чем цитата выше; непрестанные молитву и предстояние пред Богом.

В этом у Него были многие последователи, которые путем аскетических упражнений достигли в Его меру, что было зафиксировано прижизненной святостью и великими чудесами св. отцов-пустынников, если верить житиям святых. Но одному лишь Иисусу вообще не в чем было каяться и упрекнуть Себя, поскольку по Своей особой природе Богочеловека он был полностью неподвластен греху, и в Его человеческой природе это выразилось в АБСОЛЮТНОЙ неотступности от Бога, то есть от Себя Самого в Его божественной ипостаси. Говоря по-простому, ничто не могло Его отвлечь от непрестанной внутренней молитвы и предстояния пред Богом – и потому он НЕ МОГ согрешить, находясь и пребывая нетступно и всецело в Воле Божией. То есть Его воля человека была нераздельно сочетана с Его Волей Бога. А возможные ДО Боговоплощения в Крещении Духом грехи по неведению Он-Бог Себе-Человеку просто простил.

И к чему я все это?

А к тому, что в Причастии Иисус сообщил ученикам – и нам с вами – свою человеческую безгрешную природу ДО преображения но ПОСЛЕ Боговоплощения – во оставление наших грехов здесь на земле до нашего с вами будущего Воскресения в ЦН Отца Своего. Чтобы вновь и вновь делать нас безгрешными, как дети, прощая и разрешая от греха всякий раз, как сотворим о Нем ВОСПОМИНАНИЕ в причастии («пока не станете как дети — не войдете в ЦН»). Так что детям причастие не нужно, а нужно именно взрослым, чтобы уподобиться безгрешности детей. Только Бог может прощать грехи – вот Он и устроил для нас оставление грехов соединением нас с Ним-человеком: Он не согрешил и приобщил нас к своему безгрешию через соединение нашей плоти со своей плотью Несогрешившего Человека. И «сие творите в Мое Воспоминеание» – не фигура речи, а имеет буквальный смысл: причастие это и есть сотворение собственной безгрешности в воспоминание о Его безгрешности – поэтому в древности христиане причащались ежедневно и назывались «верные» и «святые».

По-моему, я сумел объяснить свою мысль?

Теперь о крещении.

Иоанн-Креститель не был ессеем, членом иудаистской секты ревнителей и строгих исполнителей проформы иудейского Закона – это расхожее предположение опровергает автор «Толковой Библии» профессор Лопухин на том основании, что Иоанн, «пребывая в пустынях» измлада, просто не мог освоить всю ритуальную премудрость ессейской замороченности на формальном исполнении предписаний закона. А среди множества видов омовений, совершавшихся ессеями не было и не могло быть никакого «омовения грехов», что для иудаизма немыслимо: «Кто может прощать грехи как только Бог?» — и ритуал искупления грехов во имя прощения их Богом подробнейшим образом расписан в Законе. В основе грехопрощения – жертва, то есть пожертвованная кровожадному Яхве чужая жизнь вместо своей, достойной смерти за свои грехи и прегрешения: принес в жертву другую жизнь – птицы, барана или вола – и свободен от греха. Вообще-то Иоанн был своего рода новатором, и крещение в качестве омовения грехов было его личной выдумкой, своего рода ноу-хау, в иудейской среде встреченное с энтузиазмом, думаю, прежде всего, как «инициатива снизу» без надоевших жадностью и поборами тогдашних иудейских попов и их торгашеских прихвостней. Поди как удобно: не надо тащиться в иерусалимский храм, соблюдать кашрут и всю эту обрядовую волынку, тратить немалые деньги на бесчисленные виды «добровольных пожертвований» — пришел на речку к Ване-баптисту, окунулся в воду под его присмотром – и результат очищения от греха тот же, что и в храме. Да и личной праведностью Иоанн далеко превзошел бесчестных, бессовестных и безмерно жадных до денег, добра и личных удовольствий «служителей Божьих», что тогдашних, что нынешних, все одно и то же. А люди всегда падки на необычайные события и обстоятельства. К примеру, кто заставляет толпы тоскаться по монастырям за причастием, когда свой храм у каждого под боком? А потому что поп живет среди нас и нам известен до донышка, а монахи – они вне мира, святые Божии, живут не как все, а за стенкой. Так и Иоанн был своего рода чудом-юдом для обычных людей: пришел из пустыни грязный и косматый, и стал вопить что послан Богом к людям для покаяния перед пришествием Мессии – и поди разбери, врет он или притворяется.

Но введенное Иоанном крещения, хоть и было его собственным изобретением, но все же не совсем: он крестил во оставление грехов ПЕРЕД пришествием Спасителя, чтобы крещеные им встретили Его достойно очищенными от грехов – и ждал Его пришествия через обещанное ему Богом видение знамения Сошествия Духа на Него – и дождался. При этом мы не знаем точно, как он сам относился к изобретенному им водному крещению: как к символическому действию, удостоверяющему оставление грехов Богом крестившемуся по вере в действенность крещения, или прямо как к Таинству оставления грехов в воде крещения – но в любом случае это была революционная новация, неприемлемая для священносановной касты, как подрывающая сами устои ее существования за счет дохода от «прихожан». Так что конец Иоанна вполне закономерен с точки зрения шкурных интересов правящей еврейской верхушки: преступная природа любой власти никогда не была «от Бога», но всегда – «от дьявола», даже до сего дня.

Однако, сам Иоанн считал водное крещение лишь предварительным условием встречи с Тем, Кто станет «крестить вас огнем и Духом».

А Иисус, Которого он опознал в видении схождения Духа на Него во время Крещения, Сам так никого и не крестил – ни учеников, ни тех, кого крестили Его ученики – ни водой, ни огнем, ни Духом. Почему?

Я думаю, потому, что обещанное крещение Духом могло совершиться только ПО ВЕРЕ крещаемого в Сына Божия, Воскресшего из мертвых – ДО Воскресения такой веры не было ни у кого, кроме, может быть, отчасти, Петра, Иоанна и Иакова, сподобившихся  видеть ЦН в чуде Преображения. И крещение Духом совершается не человеком: ни Петром, ни учениками, ни апостолами, ни иерархами с их жульническими проделками с помазанием «святым миром», ни просто христианами, ни даже Самим Иисусом – но только Самим Богом Духом, который Сам знает, что в человеке, зрит на сердце человека, и видя Веру, Сам соизволяет сойти и «обитель у него» сотворить. Во свидетельство этого – и крещение Духом самих апостолов, которых никто не крестил, и, например, соществие Духа на домочадцев сотника Корнилия, Дух на которых сошел ДО крещения их Петром. Вообще, уже давным-давно в книге «Миряне-печальнейшая повесть» разбирая все это, я говорил, что возложение рук апостолов – это не магия «сведения духа благодати», а всего лишь молитва с указанием Духу, за кого же они конкретно молятся во имя схождения Духа – а Дух Сам решает. И потому у нас полно «верующих» и мирян и попов и особенно иерархов-патриархов, на которых Дух никогда так и не сходил, и не сойдет никогда – и все их «хиротонии» гроша ломанного не стоют и являются откровенным мошенничеством в силу того, что когда Дух сходит на человека и крестит его Собой – это очевидно и самому крещаемому и окружающим. А если неочевидно – значит, не сходит, сколько бы ни надрывались священнозаклинатели в своих ритуальных камланиях.

Так что никакого формального крещения ни Духом, ни, тем более, водой, осуществяемого людьми, кем бы они сами себя ни мнили, не нужно для вступления в Церковь Христа – ведь Сам Иисус, зная об этом, никого не крестил – а нужна лишь искренняя и несомненная вера в Сына Божия: верую Господи, помоги моему неверию – и Он уже бежит вам навстречу с новой одеждой, перстнем и сапогами, вместе с Духом сотворять у вас в душе обитель Преображения, говорит вам «люблю» и отпускает на СВОБОДУ: делайте что хотите, только будьте счастливы. То есть уверовали в Иисуса, что Он – Сын Божий, Воскресший из мертвых Богочеловек, Спаситель мира – и вы УЖЕ в Его Церкви без всяких формальностей и собачьих жетонов, Он Сам и только Он Сам знает Своих, в числе которых и вы таперича.

Ну хорошо, а ученики-то Иисуса зачем вообще крестили-то? Да просто обезъянничали и мерялись  собственной значимостью с учениками Иоанна, о чем и упомянуто вскользь в евангелиях: Иоанн крестит, и при этом Учителя признает выше себя – а мы что, хуже Иоанна штоль? Такая ревность не по разуму, соперничество – а Иисус не препятствует: да делайте что хотите – если только это жизни людей не угрожает, как со «сведением огня с неба» для попаления неуваживших Иисуса и их, великих, вместе с Ним. Вот тут кстати оказывается идея, еще нами непроверенная до конца, высказанная уже упомянутым мной Ильей Сергеевым: рабов крестили в«нового господина», а иудеи после обрезания омывали прозелита в знак присоединения к своей секте иудаизма. Вообще это характерно для сектантов – обряды присоединения, инициализации. Вот и ученики Иисуса: «мы запретили тем кто не ходит с нами», и вот – крестили самовольно, даже не стыдясь того, что Учитель Сам не крестил: Он у нас вообще чудак, да и рук не хочет марать о грешников, нам поручил и мы покрестим ВО ИМЯ Его, чтобы привязать вас покрепче к СЕБЕ. Однако, Иисус-то – отпускает на свободу: «Уже не называю вас рабами, но – братьями».

Что ж, подведем итоги:

  1. Крещение как ритуал, обряд «инициализации», нужен не Богу, а людям во имя себя, чтобы присоединить и привязать вас к своей религиозной организации намертво, навеки – и в этом смысле все эти земные «секты» стоят одна другой.
  2. Смысла в крещении водой после Воскресения нет вообще никакого – это провозвестие Пришествия Иисуса Иоанном утратило свой символический смысл с началом проповеди Иисуса, и сгинуло в небытие со смертью самого Иоанна – на том все и закончилось.
  3. Вступление в Церковь Иисуса не оформляется никакой проформой, поскольку Царство Его – не от мира сего, и не этому миру и заведенным им мирским порядкам присоединять уверовавших в Иисуса к Нему – Он Сам как-нибудь справится без самозваных помощников и придуманных ими ритуалов.
  4. В Причастии верующим преподается безгершное Человечество Иисуса во оставление грехов; а Дух Святый в Крещении Собой во Имя Иисуса преподает верующим Божественность Иисуса, усыновляя верющих тем самым Богу и соделовая истинными братьями Богочеловека; можно сказать, что через совокупность Причастия и Одухотворения верующим сообщается Богочеловеческая природа Иисуса, которая соделывает их Его братьями и Сынами Божьими здесь и сейчас

Вот, собсно, и все. Пока что.

Олег Чекрыгин

You Might Also Like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *